Заявление о фальсификации доказательства арбитражный процесс

Примерная форма заявления о фальсификации доказательства (арбитражный процесс) (подготовлено экспертами компании «Гарант»)

Настоящая форма разработана в соответствии с положениями ст. 161 АПК РФ.

В [ наименование арбитражного суда,

в который подается заявление ]

от [ процессуальное положение и

Ф. И. О. заявителя ]

по делу N [ значение ]

Заявление о фальсификации доказательства
(арбитражный процесс)

Я, [ Ф. И. О. заявителя ], являюсь [ представителем/директором/иное наименование участника арбитражного процесса ] в деле N [ вписать нужное ] по исковому заявлению [ наименование истца ] к [ наименование ответчика ] о [ указать предмет иска ] от [ число, месяц, год ].

В судебном заседании от [ дата ] в качестве обоснования своей правовой позиции [ истец/ответчик/иной участник процесса ] представил [ назвать доказательство и указать тот факт, который оно призвано установить ].

Подлинность представленного доказательства вызывает сомнения по следующим причинам: [ указать ].

По моему мнению доказательство фальсифицировал [ Ф. И. О. ], о чем говорит [ вписать нужное ].

Таким образом, эти обстоятельства свидетельствуют о фальсификации указанного доказательства.

Принимая во внимание, что представленное доказательство напрямую связано с предметом и основанием иска и в соответствии со ст. 64 АПК РФ на основании этого доказательства арбитражный суд может установить наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования (возражения) лиц, участвующих в деле, руководствуясь ст. 161 АПК РФ, прошу исключить оспариваемое доказательство из числа доказательств по делу.

Приложение: [ документы, обосновывающие заявленные требования ]

[ подпись ] [ инициалы, фамилия ]

[ число, месяц, год ]

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Примерная форма заявления о фальсификации доказательства (арбитражный процесс)

Разработана: Компания «Гарант», апрель 2013 г.

Фальсификация доказательств: судебная практика 2018

Фальсификация доказательств: судебная практика 2018

В арбитражном процессе вопрос о фальсификации доказательств исследуется судом после поступления заявления одной из сторон. В соответствии со ст. 161 Арбитражно-процессуального кодекса (далее – АПК РФ) доказательство можно не рассматривать в случае, если вторая сторона признает его фальсификацию, но при наличии возражений второй стороны суд обязан принять меры к проверке достоверности доказательства, в частности, назначить экспертизу. АПК РФ не ограничивает судью в перечне возможных мер, в зависимости от обстоятельств суд может любым иным образом проверить и решить вопрос о возможности принятия к сведению спорного доказательства.

Законодательно не установлено определение фальсификации. В споре о взыскании убытков, причиненных хозяйственному обществу его единоличным исполнительным органом суд указал, что под фальсификацией понимается внесение заведомо ложной информации в имеющиеся документы или создание заведомо ложного доказательства (решение АС Приморского края от 28.03.2018 по делу № А51-16791/2017). В этом же решении суд отметил, что заявление о фальсификации копий документов, представленных ответчиком, не может быть удовлетворено, поскольку ответчик не подтвердил наличие признаков подлога; поскольку представление копии не доказывает, что документ не был подписан обеими сторонами в оригинале; истец в подтверждение своих доводов не привел никакого обоснования и не заявил о назначении экспертизы; недостатки, которые обнаружил истец, а именно наличие одинаковых опечаток в ряде документов, которые свидетельствуют об их изготовлении на одном печатном устройстве в 2017 году, не подтверждают подложность этих документов. Приведенные доводы суда поддержал суд апелляционной инстанции (постановление 5-го ААС от 11.07.2018 по делу № А51-16791/2017 [05АП-3382/2018]).

В отсутствие обращения стороны суд не может поставить вопрос о фальсификации доказательств. Если сторона не заявляет о фальсификации, то ее доводы о поддельности документов не обоснованы (спор о включении в реестр требований кредиторов, постановление 13-го ААС от 09.07.2018 по делу № А56-47682/2017/тр.1). В деле об оспаривании решения налоговой службы о привлечении налогоплательщика к ответственности суд указал, что предприниматель не заявлял о фальсификации кассовых книг, поэтому они были признаны относимыми и допустимыми доказательствами (постановление АС ЗСО от 21.05.2018 по делу № А27-10485/2017).

При поступлении заявления о фальсификации суд спрашивает сторону, представившую доказательства, согласна ли она с претензией и готова ли исключить доказательство из материалов дела. В отсутствие возражения истца относительно представленных ответчиком соглашений о зачёте документы суд принял как достоверные доказательства (дело о взыскании арендной платы, решение АС Спб и Ленобласти от 11.07.2018 по делу № А56-13073/2018). Аналогично в деле о прекращении охраны товарного знака, рассмотренного Судом по интеллектуальным правам (решение СИП от 11.07.2018 по делу № СИП-233/2018), были приняты документы, подтверждающие использование истцом спорного товарного знака, поскольку ответчиком не было заявлено о фальсификации доказательств, в итоге решение принято в пользу истца.

В качестве распространенной процедуры проверки используется экспертиза. Её суд может назначить как при наличии ходатайства одной из сторон, так и по собственной инициативе. С целью проверки оригинальности подписи на счете-фактуре по ходатайству ответчика была проведена экспертиза документа, установлено, что подпись подделана, в результате чего счет-фактура, подтверждающая соответствие двух партий терминалов, поставленных истцу и ответчику, не была принята судом в качестве доказательства, а с ответчика по итогу рассмотрения спора была взыскана задолженность по договору процессинга (постановление 13-го ААС от 11.07.2018 по делу № А56-92673/2016 [13АП-12611/2018])

В соответствии со ст. 82 АПК РФ суд сам может назначить экспертизу, если это необходимо для проверки заявления о фальсификации доказательства. При этом в одном из постановлений тройка судей апелляции указала, что экспертизу можно назначить в случае, если без специальных познаний невозможно дать оценку вопросам права. Суд проверил достоверность путем оценки совокупности доказательств, в частности, установил, что исполнение в адрес должника не производилось, акты о выполненных работах подписаны неуполномоченным лицом. В результате суд отклонил заявление (спор о взыскании средств за невыполненные работы, постановление 10-го ААС от 11.07.2018 по делу № А41-6579/18).

Иными мерами для рассмотрения вопроса о фальсификации доказательств воспользовался суд в споре о взыскании долга по договору субподряда и процентов. Для проверки факта фальсификации предписания генподрядчика о недостатках в работе субподрядчика, а также уведомлений о расторжении договора суд допросил директора ответчика и работника истца в том числе в отношении обстоятельств вручения спорных документов и полномочий лица, подписавшего эти документы. Кроме того, суд принял во внимание заверенный нотариусом протокол осмотра электронной переписки, из которой следует, что ответчику была направлена копия приказа на подписанта. Из совокупности указанных обстоятельств суд сделал вывод о наличии полномочий у представителя ответчика на получение спорных документов (спор о взыскании долга по договору субподряда, постановление 18-го ААС от 11.07.2018 по делу № А76-10238/2016 [18АП-6955/2018]).

В некоторых случаях суд не может никаким образом оценить, подлинное или сфальсифицированное доказательство ему представлено. В отношении представленных копий документов конкурсный управляющий заявил о фальсификации в связи с тем, что имеющиеся у него документы, касающиеся деятельности должника, имеют разные оттиски печатей. Был поставлен вопрос об экспертизе, однако ее проведение возможно при наличии оригиналов документов и образцов оттиска печатей. Должник пояснил, что оригиналы были похищены, в связи с этим суд не смог удовлетворить ходатайство о проведении экспертизы. В связи с отсутствием оригинала обстоятельство не может быть подтверждено копией документа (дело о взыскании убытков, определение АС Тюменской области от 01.02.2018 по делу № А70-113/2017).

Суд может без проведения экспертизы исключить документ из числа доказательств по делу. Например, если этот документ не имеет правового значения для принятия решения по спору ввиду того, что давность заключения документа о сделке не важна, если есть доказательства, что стороны фактически исполняли эту сделку, то есть она не может быть признана недействительной, в том числе в случае подделки или фальсификации справки о стоимости выполненных работ (оспаривание сделки должника, определение АС Свердловской области от 12.07.2018 по делу № А60-42962/2015). В этом же определении суд указал, что сторона должна преследовать определённую процессуальную цель при подаче заявления о фальсификации: предполагаемые последствия удовлетворения заявления должны влиять на результат по делу, но в данном споре экспертиза срока давности составления документа не смогла бы повлиять на мнение суда относительно доводов одной из сторон.

Похожая ситуация сложилась в споре о возврате гранта на создание и развитие крестьянского (фермерского) хозяйства. Истец (Минсельхоз Нижегородской области) обратился в суд в связи с тем, что при проведении проверки Контрольно-счетной палатой был установлен факт фальсификации копии племенного свидетельства в части номеров и того, кому оно выдано, следовательно, грант был получен вследствие указания в заявке ложных сведений. Судом было установлено, что племенное свидетельство не предоставлялось и не требовалось к предоставлению на получение гранта, в связи с чем спорное доказательство не могло повлиять на проведение конкурсного отбора фермеров (спор о возврате целевого гранта, решение АС Нижегородской области от 11.07.2018 по делу № А43-2538/2018).

Суд обязан рассмотреть заявление о фальсификации и отразить принятое по нему решение в протоколе судебного заседания независимо от того, представил заявитель какие-либо доводы в обоснование заявления или нет. Вместе с тем, суд может учесть, как дополнительный аргумент, голословность заявления. Например, в споре о взыскании долга по договору поставки факт поставки был подтвержден товарными накладными с привлечением экспедиторской организации. Ответчик истребовал с помощью суда оригиналы накладных и заявил о необходимости их исключения в качестве доказательств из материалов дела, если они окажутся сфальсифицированными. Заявление было отклонено судом по причине того, что согласно письменными пояснениям сторон накладными стороны обменивались посредством электронной переписки, а по спорным накладным поставку товара подтвердила транспортная организация. Учитывая это обстоятельства, признать накладные фальсифицированными доказательствами не представляется возможным (решение АС Челябинской области от 11.07.2018 по делу № А76-2636/2018).

О фальсификации заявляют в отношении копий документов. Но позиция судов не является единообразной. Представление в материалы дела копий в отсутствие оригиналов не является единственным и достоверным признаком фальсификации, поскольку процессуальное законодательство позволяет представлять в качестве доказательств в том числе надлежащим образом заверенные копии (ст. 75 АПК РФ, постановление 13-го ААС от 09.07.2018 по делу № А56-47682/2017/тр.1). В другом деле о взыскании долга по договору займа истцом были представлены дубликаты дополнительных соглашений, в которых зафиксирована сумма долга и начисленных процентов в связи с утратой подлинников. Ответчик заявил о фальсификации, однако суд пояснил, что выдача дубликатов не противоречит действующему законодательству и не может признаваться фальсификацией (спор о взыскании долга, решение АС Ярославской области от 11.07.2018 по делу № А82-24567/2017).

Вместе с тем, если украден или потерян подлинник, а представленные копии не отличаются друг от друга, невозможно определить первоначальное содержание документа с помощью других доказательств, такие копии нельзя использовать в качестве подтверждающих доводов. При этом, поскольку не было подлинников, суд отказался назначать экспертизы и, соответственно, не принял сомнительные доказательства (спор о взыскании долга по договору купли-продажи, постановление 18-го ААС от 09.07.2018 по делу № А76-25335/2017).

Заявление о фальсификации рассматривается судом применительно к конкретному спору. В случае, если о фальсификации заявлено вне рамок обособленного спора, суд может отказать в рассмотрении ходатайства. Например, при оспаривании договора уступки права требования было заявлено о фальсификации договора поручения. Однако суд указал, что этот договор был представлен в качестве доказательства отпуска товара по договору поставки, который был положен в основу спорного договора уступки, в связи с чем рассмотрение вопроса о фальсификации договора поручения должно происходить в рамках отдельного спора о недействительности договора поставки. Суд не дал правовую оценку аргументу стороны о том, что в договоре поручения указан счет контрагента, который не был открыт в банке на дату заключения этого договора, указав, что признание факта фальсификации в рамках отдельного заявления нормами АПК РФ не предусмотрено (дело о признании договора уступки права требования недействительным, постановление 7-го ААС от 09.07.2018 по делу № А27-5297/2016 [07АП-9696/2016]).

Смотрите так же:  Договор цессии изменения 2019

Если доказательства не отвечают признакам фальсификации, но не соответствуют обстоятельствам дела, то оценка документов производится судом не на основании ст. 161 АПК РФ, а по правилам оценки относимости и допустимости доказательств (ст. 71 АПК РФ).

Стороны по делу могут допускать подмену понятий: использовать ст. 161 АПК РФ в случаях, когда доказательства является не подложными, но не соотносимыми с обстоятельствами дела. Так, при оспаривании одностороннего отказа от исполнения договора истец заявил о фальсификации акта осмотра баллонов с медицинским кислородом, заключения о качестве кислорода и протокола испытаний по причине того, что кислород соответствует ГОСТ, а отбор и проверка качества была произведена неуполномоченными лицами. Суд не принял доводы истца, поскольку истец указывает на признаки недостоверности и недопустимости доказательств, но не их фальсификации. Впрочем, суд отклонил и ссылку на недостоверность за недостаточностью аргументов (решение АС Чувашской Республики от 09.07.2018 по делу № А79-3210/2017).

В деле об оспаривании решения налогового органа о доначислении налогов от продажи доли участия в российском хозяйственном обществе и нематериальных активов этого общества налоговая инспекция выявила отсутствие в декларации сведений о реализации имущественных прав общества. В связи с чем инспекция предположила, что общество могло сфальсифицировать доказательства об оплате иностранным юридическим лицом нематериальных активов общества. В решении суда не отражено, дал ли суд какую-либо оценку этому предположению, однако факт оплаты активов признал документально не подтвержденным (оспаривание решения налогового органа, решение АС г. Москвы от 16.02.2018 по делу № А40-108591/2017).

Отказ судьи в рассмотрении заявления о фальсификации и назначении дополнительной экспертизы не может являться основанием для отвода судьи. В случае, если сторона по делу не согласна с принятым решением, она вправе обжаловать решение в установленном порядке, но отказ в рассмотрении ходатайства не является поводов для сомнения в беспристрастности судьи (спор о взыскании стоимости устранения недостатков по договору подряда, определение АС Новосибирской области от 09.07.2018 по делу № А45-35659/2017).

В заключение отметим, что в тех случаях, когда участвующая в судебном разбирательстве сторона сомневается в достоверности предоставленных документов, необходимо заявлять о фальсификации. Безусловно, подобное заявление будет иметь больший вес, если сторона приведет какие-либо доводы в обоснование своих суждений. Подтвердить суждения можно либо с помощью иных доказательств, либо с помощью судебной экспертизы. Попытка затянуть процесс путем заявления о фальсификации может не иметь никакой пользы для стороны, более того, голословные выступления могут быть использованы против неё. Представление копий вместо оригиналов должно быть обосновано, сами копии должны быть заверены, чтобы ни у суда, ни у других лиц не возникало сомнения в их подлинности, и они не были отвергнуты в качестве доказательства.

27 августа 2018

Галина Короткевич, партнер. Люблю кофе, всякие вкусняшки, банкротные дела и корпоративное право. Пишу статьи, ищу интересную информацию и предлагаю способы ее практического использования. Верю, что благодаря качественной юридической аналитике клиенты приходят к юридической фирме, а не наоборот. Согласны? Тогда давайте дружить на Facebook.

В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству.

Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.

Звоните по телефону +7 (383) 310-38-76 или пишите на адрес [email protected] .

Если вам понравился этот материал или какие-либо наши иные, то порекомендуйте их вашим коллегам, знакомым, друзьям или деловым партнерам.

Заявление о фальсификации доказательства в арбитражном процессе и его отличие от заявления о недостоверности доказательства

Практика рассмотрения заявлений о фальсификации доказательств в порядке, предусмотренном статьей 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), выявила ряд проблем, требующих разрешения.
Прежде всего необходимо иметь в виду, что АПК РФ не раскрывает понятия «фальсификация доказательств». Однако, учитывая предусмотренную пунктом 1 части 1 статьи 161 АПК РФ обязанность суда разъяснять в судебном заседании уголовно-правовые последствия обращения лица, участвующего в деле, с заявлением о фальсификации доказательства, представленного другим лицом, участвующим в деле, следует, очевидно, исходить из уголовно-правовой природы этого понятия.
Вместе с тем в литературе существует мнение о неуместности этого понятия в статье 161 АПК РФ, его искусственном привнесении из уголовного законодательства. При этом предлагается термин «заявление о фальсификации» исключить и заменить его на «заявление о недостоверности» .
———————————
См.: Потеева А.В., Корюкаева Т.Г. Изобличение подделки // ЭЖ-Юрист. 2008. N 34; Анохин В.С. Вопросы фальсификации доказательств в арбитражном процессе // Российский судья. 2009. N 12.

Однако такие предложения вызывают сомнение. И не только потому, как полагает М.З. Шварц, что, в отличие от просто недостоверного доказательства, доказательство, о фальсификации которого подано заявление, может быть с согласия лица, его представившего, исключено из числа доказательств . В конце концов можно просто в законе предусмотреть возможность истребования (до определенного момента) обратно любого доказательства, представленного лицом, участвующим в деле. Вероятно, при наличии каких-либо условий. Существенным, по нашему мнению, является то, что лицо соглашается на исключение представленного им доказательства именно под угрозой привлечения к уголовной ответственности за его умышленную фальсификацию. Представление же недостоверного доказательства может и не образовывать состав преступления, предусмотренного частью 1 статьи 303 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ).
———————————
Шварц М.З. К вопросу о фальсификации доказательств в арбитражном процессе // Арбитражные споры. 2010. N 3. С. 80.

Именно по этой причине, на наш взгляд, законодатель и предусмотрел особый порядок рассмотрения заявления о фальсификации доказательств в АПК РФ.
К сожалению, уже в настоящее время некоторые судьи арбитражных судов проверку заявлений о фальсификации доказательства подменяют просто оценкой достоверности доказательства.

Так, при рассмотрении Арбитражным судом Сахалинской области дела N А59-910/2012 по иску общества-1 к обществу-2 о взыскании задолженности за выполненные подрядные работы и неустойки за просрочку исполнения обязательств и встречному иску о взыскании неустойки за нарушение сроков выполнения подрядных работ ответчик в порядке, предусмотренном статьей 161 АПК РФ, обратился с заявлением о фальсификации актов формы КС-2 и КС-3 и назначении в связи с этим экспертизы.
Отклоняя заявленные ответчиком ходатайства, суд первой инстанции мотивировал это тем, что доводы ответчика о неподписании акта приемки выполненных работ директором общества-2 не опровергают того обстоятельства, что фактически работы по сносу дома и благоустройству территории выполнены в декабре 2011 года, о чем свидетельствуют представленные третьим лицом — Департаментом архитектуры, градостроительства и землепользования города Южно-Сахалинска акты о приемке выполненных работ в рамках муниципального контракта. Кроме того, приведенные в заявлении вопросы, подлежащие постановке на разрешение эксперту относительно оттисков печати, довода о подписании либо неподписании актов директором не касаются.
Рассматривая ходатайство о проведении экспертизы, суд оснований для его удовлетворения не усмотрел, полагая, что в данном случае проведение экспертизы не является целесообразным, а ее назначение могло привести к необоснованному затягиванию сроков рассмотрения дела. При этом суд также исходил из того, что с момента принятия заявления к производству суда ответчик участвовал в рассмотрении дела, однако доводов о неподписании актов директором им не приводилось. К тому же оплата экспертизы ответчиком при заявлении ходатайства не произведена.

Как видим, суд уклонился от проверки заявления о фальсификации доказательств в порядке, предусмотренном статьей 161 АПК РФ, и подменил такую проверку простой оценкой достоверности представленных доказательств: актов формы КС-2 и КС-3.
На это обратил внимание и Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее — ВАС РФ) в Постановлении от 25.06.2013 N 1095/13, отменяя по заявлению ответчика судебные акты по указанному делу и направляя его на новое рассмотрение. Пикантность ситуации в данном деле еще и в том, что истец в отзыве на заявление о пересмотре судебных актов в порядке надзора признал подложность представленных им доказательств, отказался от исковых требований и согласился со встречным иском.
Подмена понятий «фальсификация доказательства» и «недостоверность доказательства» порождает еще одну проблему.
Так, М.З. Шварц полагает, что заявление о фальсификации может быть подано и стороной, сфальсифицировавшей доказательство. И в качестве примера приводит следующую ситуацию.
Заключая договор, который являлся для акционерного общества крупной сделкой, генеральный директор представил контрагенту протокол заседания совета директоров акционерного общества, на котором было одобрено совершение сделки. В действительности никакого заседания совета директоров не было, а подпись председателя совета директоров на протоколе была подделана генеральным директором. После избрания нового генерального директора общество оспорило в суде заключенный договор со ссылкой на нарушение порядка совершения крупных сделок. Ответчик-контрагент по договору представил суду протокол заседания совета директоров, который был передан ему при заключении договора. Акционерное общество заявило о фальсификации данного доказательства и просило назначить экспертизу подлинности подписи председателя совета директоров на нем. Одновременно общество признало, что данный протокол был изготовлен и передан ответчику предыдущим генеральным директором общества, а оттиск печати общества, проставленный на протоколе, является подлинным. Таким образом, сторона, от которой исходит подложное доказательство, сама заявила о том, что оно сфальсифицировано .
———————————
Шварц М.З. Указ. соч. С. 92.

Представляется, что в данной ситуации акционерное общество вправе заявить о недостоверности представленного другой стороной протокола собрания совета директоров и ходатайствовать о назначении экспертизы. При этом нет резона заявлять о фальсификации доказательства, поскольку суд должен будет выполнить требования, предусмотренные статьей 161 АПК РФ, в том числе предупредить лицо, представившее этот протокол в суд, об уголовной ответственности по статье 303 УК РФ и предложить ему исключить указанный протокол из числа доказательств. А это в приведенном случае будет бессмысленным, так как лицо, представившее такое доказательство в суд, вряд ли знало о его фальсификации (если, конечно, не будет доказан предварительный сговор с генеральным директором общества, сфальсифицировавшим протокол), и значит в его действиях не будет состава преступления, предусмотренного статьей 303 УК РФ, поскольку данный состав характеризуется умышленной формой вины. Следовательно, у него не будет и стимула для исключения указанного протокола из числа доказательств. А ценность названного института в арбитражном процессе, на наш взгляд, как раз в том и заключается, что под угрозой привлечения к уголовной ответственности по статье 303 УК РФ он позволяет добиться исключения сфальсифицированного доказательства из числа доказательств. Поэтому вопрос о достоверности этого доказательства может быть решен и в обычном порядке.
Особого внимания заслуживает вопрос о требованиях, предъявляемых к заявлению о фальсификации доказательств и порядку его проверки. Проверке в порядке, предусмотренном статьей 161 АПК РФ, подлежит только заявление, поданное исключительно в письменной форме. Правда, в литературе можно встретить мнение о том, что это неоправданный формализм законодателя, а М.З. Шварц считает, что письменная форма заявления вполне может быть заменена подписью стороны в протоколе судебного заседания, в котором отражено устное заявление о фальсификации. При этом в обоснование своей позиции указанный автор ссылается на информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 N 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», полагая, что Президиум ВАС РФ по существу допустил возможность обращения с устным заявлением о фальсификации .
———————————
Шварц М.З. Указ. соч. С. 86.

Смотрите так же:  Возврат страховой премии страховщику

На наш взгляд, такой вывод не следует из названного информационного письма Президиума ВАС РФ, в пункте 36 которого на вопрос: «Вправе ли арбитражный суд назначить экспертизу для проверки обоснованности устного заявления лица, участвующего в деле, о фальсификации доказательства?», содержится следующий ответ:
«В соответствии с частью 1 статьи 161 АПК РФ арбитражный суд вправе назначить экспертизу для проверки обоснованности письменного заявления лица, участвующего в деле, о фальсификации доказательства, если лицо, представившее доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу.
В случае устного заявления о фальсификации доказательства суд должен отразить это заявление в протоколе и разъяснить участвующему в деле лицу, сделавшему устное заявление о фальсификации доказательства, право на подачу письменного заявления об этом».
Как видим, в указанном информационном письме Президиума нет и намека на то, что арбитражный суд может назначить экспертизу в порядке статьи 161 АПК РФ для проверки устного заявления о фальсификации доказательства.
Отразить это заявление в протоколе суд должен лишь только потому, что в соответствии с частью 2 статьи 155 АПК РФ в протоколе судебного заседания необходимо фиксировать все устные заявления и ходатайства лиц, участвующих в деле.
А если после разъяснения судом права на подачу письменного заявления о фальсификации доказательства лицо таким правом не воспользовалось, то у суда нет и оснований совершать действия, предусмотренные статьей 161 АПК РФ, в том числе и назначать экспертизу.
Конечно, арбитражный суд может назначить экспертизу в этом случае, но не по своей инициативе, как это предусмотрено частью 1 статьи 82 АПК РФ для проверки заявления о фальсификации доказательства, а в общем порядке, то есть по ходатайству лица, участвующего в деле, или с согласия лиц, участвующих в деле.
Представляется, что законодатель не случайно предусмотрел именно письменную форму заявления, поскольку только в этом случае можно сделать однозначный вывод о том, обвиняет ли заявитель лицо, представившее доказательство, в его фальсификации или он просто высказывает сомнение в подлинности этого доказательства или в его достоверности.
Кроме того, если доводы о фальсификации доказательства в ходе проверки не подтвердятся, то неизбежно должен встать вопрос о привлечении заявителя к уголовной ответственности по статье 306 УК РФ за заведомо ложный донос. А это возможно только когда заявитель достаточно однозначно указывал в своем заявлении на совершение лицом, представившим в суд доказательство, действий, направленных на его фальсификацию. Такие сведения не могут выражаться в виде предположений, догадок, сомнений. В противном случае подобное заявление не подлежит проверке в порядке статьи 161 АПК РФ, а будет носить характер заявления о недостоверности доказательства.
Если же допустить возможность проверки в порядке статьи 161 АПК РФ устного заявления о фальсификации доказательства, то это приведет к довольно частым попыткам с помощью данного механизма затягивать рассмотрение дела без реальной угрозы привлечения к ответственности за заведомо ложный донос, поскольку лицо, сделавшее устное заявление, достаточно легко может оправдаться, заявив, что «его не так поняли», что «он просто высказывал сомнения в достоверности представленного другой стороной доказательства» и т.д. Поэтому судья, получив заявление о фальсификации, должен прежде всего уточнить у заявителя его действительные намерения, в том числе носит ли заявление характер обвинения лица, представившего указанное доказательство, в представлении именно сфальсифицированного доказательства, а не просто отражает наличие сомнений в его достоверности. А уже потом выполнять все требования, предусмотренные статьей 161 АПК РФ.

Фальсификация доказательств в арбитражном процессе

В последнее время возросло число экономических споров между организациями. Арбитражные суды городов федерального значения, крупных областей буквально завалены делами. Некоторые суды рассматривают 1-2 миллиона дел в год.

Большая загруженность зачастую мешает своевременному, полному и справедливому рассмотрению дела.

Важно! Если вы сами разбираете свой случай, связанный с фальсификацией доказательств в арбитражном суде, то вам следует помнить, что:

  • Все случаи уникальны и индивидуальны.
  • Понимание основ закона полезно, но не гарантирует достижения результата.
  • Возможность положительного исхода зависит от множества факторов.

Кроме того, нередки случаи недобросовестного поведения со стороны участников процесса. Желая выиграть миллионные дела участники пытаются представить суду доказательства, которые могут быть расценены как подложные.

В настоящей публикации изучим вопросы подачи заявления о фальсификации доказательств, порядок его рассмотрения и действия суда после его предъявления, а также ответственность за данное деяние.

Ответственность за фальсификацию доказательств в арбитражном процессе

Уголовный закон не разграничивает ответственность за фальсификацию доказательств в арбитражном и гражданском процессе. То есть, ответственность наступает по ч.1 ст.303 УК РФ.

За подобные деяния установлено одного из следующих наказаний:

  • штрафные санкции в размере от 100 000 до 300 000 рублей;
  • арест на срок до 4 месяцев;
  • штраф в размере заработной платы или иного дохода преступника за период от одного 1 до 2 лет;
  • исправительные работы на срок до 2 лет;
  • обязательные работы на срок до 480 часов.

Важно! Кроме того, в течение определенного времени за лицом сохраняется непогашенная судимость, что негативно может сказаться на жизни осужденного.

Заявление о фальсификации доказательств в арбитражном процессе

Если вы столкнулись с подобной ситуацией со стороны вашего оппонента, то обязательно необходимо подать в суд устное или письменное заявление о фальсификации доказательств. Устное заявление заносится в протокол заседания, и судья разъясняет заявителю право на подачу письменного заявления.

Письменное заявление подается в свободной форме, в нем должны быть указаны наименования и реквизиты сторон, наименование и реквизиты доказательства, которое полагается подложным, предложение суду назначить экспертизу или исключить документ из числа доказательств по делу.

Данное ходатайство подается через канцелярию суда или через сервис сайта «Мой арбитр».

Важно! В случае если такое заявление не будет подано, то суд может принять подложное доказательство в качестве надлежащего.

После подачи такого заявления судья разъясняет ответственность за данное деяние, исключает доказательства из числа доказательств по делу с согласия стороны его представившей, проверяет обоснованность подобного заявления, если лицо, подавшее доказательство представило возражения относительно его исключения из доказательств по делу. Также судья вправе назначить судебную экспертизу с целью установления подлинности документа.

По итогам рассмотрения заявления суд может назначить одну из следующих экспертиз:

  • почерковедческая экспертиза (с целью определения принадлежности подписи в договоре, доверенности или ином документе);
  • судебно-техническая (с целью определения, единства текста документа, способа подписания соглашения, давности изготовления документа);
  • комплексная судебно-техническая и почерковедческая (с целью определения подлинности сертификата, давности изготовления документа, принадлежности подписи).

Экспертиза назначается по общим правилам арбитражного судопроизводства.

Важно! В случае если будет установлен факт подложности документа, то суд относит расходы по проведению экспертизы на сторону, которая представила подложное доказательства.

В арбитражном процессе чаще всего подделываются тексты расписок, подписи в документах, искусственно состаривается документ или составляется один документ из нескольких, либо в имеющийся документ впечатываются иные данные.

Стоит отметить, что если фальсифицированный документ исходит от вашей стороны по делу и не подлинность данного документа вам известна, то необходимо не подавать возражения относительно исключения доказательства из материалов дела, иначе после проведения экспертизы данный факт будет установлен и будет возбуждено уголовное дело, а соответственно наступит уголовная ответственность.

Итак, в настоящей статье мы исследовали нюансы подачи заявления о фальсификации доказательств, ответственности за указанное деяние, порядок подачи и действий суда и участников процесса при предъявлении заявления.

ВНИМАНИЕ! В связи с последними изменениями в законодательстве, информация в статье могла устареть! Наш юрист бесплатно Вас проконсультирует — напишите в форме ниже.

Оппонент заявил о фальсификации доказательства. Как должен действовать суд?

Аурела Борисовна Ивлева ,
к. ю. н., консультант отдела анализа и обобщения судебной практики, законодательства и статистики Арбитражного суда Ставропольского края

  • Можно ли оспорить судебный акт, если суд не предупредил обе стороны об уголовной ответственности за ложный донос и фальсификацию
  • Обязан ли суд назначать экспертизу для проверки спорного доказательства
  • В чем отличие процедуры рассмотрения заявления о фальсификации в арбитражном и гражданском судопроизводстве

Заявление о фальсификации доказательства в суде может привести к исключению его из числа доказательств по делу. Когда в ходе рассмотрения дела сторона заявляет о фальсификации доказательств, судья должен совершить определенные процессуальные действия, несоблюдение которых может привести к отмене судебного акта. Итак, поступило заявление о фальсификации доказательств. Что должен сделать судья?

Судья должен, во-первых, разъяснить уголовно-правовые последствия такого заявления; во-вторых, исключить оспариваемое доказательство из дела с согласия лица, его представившего; и, в-третьих, проверить обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу (ст. 161 АПК РФ).

СУД ДОЛЖЕН ПРЕДУПРЕДИТЬ ОБ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ОБЕ СТОРОНЫ СПОРА

Закон не содержит указания кому и какие именно последствия должен разъяснить суд, когда одна из сторон заявляет о фальсификации доказательства. Поэтому в судебной практике возникает вопрос о том, следует ли ограничиться только разъяснением стороне, сделавшей заявление, об уголовной ответственности за заведомо ложный донос (ст. 306 УК РФ) или суд должен еще предупредить сторону, представившую оспоренное доказательство, об уголовной ответственности за фальсификацию доказательства (ст. 303 УК РФ).

Так, в одном из дел суд предупредил только ответчика об уголовной ответственности, предусмотренной ст. 306 УК РФ (постановление ФАС Уральского округа от 27.09.2010 № Ф09-7789/ 10-С6). В другом деле суд разъяснил последствия заявления о фальсификации (постановление ФАСВолго-Вятского округа от 12.03.2013 по делу № А39-320/2012), а в третьем деле суд разъяснил сторонам уголовно-правовые последствия заявления о фальсификации и взял расписку (постановление ФАС Московского округа от 19.04.2013 по делу № А40-139327/ 10-50-1186).

Тем не менее арбитражный суд не решает вопрос о привлечении лица к уголовной ответственности. Он разрешает процессуальный вопрос о допустимости и достоверности отдельного доказательства при указании на него как на сфальсифицированное, поскольку вынесение решения возможно при наличии допустимых и достоверных доказательств. В противном случае решение не будет отвечать действительным обстоятельствам дела и может повлечь нарушение прав субъектов арбитражного процесса.

Различны подходы в судебной практике и к вопросу отмены судебного акта на том основании, что судом не соблюдены правила ст. 161 АПК РФ.

Положительная практика. В одном из дел апелляционный суд указал на несоблюдение нижестоящим судом правил ст. 161 АПК РФ. Когда истец заявил о фальсификации доказательств, суд не предупредил его об уголовной ответственности по ст. 306 УК РФ, а ответчика — по ст. 303 УК РФ. Кроме того, суд не предложил ответчику исключить документы, о фальсификации которых было заявлено ответчиком, из числа доказательств по делу.

Апелляционная инстанция приняла к рассмотрению заявление истца о фальсификации доказательств, представленных ответчиком в суд первой инстанции (п. 25 постановления Пленума ВАС РФ от 28.05.2009 № 36«О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции»). При рассмотрении апелляционной жалобы судебная коллегия предупредила представителей сторон об уголовно-правовых последствиях. Представитель ответчика согласился исключить из числа доказательств по делу спорные документы. Поэтому представитель истца не настаивал на проверке заявления истца о фальсификации этих доказательств.

Арбитражный суд апелляционной инстанции рассмотрел дело повторно и установил, что выводы суда первой инстанции относительно достоверности документов, на основании которых ответчик перечислил обществу оспариваемую сумму, не соответствуют материалам дела. Суд отменил судебный акт нижестоящего суда. Суд кассационной инстанции согласился с выводами апелляции (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.03.2011 по делу № А40-107247/ 10-78-192).

Смотрите так же:  Происходит развод мостов в питере

Отрицательная практика. В другом примере из судебной практики заявитель кассационной жалобы сам обратил внимание суда на нарушения. Он указал, что суд первой инстанции нарушил ст. 161 АПК РФ и не отразил в протоколах судебных заседаний результаты рассмотрения ходатайства ответчика о фальсификации доказательств — до предложения истцу исключить спорные документы не предупредил последнего об уголовной ответственности по ст. 303 УК РФ.

Однако суд кассационной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы и отмены судебного акта (постановление АС Дальневосточного округа от 09.12.2014 по делу № А51-5151/2014).

В комментариях к АПК РФ указано, что предупредить следует обе стороны процесса по обеим статьям Уголовного кодекса РФ1. К мнению о том, что предупреждать нужно обе стороны процесса, склоняются и авторы Анализа проблемных вопросов, возникающих при рассмотрении заявлений о фальсификации доказательств в Арбитражном суде г. Москвы2.

Представляется, что из-за отсутствия единообразной практики разъяснение уголовно-правовых последствий заявления о фальсификации, предусмотренное ст. 161 АПК РФ, должно производиться под подпись в отношении как заявителя о фальсификации — по ст. 306УК РФ (за заведомо ложный донос о совершении преступления), так и обвиняемой стороны — по ст. 303 УК РФ (за фальсификацию доказательств). Это нужно отражать в соответствующих протоколах и судебных актах как основание для возникновения ответственности сторон в случаях нарушения сторонами указанных статей УК РФ.

Вместе с тем остается открытым вопрос о том, является ли основанием для отмены судебного акта неразъяснение судом одной из сторон об уголовной ответственности за заведомо ложный донос либо за фальсификацию доказательств.

ДЛЯ ПРОВЕРКИ ПОДЛИННОСТИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА СУД МОЖЕТ НЕ НАЗНАЧАТЬ ЭКСПЕРТИЗУ, А ПОПРОСИТЬ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ

Суд проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу.

В этом случае арбитражный суд принимает предусмотренные федеральным законом меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе, назначает экспертизу, истребует другие доказательства или принимает иные меры.

Что касается условий удовлетворения ходатайства о назначении экспертизы для проверки доказательства на предмет его фальсификации, то в качестве примера можно привести следующее дело. Стороны заключили договор купли-продажи недвижимости. Участники общества-продавцаоспорили эту сделку в суде и заявили о фальсификации протоколов общих собраний. Из этих протоколов следовало, что общие собрания участников общества единогласно приняли решения об освобождении директора общества от его обязанностей и о назначении на эту должность нового лица, а также наделении нового директора полномочиями по заключению сделки от имени общества. Истцы указали, что в данных собраниях участия не принимали и протоколы не подписывали.

Для проверки обоснованности заявлений о фальсификации суд назначил почерковедческие экспертизы. Из заключений экспертов следовало, что подписи в перечисленных протоколах общих собраний участников выполнили другие лица с подражанием их подписному почерку.

Суд первой инстанции в соответствии с правилами ст. 71 АПК РФ оценил представленные в материалы дела доказательства, в том числе экспертные заключения, и пришел к выводу о том, что указанные решения общих собраний участников не имеют юридической силы. Следовательно, директор, который заключал спорный договор, директором общества не являлся и в силу положений ст. 53 ГК РФ не имел права действовать от имени общества. Поскольку воля собственника на распоряжение имуществом отсутствовала, сделка по отчуждению спорного имущества в собственность другого общества является ничтожной как не соответствующая требованиямст. 53 и ст. 209 ГК РФ.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, изменив решение в части. ВАС РФ выводы апелляционного суда поддержал (постановление Президиума ВАС РФ от 22.12.2009 по делу № А19-20672/ 03-13-53).

В процессе рассмотрения другого дела в суде апелляционной инстанции общество заявило ходатайство о фальсификации договора цессии, просило исключить его из числа доказательств, представленных в материалы дела, и назначить экспертизы с постановкой вопроса о том, выполнен ли текст договора уступки дебиторской задолженности в сентябре 2002 года или позже.

Заявление общества о фальсификации данного доказательства сводилось к тому, что бывший директор истца от имени общества данный документ никогда не подписывал. Адвокат, ранее представлявший интересы истца, имел несколько пустых листов с подписью директора и печатью общества, что свидетельствует о факте подложности этого договора. Подтвердить или опровергнуть данное обстоятельство, по мнению ответчика, может только назначенная судом экспертиза. При этом истец настаивал на подлинности указанного договора, а рассмотрение ходатайства о проведении экспертизы оставил на усмотрение суда.

Кассационный суд указал, что фальсификация доказательств заключается в сознательном искажении их путем подделки, подчистки, внесения исправлений, искажающих действительный смысл, или ложных сведений.

Для правильного разрешения спора требуются специальные знания с учетом предмета заявленного ходатайства о фальсификации вышепоименованного доказательства, однако суд первой инстанции необоснованно отказался назначать экспертизу (постановление ФАС Дальневосточного округа от 13.01.2005 по делу № Ф03-А51/04–1/3756).

Вместе с тем не во всех случах, когда заявляется ходатайство о проведении экспертизы доказательства ввиду его фальсификации, есть необходимость в проведении такой экспертизы. Вполне возможно, что это доказательство не имеет столь серьезного значения для разрешения дела, и факты могут быть установлены с помощью иных доказательств. Поэтому в каждом конкретном случае суд должен определять необходимость проведения экспертизы.

Суд может также истребовать другие доказательства, предложить лицу, которое обвиняют в фальсификации доказательства, представить дополнительные доказательства, подтверждающие либо достоверность оспариваемого доказательства, либо наличие (отсутствие) фактов, в подтверждение (отрицание) которых представлено спорное доказательство.

Например, если ответчик полагает, что в договоре сфальсифицирована подпись лица, его подписавшего, то суд может вызвать лицо, подписавшее договор, для уточнения факта принадлежности подписи. Или предложить лицу, заявившему о фальсификации доказательства, представить другие доказательства, подтверждающие фальсификацию спорного доказательства (образцы подписи данного лица). Сопоставление доказательств позволит суду прийти к выводу о характере спорного доказательства.

ЕСЛИ ЗАЯВИТЬ О ФАЛЬСИФИКАЦИИ В ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМ ЗАСЕДАНИИ, ТО СУД ДОЛЖЕН ВЕСТИ ПРОТОКОЛ

Суд обязан удовлетворить заявленное требование, если лицо, представившее спорное доказательство, не возражает против его исключения из числа доказательств по делу. Такое согласие оформляется в письменном виде.

Представляется, что если речь идет о документе, являющемся основанием исковых требований либо возражений по иску, устное согласие обвиняемой стороны на исключение доказательства целесообразно отражать в протоколе судебного заседания с соответствующей подписью представителя лица, участвующего в деле.

Арбитражный суд исключает данный документ из числа доказательств по делу и больше не исследует его в процессе судебного разбирательства по делу.

Все результаты рассмотрения заявления о фальсификации доказательства должны быть отражены в протоколе судебного заседания: об исключении оспариваемого доказательства из числа доказательств по делу, о признании доказательства достоверным или сфальсифицированным.

Кроме того, судебной практикой подтверждается необходимость ведения протокола судебного заседания в предварительном судебном заседании в случае поступления заявления о фальсификации доказательств. Если судья не ведет протокол судебного заседания, представляется необходимым, разъясняя уголовно-правовые последствия заявления о фальсификации, отбирать расписку у заявителя — по ст. 306 УК РФ (за заведомо ложный донос о совершении преступления), а у обвиняемой стороны — по ст. 303УК РФ (за фальсификацию доказательств). Расписки приобщать к материалам дела.

Помимо регламентации действий суда при подаче заявления о фальсификации доказательств законодательством также предусмотрены определенные требования, которым должно отвечать само заявление о фальсификации:

оно должно исходить от лиц, участвующих в деле. Круг лиц, участвующих в деле, установлен ст. 40 АПК РФ: стороны (истец, ответчик), заявители и заинтересованные лица по неисковым делам; третьи лица; прокурор; государственные органы, органы местного самоуправления и иные органы власти. Учитывая правовое положение названных лиц и их представителей, следует сделать вывод о том, что заявление может быть подано и представителем лица, участвующего в деле;
должно быть представлено в суд в письменной форме; момент подачи заявления законом не определен, поэтому это возможно как при подготовке дела к судебному заседанию, так и в ходе его;
в заявлении должна идти речь только о представленном в суд доказательстве;
поскольку в деле могут участвовать несколько субъектов, в заявлении необходимо указать, какое лицо, участвующее в деле, представило сфальсифицированное доказательство. Допустимо указание и на то, что сфальсифицированное доказательство получено от представителя лица, участвующего в деле.
В любом случае в целях вынесения законного и обоснованного решения для арбитражного суда важно наличие достоверного доказательства, обладающего признаками относимости и допустимости. Если в процессе доказывания представлены сведения, не соответствующие действительности, такое доказательство не может быть принято судом в подтверждение доводов любой стороны по делу. При этом причины несоответствия сведений действительности, выявление чьих-то умышленных действий или простой оплошности — для арбитражного суда не имеют значения. По своей сути рассмотрение заявления о фальсификации доказательства в порядке ст. 161АПК РФ является проверкой заявления о недостоверности доказательств, представленных одним из участвующих в деле лиц.

В юридической литературе бытует мнение, что термин «фальсификация» в Арбитражном процессуальном кодексе РФ является неуместным, заимствованным из уголовного законодательства, поскольку арбитражный суд может признать доказательство сфальсифицированным в том случае, если подтверждена вина лица в подделке доказательства с целью введения суда в заблуждение.

Такой вывод авторы делают исходя из буквального прочтения ст. 161 АПК РФ. Может сложиться мнение, что на арбитражный суд возложена обязанность проведения проверки заявления о фальсификации доказательств, то есть заявления о совершении преступления, в рамках которой суд устанавливает как факт достоверности сведений, содержащихся в оспариваемом доказательстве, так и факт его сознательного искажения. Однако при таком толковании арбитражный суд принимал бы на себя несвойственные ему функции органов дознания и следствия, а в случае признания заявления о фальсификации доказательства обоснованным фактически объявлял бы лицо, представившее сфальсифицированное доказательство, виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1ст. 303 УК РФ3.

Факт совершения преступления может быть установлен судом в порядке уголовного судопроизводства. При отсутствии соответствующего приговора суда общей юрисдикции арбитражный суд не вправе самостоятельно устанавливать вину лица и факт фальсификации доказательства. Поэтому некоторые авторы предлагают заменить содержащийся в ст. 161 АПК РФ термин «заявление о фальсификации» на «заявление о недостоверности». Одновременно арбитражный суд должен быть наделен правом по собственной инициативе или по ходатайству другой стороны процесса признавать доказательства недопустимыми4.

На наш взгляд, предложение заслуживает внимания.

Необходимо отметить, что нормами Гражданского процессуального кодекса РФ также предусмотрена подача заявления о подложности доказательств.

В случае заявления о том, что имеющееся в деле доказательство является подложным, суд может для проверки этого заявления назначить экспертизу или предложить сторонам представить иные доказательства (ст. 186 ГПК РФ).

Понятие «подложность доказательств» включает в себя внесение в документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, то есть, другими словами, это фальсификация.

Однако из сравнительно-правового анализа законодательного регулирования в АПК и ГПК РФ вопросов, посвященных правовым последствиям заявления о фальсификации (подложности) доказательства, можно прийти к следующему выводу. Нормами ГПК РФ не предусмотрена обязанность суда при подаче заявления о подложности доказательств разъяснять уголовно-правовые последствия такого заявления, как это предусмотрено в АПК РФ.

1 Комментарий к АПК РФ (постатейный) / С. Ф. Афанасьев и др.; Отв. ред.Г. А. Жилин. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2009. С. 396 (автор комментария — М. Ш. Пацация).
2 Анализ проблемных вопросов, возникающих при рассмотрении заявлений о фальсификации доказательств // Вестник Арбитражного суда города Москвы. 2006. № 5.
3 См. об этом Анохин В. С. Вопросы фальсификации доказательств в арбитражном процессе // Российский судья. 2009. № 12. С. 7–14.
4 См.: Потеева А. В., Корюкаева Т. Г. Рассмотрение арбитражным судом заявления о фальсификации доказательств // Арбитражная практика. 2008. № 11. С. 45.

108shagov.ru. Все права защищены. 2019