Уголовный кодекс рсфср 1922 г статьи

Уголовный кодекс рсфср 1922 г статьи

Уголовный кодекс РСФСР редакции 1922 года.

143. Умышленное убийство, совершенное без указанных в предыдущей статье условий или обстоятельств, карается —

лишением свободы на срок не ниже трех лет со строгой изоляцией.

Примечание: Убийство, совершенное по настоянию убитого из чувства сострадания, не карается.

Уголовный кодекс рсфср 1922 г статьи

17 января 2019 г. опубликованы материалы: девятый открытый «Показательный» урок для поисковиков-копателей, биографические справки о дореволюционных цензорах С.И. Плаксине, графе Л.К. Платере, А.П. Плетневе.

Размещено информационное письмо

Уголовный кодекс Российской Социалистической Федеративной Советской Республики (Официальный текст со всеми дополнениями и исправлениями на 1 апреля 1923 г. и алфавитным указателем). – Пг.: Гос. Трест «Петропечать», 1923. – 105 с. (39.3 Kb)

Пределы действия Уголовного Кодекса

Общие начала применения наказания.

Определение меры наказания

Роды и виды наказаний и др. мер социальной защиты

Порядок отбывания наказания

Глава I. Государственные преступления

О контрреволюционных преступлениях

О преступлениях против порядка управления

Глава II. Должностные (служебные) преступления

Глава III. Нарушение правил об отделении церкви от государства

Глава IV. Преступления хозяйственные

Глава V. Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности

Телесные повреждения и насилия над личностью

Оставление в опасности

Преступления в области половых отношений

Иные посягательства на личность и ее достоинство

Глава VI. Имущественные преступления

Глава VII. Воинские преступления

Глава VIII. Нарушение правил, охраняющих народное здравие, общественную безопасность и публичный порядок

1. О контрреволюционных преступлениях.

57. Контрреволюционным признается всякое действие, направленное на свержение завоеванной пролетарской революцией власти рабоче-крестьянских Советов и существующего на основании Конституции Р.С.Ф.С.Р. Рабоче-Крестьянского Правительства, а также действия в направлении помощи той части международной буржуазии, которая не признает равноправия приходящей на смену капитализма коммунистической системы собственности и стремится к ее свержению путем интервенции или блокады, шпионажа, финансирования прессы и т. п. средствами.

58. Организация в контрреволюционных целях вооруженных восстаний или вторжения на советскую территорию вооруженных отрядов или банд, а равно участие во всякой попытке в тех же целях захватить власть в центре и на местах или насильственно

отторгнуть от Р.С.Ф.С.Р. какую-либо часть ее территории, или расторгнуть заключенные ею договоры, карается —

высшей мерой наказания и конфискацией всего имущества, с допущением при смягчающих обстоятельствах понижения наказания до лишения свободы на срок не ниже пяти лет со строгой изоляцией и конфискацией всего имущества.

При установлении судом неосведомленности участника о конечных целях означенного в сей статье преступления, участие в нем карается —

лишением свободы на срок не ниже трех лет.

59. Сношение с иностранными государствами или их отдельными представителями с целью склонения их к вооруженному вмешательству в дела Республики, объявлению ей войны или организации военной экспедиции, равно как способствование иностранным государствам уже после объявления им войны или посылки экспедиции, в чем бы это способствование не выразилось, карается —

наказаниями, предусмотренными 1-й ч. 58-й ст. Уголовного Кодекса.

60. Участие в организации, действующей в целях совершения преступлений, означенных в ст.ст. 57—59 Уголовного Кодекса, карается —

наказаниями, предусмотренными 1 и 2 ч.ч. 58-1 статьи.

61. Участие в организации или содействие организации действующей в направлении помощи международной буржуазии, указанной в ст. 57 Уголовного Кодекса, карается —

теми же наказаниями.

62. Участие в организации, действующей в целях, означенных в 57 статье Угол. Код., путем возбуждения населения к массовым волнениям, неплатежу налогов и невыполнению повинностей или всяким иным путем в явный ущерб диктатуре рабочего класса и пролетарской революции, хотя бы вооруженное восстание или вооруженное вторжение и не являлось ближайшей задачей деятельности этой организации, карается —

теми же наказаниями.

63. Участие в организации, противодействующей в контрреволюционных целях нормальной деятельности советских учреждений или предприятий, или использующей таковые в тех же целях, карается —

теми же наказаниями.

64. Организация в контрреволюционных целях террористических актов, направленных против представителей Советской власти или деятелей революционных рабоче-крестьянских организаций, а равно участие в выполнении таких актов, хотя бы отдельный участник такого акта и не принадлежал к контрреволюционной организации, карается —

наказаниями, предусмотренными 1-й ч. 58-й статьи.

65. Организация в контрреволюционных целях разрушения или повреждения взрывом, поджогом или другим способом железнодорожных или иных путей и средств сообщения, средств народной связи, водопроводов, общественных складов и иных сооружений или строений, а равно участие в выполнении
указанных преступлений, карается —

наказаниями, предусмотренными 1-й и 2-й ч. 58-й статьи.

66. Участие в шпионаже всякого рода, выражающееся в передаче, сообщении или похищении, или собирании сведений, имеющих характер государственной тайны, в особенности военных, иностранным державам или контрреволюционным организациям в контрреволюционных целях или за вознаграждение, карается —

наказаниями, предусмотренными 1 частью 58-й статьи.

Оглашение тех же сведений, при отсутствии контрреволюционных или корыстных целей и неосведомленности о возможных последствиях таковой деятельности, карается —

наказаниями, предусмотренными 2 частью 58-й статьи.

67. Активные действия и активная борьба против рабочего класса и революционного движения, проявленные на ответственных должностях при царском строе, караются —

наказаниями, предусмотренными 1 частью 58-й статьи.

68. Укрывательство и пособничество всякого рода преступлениям, предусмотренным ст.ст. 57—67, не связанные с непосредственным совершением означенных преступлений или при неосведомленности о их конечных целях, карается —

лишением свободы на срок не ниже одного года.

69. Пропаганда и агитация, выражающаяся в призыве к свержению власти Советов путем насильственных или изменнических действий или путем активного или пассивного противодействия Рабоче-Крестьянскому Правительству, или массового невыполнения возлагаемых на граждан воинской или налоговых повинностей, карается —

лишением свободы на срок не ниже трех лет со строгой изоляцией.

За те же преступления, совершенные в военной обстановке или при народных волнениях, наказание повышается до высшей меры наказания.

Призыв к невыполнению или противодействию распоряжениям центральной или местной власти, при неустановленности контрреволюционных целей, карается —

наказаниями, предусмотренными 83-й ст. Угол. Кодекса.

70. Пропаганда и агитация в направлении помощи международной буржуазии, указанной в ст. 57-й, карается —

изгнанием из пределов Р.С.Ф.С.Р. или лишением свободы на срок не ниже трех лет.

71. Самовольное возвращение в пределы Р.С.Ф.С.Р. в случае применения наказания по пункту а ст. 32-й, карается —

высшей мерой наказания.

72. Изготовление, хранение с целью распространения и распространение агитационной литературы контрреволюционного характера карается —

лишением свободы на срок не ниже одного года.

73. Измышление и распространение в контрреволюционных целях ложных слухов или непроверенных сведений, могущих вызвать общественную панику, возбудить недоверие к власти или дискредитировать ее, карается —

лишением свободы на срок не ниже шести месяцев.

При недоказанности контрреволюционности означенных действий, наказание может быть понижено до трех месяцев принудительных работ.

2. О преступлениях против порядка управления.

74. Преступлением против порядка управления признается всякое деяние, направленное к нарушению правильного функционирования подчиненных

органов управления или народного хозяйства, сопряженное с сопротивлением или неповиновением законам советской власти, с препятствованием деятельности ее органов и иными действиями, вызывающими ослабление силы и авторитета власти.

75. Участие в массовых беспорядках всякого рода, как-то: погромах, разрушении путей и средств сообщения, освобождении арестованных, поджогах и т. п., если при этом участники беспорядка были вооружены, карается —

1) в отношении организаторов, руководителей и подстрекателей, а равно тех участников, кои уличены в совершении убийств, поджогов, нанесении телесных повреждений, изнасилования и вооруженном сопротивлении властям —

высшей мерой наказания и конфискацией всего имущества с допущением при смягчающих обстоятельствах понижения наказания до лишения свободы со строгой изоляцией на срок не ниже трех лет с конфискацией имущества;

2) в отношении прочих вооруженных участников —

лишением свободы со строгой изоляцией на срок не ниже двух лет с конфискацией или без конфискации всего или части имущества;

3) в отношении невооруженных участников беспорядков —

лишением свободы на срок не ниже одного года;

4) в отношении лиц, не принимавших непосредственного участия в беспорядках и насильственных действиях, но содействовавших участникам беспорядков оказанием им помощи или сокрытием следов преступления и самих преступников и иными действиями, —

лишением свободы на срок не ниже шести месяцев.

76. Организация и участие в бандах (вооруженных шайках) и организуемых бандами разбойных нападениях и ограблениях, налетах на советские и частные учреждения и отдельных граждан, остановки поездов и разрушения жел.-дор. путей, безразлично сопровождались ли эти нападения убийствами и ограблениями или не сопровождались, карается —

высшей мерой наказания и конфискацией всего имущества с допущением по смягчающим обстоятельствам понижения наказания до лишения свободы на срок не ниже трех лет со строгой изоляцией и конфискацией имущества. Пособничество бандам и укрывательство банд и отдельных их участников, а равно сокрытие добытого и следов преступления, карается —

теми же наказаниями с допущением понижения наказания до лишения свободы на срок не ниже двух лет со строгой изоляцией и конфискацией имущества.

77. Участие в беспорядках, не отягченных преступными деяниями, указанными в ст. 75, но сопряженных с явным неповиновением законным требованиям властей или противодействием исполнению последними возложенных на них законом обязанностей или понуждением их к исполнению явно незаконных требований, хотя бы неповиновение выразилось только в отказе прекратить угрожающее общественной безопасности скопление, карается —

1) в отношении подстрекателей, руководителей и организаторов — лишением свободы на срок не ниже двух лет со строгой изоляцией;

2) в отношении прочих участников— лишением свободы на срок не ниже шести месяцев.

78. Массовый отказ от внесения налогов денежных или натуральных или от выполнения повинностей карается:

1) в отношении подстрекателей, руководителей и организаторов — лишением свободы на срок не ниже одного года с конфискацией всего или части имущества.

2) в отношении прочих участников— лишением свободы на срок не ниже шести месяцев, или имущественными взысканиями не ниже наложения в двойном размере тех же платежей и повинностей.

79. Неплатеж отдельными гражданами в срок или отказ от платежа налогов, денежных или натуральных, от выполнения повинностей или производства работ, имеющих общегосударственное значение, карается —

в первый раз административными взысканиями, налагаемыми соответствующими органами власти в пределах, законом определенных.

Повторный и упорный неплатеж или отказ от исполнения работ или повинностей, или иные действия, устанавливающие злостность неплательщиков, —

лишением свободы или принудительными работами на срок не ниже шести месяцев или конфискацией всего или части имущества, или наложением имущественных взысканий не ниже двойного размера тех же платежей или повинностей.

79а. Сокрытие наследственного имущества в целом или в части, а равно искусственное уменьшение стоимости наследства в целях обхода законов о праве наследования и наследственных пошлинах карается —

наказаниями, предусмотренными частью 2-й статьи 79.

80. Организованное по взаимному соглашению сокрытие или неверное показание о количествах, подлежащих обложению, или учету предметов и продуктов, в том числе и размеров посевной, луговой,

огородной и лесной площади, или количества скота, организованная сдача предметов, явно недоброкачественных, неисполнение по взаимному соглашению возложенных законом на граждан работ и личных повинностей, карается —

в отношении подстрекателей, руководителей и организаторов —

лишением свободы на срок не ниже одного года с конфискацией или без конфискации всего или части имущества; в отношении прочих участников —

Смотрите так же:  Тайшет адвокат

лишением свободы на срок не ниже шести месяцев или наложением имущественных взысканий или повинностей не ниже двойного размера тех же платежей и повинностей;

те же деяния, совершенные не по взаимному соглашению, караются —

наказаниями, предусмотренными ст. 79 Уголовного Кодекса.

81. Нарушение правил, уставов денных для учета военнообязанных, карается принудительными работами на срок до 3 месяцев или штрафом до 200 р. золотом.

81а. Уклонение от учебных сборов карается принудительными работами на срок до 3 месяцев с обязательным штрафом до 300 рублей золотом.

81б. Уклонение от опытных или поверочных мобилизаций карается принудительными работами от 3 до 6 месяцев с обязательною конфискацией

части имущества на общую сумму не менее 500 р. золотом.

81в. Уклонение от призыва к отбыванию обя­зательной военной службы карается:

при наличии смягчающих вину обстоятельств или малой политической сознательности —

конфискацией части имущества на сумму не менее 300 рублей золотом, с направлением в части войск для прохождения военной службы;

при отсутствии смягчающих обстоятельств —

лишением свободы на срок от 6 месяцев с обязательною конфискацией части имущества и обращением по отбытии наказания в части войск для прохождения положенного срока военной службы.

81г. Уклонение от призыва к обязательной военной службе посредством причинения себе повреждений в здоровье, учинения подлога в документах, подкупа должностных лиц, изменения своей фамилии или звания, а равно под предлогом религиозных убеждений или посредством всяких иных ухищрений, карается —

лишением свободы на срок не менее одного года с обязательною конфискацией части имущества.

81д. Уклонение от явки к мобилизации, без­относительно к условиям и обстановке совершения этого деяния, учиненное гражданами из числа состоящих на учете военнообязанных, карается

конфискацией части имущества, соединенной с лишением свободы на срок не менее 2 лет, с тем, однако, что приговор в части, касающейся личного наказания, откладывается до окончания военных действий, а сам осужденный немедленно, по объявлении приговора направляется на службу в действующие части.

То же уклонение, учиненное лицами командного, административного и комиссарского состава, карается —

конфискацией части имущества, соединенной с лишением права занимать командные, административные и комиссарские должности и с лишением свободы на срок не менее 3 лет с тем, что приговор в. части, касающейся лишения свободы, откладывается до окончания военных действий, а сам осужденный немедленно по объявлении приговора направляется в действующие части армии или флота в качестве красноармейца.

82. Участники преступных деяний, предусмотренных ст.ст. 75—78 Уголовного Кодекса, вовлеченные в преступление по малосознательности и невежеству, не уличенные в совершении тяжких деяний, ст. 75-й предусмотренных, могут быть постановлением суда приговариваемы к условному наказанию.

83. Агитация и пропаганда всякого рода, заклю­чающая призыв к совершению преступлений, пре-

дусмотренных ст.ст. 75—81д, а равно в возбуждении национальной вражды и розни, карается —

лишением свободы на срок не ниже одного года со строгой изоляцией.

Если же агитация и пропаганда имели место во время войны и были направлены к неисполнению гражданами возложенных на них воинских или связанных с военными действиями обязанностей и повинностей — то наказание может быть повышено вплоть до высшей меры наказания.

84. Изготовление, хранение с целью распространения и распространение литературных произведений, призывающих к учинению преступных деяний, предусмотренных ст.ст. 75—81д Уголовного Кодекса, карается —

лишением свободы на срок не ниже шести месяцев,

а при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных 2-й ч. 83-й статьи

не ниже одного года лишения свободы.

85. Подделка денежных знаков и государственных процентных бумаг, марок и других знаков государственной оплаты, если она учинена по предварительному соглашению нескольких лиц и в виде промысла, карается —

в отношении всех участников и пособников —

высшей мерой наказания с понижением, при смягчающих обстоятельствах, наказания до лишения свободы на срок не ниже трех лет

со строгой изоляцией и конфискацией имущества,

а при отсутствии предварительного соглашения, а равным образом в отношении укрывателей —

лишением свободы на срок не бил е двух лет со строгой изоляцией и конфискацией части имущества.

Подделка мандатов, удостоверений и иных представляющих право или освобождающих от повинности документов карается —

лишением свободы на срок не ниже одного года.

86. Сопротивление отдельных граждан представителям власти при исполнении ими возложенных на них законом обязанностей или принуждение к выполнению явно незаконных действий, сопряженные с убийством, нанесением увечий или насилием над личностью представителя власти, карается —

высшей мерой наказания с допущением понижения при смягчающих обстоятельствах наказания до лишения свободы со строгой изоляцией на срок не ниже двух лет.

Если же сопротивление имело, место без учинения насилия и прочих указанных в 1-й части настоящей статьи преступных действий, то таковое карается —

лишением свободы на срок не ниже шести месяцев.

87. Оскорбительное проявление неуважения к РСФСР, выразившееся в надругательстве над госу-

дарственным гербом, флагом, памятником революции, карается —

лишением свободы на срок не ниже шести месяцев.

88. Публичное оскорбление отдельных представителей власти при исполнении ими своих служебных обязанностей, карается —

лишением свободы на срок не ниже шести месяцев.

89. Недонесение о достоверно известных предстоящих и совершенных преступлениях, предусмотренных ст.ст. 58—66 Угол. Кодекса, карается —

лишением свободы на срок до одного года.

90. Заведомо ложное сообщение в письменном заявлении государственному учреждению или должностному лицу о деятельности государственных учреждений или должностных лиц, или заведомо ложный ответ на официальный запрос таковых, карается —

лишением свободы на срок до одного года.

91. Самовольное присвоение себе власти должностного лица и учинение на этих основаниях тех или иных действий карается —

лишением свободы не ниже одного года.

Если самовольное присвоение власти должностного лица сопровождалось явным дискредитированием советской власти, то наказание повышается до лишения свободы на срок не ниже двух лет.

92. Похищение, повреждение, сокрытие или уничтожение официальных или частных документов из государственных учреждений в целях препятствования правильному разрешению дел или, вообще, функционированию учреждений карается —

лишением свободы на срок не ниже двух лет.

93. Изготовление, приобретение, хранение или сбыт взрывчатых веществ или снарядов без соответственного разрешения, если не доказана преступная цель учинения этих деяний, карается —

лишением свободы на срок не ниже шести месяцев.

94. Освобождение арестованного из-под стражи или из мест заключения, или содействие его побегу карается —

лишением свободы на срок не ниже одного года.

Если освобождение или содействие побегу учинено посредством насилия над стражей, охранявшей арестованного или места заключения, то наказание повышается до лишения свободы на срок не ниже двух лет.

95. Побег арестованного из-под стражи или из места заключения, учиненный посредством подкопа, взлома и, вообще, повреждения затворов, стен и т. п., а равно побег с места высылки или с пути следования к ней карается —

лишением свободы на срок не ниже одного года.

96. Сокрытие обстоятельств, препятствующих вступлению в брак, дача ложных сведений органам, ведущим регистрацию актов гражданского состояния, караются —

лишением свободы или принудительными работами на срок до одного года.

97. Нарушение законов и обязательных постановлений о ввозе заграницу или провозе из заграницы товаров карается —

принудительными работами на срок до трех, месяцев, соединенными с конфискацией целиком или части товаров или штрафом до 300 руб. золотом.

Те же действия, совершенные в виде промысла или совершаемые должностными лицами, или если участники их, совершая их в первый раз, были вооружены, или если предметом провоза явились предметы, указанные в ст. 10-й декрета Совета Народных Комиссаров от 17-го октября 1921 г. (Собр. Узак. № 70 за 1921 г., ст. 564), караются —

лишением свободы на срок не ниже трех лет со строгой изоляцией или при отягчающих обстоятельствах высшей мерой наказания.

Примечание. Статья эта не распространяется на нарушения таможенных правил, за которые законом установлены административные взыскания.

98. Выезд заграницу и въезд в РСФСР без установленного паспорта или без разрешения подлежащих властей карается —

принудительными работами на срок до шести месяцев или штрафом до 500 руб. золотом.

99. Нарушение законов и обязательных постановлений, установленных в интересах охраны лесов от хищнической эксплуатации и истребления, а равно и ведение лесного хозяйства с нарушением установленного плана; охота и рыбная ловля в недозволенное время, в недозволенных местах и недозволенными способами и приемами; выборка камней, песку и проч. без разрешения подлежащих властей, а равно и разработка недр земли с нарушением установленных правил, карается —

лишением свободы или принудительными работами на срок до одного года с конфискацией незаконно добытого, а равно орудий охоты или лова, или штрафом до 500 руб. золотом.

100. Сорвание или повреждение печатей или иных знаков, наложенных по распоряжению власти с целью охранения определенных предметов, хранилищ или иных помещений, карается —

принудительными работами на срок не ниже одного месяца или штрафом не ниже 100 руб. золотом.

101. Самовольное издание, размножение е целью сбыта литературных, музыкальных и, вообще художе-

ственных произведений, признанных достоянием республики, карается —

принудительными работами на срок до одного года с конфискацией имущества или без такового.

102. Сокрытие коллекций и памятников старины и искусства, подлежащих регистрации, учету или передаче в государственные хранилища, карается —

принудительными работами на срок до одного года с конфискацией скрытого имущества.

103. Самоуправство, т.-е. самовольное осуществление кем-либо своего действительного или предполагаемого права, совершенное с нарушением такого же права другого лица, карается —

принудительными работами до шести месяцев или диграфом до 500 рублей золотом.

104. Участие в выборах в советы лица, не имеющего на то законного права, карается —

принудительными работами на срок не ниже трех месяцев.

Должностные (служебные) преступления.

105. Злоупотребление властью, т.-е. совершение должностным лицом действий, которые оно могло совершить единственно благодаря своему служебному

положению и которые, не будучи вызваны соображениями служебной необходимости, повлекли за собой нарушение правильной работы учреждения или предприятия, или общественного порядка, или частных интересов отдельных граждан, карается —

лишением свободы щи принудительными работами на срок до одного года или увольнением от должности.

Если те же действия имели особо тяжелые последствия, или были совершены должностным лицом в корыстных или иных личных видах, то караются —

лишением свободы на срок, не ниже одного года со строгой изоляцией.

Примечание. Под должностными лицами разумеются лица, занимающие постоянные или временные должности в каком-либо государственном (советском) учреждении или предприятии, а также в организации или обвинении, имеющем по закону определенные права, обязанности и полномочия в осуществлении хозяйственных, административных, просветительных и других общегосударственных задач.

106. Превышение власти, т.-е. совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы предоставленных ему законом прав и полномочий, карается —

наказаниями, предусмотренными 1-й и 2 ч. 105-й статьи.

Если же превышение власти сопровождалось сверх того насилием, применением оружия или особо мучительскими, или оскорбляющими личное достоинство потерпевших действиями, то карается —

лишением свободы на срок не ниже трех лет, а при особо отягчающих обстоятельствах –– высшей мерой наказания.

Смотрите так же:  Льготы при усн 2019

107. Бездействие власти, т.-е. невыполнение должностным лицом действий, которые он по обязанности своей службы должен был выполнить, карается —

наказаниями, предусмотренными 1-й и 2 ч. 105-й статьи.

108. Халатное отношение к службе, т.-е. невнимательное и небрежное отношение к возложенным по службе обязанностям, повлекшее за собой волокиту, медленность в производстве дел, беспорядочность в делопроизводстве и отчетности и иные упущения по службе, карается —

наказаниями, предусмотренными 1-й и 2 ч. 105-й статьи.

109. Дискредитирование власти, т.-е. совершение должностным лицом действий, хотя бы и не связанных с его служебными обязанностями, но явно подрывающих в глазах трудящихся достоинство и авторитет тех органов власти, представителем коих данное должностное лицо является, карается —

наказаниями, предусмотренными 1-й и 2 ч. 105-й статьи.

110. Злоупотребление властью, превышение или бездействие власти и халатное отношение к службе, если в результате таковых последовало расстройство центральных или местных хозяйственных аппаратов производства, распределения или снабжения, или расстройство транспорта, заключение явно невыгодных для государства договоров или сделок, или всякий иной подрыв и расточение государственного достояния в ущерб интересам трудящихся, карается —

лишением свободы на срок не ниже пяти лет со строгой изоляцией, а при особо отягчающих обстоятельствах — высшей мерой наказания.

111. Постановление судьями из корыстных или иных личных видов неправосудного приговора, карается —

лишением свободы на срок не ниже трех лет с отстранением от судейских должностей, а при особо отягчающих обстоятельствах — высшей мерой наказания.

112. Незаконное задержание, незаконный привод, а также принуждение к даче показаний при допросе, путем применения незаконных мер со стороны, производящей следствие или дознание, карается —

наказаниями, предусмотренными 2-й частью 105-й статьи.

Заключение под стражу в качестве меры пресечения из личных либо корыстных видов, карается —

наказаниями, предусмотренными 2-й частью, 106-й статьи.

113. Присвоение должностным лицом денег или иных ценностей, находящихся в его ведении в силу его служебного положения, карается —

лишением свободы на срок не ниже одного года с увольнением от должности.

Те же действия, совершенные должностным Лицом, облеченным особыми полномочиями, или присвоение особо важных государственных ценностей, караются —

наказанием, предусмотренным 2-й частью, 106 статьи.

114. Получение лицом, стоящим на государственной, союзной или общественной службе лично или через посредников в каком бы то ни было виде взятки за выполнение или невыполнение в интересах дающего какого-либо действия, входящего в круг служебных обязанностей этого лица, карается —

лишением свободы на срок не ниже одного года с конфискацией имущества или без таковой.

Получение взятки, совершенное при отягчающих обстоятельствах, как-то: а) ответственном положе-

нии должностного лица, принявшего взятку; б) если в результате взятки был нанесен государству или мог быть нанесен материальный ущерб, в) при наличии прежней судимости за взятку или неоднократности получения взятки и г) если при этом со стороны принявшего взятку было допущено вымогательство, таковое карается —

лишением свободы со строгой изоляцией на срок не ниже 3 лет и в особо отягчающих обстоятельствах — высшей мерой наказания с конфискацией имущества.

114а. Дача взятки посредничество во взяточничестве, оказание какого-либо содействия или непринятие мер противодействия взяточничеству карается —

наказаниями, предусмотренными 1-й частью предыдущей статье, и при особо отягчающих обстоятельствах — наказаниями, предусмотренными 2-й частью той же статьи.

Лица, подпадающие под действие настоящей и предыдущей статьей, могут быть освобождаемы судом от наказания лишь в том случае: а) если они добровольно и немедленно заявят о вымогательстве взятки и б) если своевременными показаниями и донесениями окажут содействие раскрытию дела о взяточничестве.

115. Провокация взятки, т.-е. заведомое создание должностным лицом обстановки и условий, вызывающих предложение взятки, в целях последующего изобличения дающего взятку, карается —

лишением свободы со строгой изоляцией на срок не ниже трех лет или высшей мерой наказания.

116. Служебный подлог, т.-е. внесение должностным лицом в официальные документы заведомо ложных сведений, подделки, подчистки или пометки задним числом, а равно составление и выдача им заведомо ложного документа или внесение в книги заведомо ложных записей, если эти деяния не подходят под признаки преступления, предусмотренного ст. 85-й Уголовного Кодекса, карается —

наказаниями, предусмотренными 1-й и 2-й ч. 105 статьи.

117. Разглашение должностными лицами не подлежащих оглашению сведений, карается —

теми же наказаниями.

118. Непредставление должностными лицами в срок по требованию центральных или местных властей необходимых сведений, справок, отчетов и т. п., представление коих для них обязательно по закону, карается —

в первый раз в дисциплинарном порядке; во второй раз принудительными работами на срок не ниже трех месяцев с увольнением от должности, если не имеется признаков преступлений, предусмотренных ст.ст. 107 и 108 Уголовного Кодекса.

Уголовный кодекс Российской Социалистической Федеративной Советской Республики (Официальный текст со всеми дополнениями и исправлениями на 1 апреля 1923 г. и алфавитным указателем). – Пг.: Гос. Трест «Петропечать», 1923. – 105 с.

Уголовный кодекс рсфср 1922 г статьи

Идея объединения и систематизации первого советского уголовного законодательства, как известно, была выдвинута в середине 1918 г.[1] Ко второй половине 1921 г. коллегия наркомата юстиции РСФСР разработала проект УК. Его обсуждали на созванном в конце января 1922 г. IV Всероссийском съезде деятелей советской юстиции. После съезда, с учетом замечаний, высказанных его участниками и полученных с мест, был подготовлен, по сути, новый проект УК 1922 г. Он был внесен в СНК РСФСР, а затем передан на рассмотрение во ВЦИК РСФСР. III сессия ВЦИК IX созыва внесла в проект ряд изменений. 24 мая 1922 года проект ею был утвержден и введен в действие в качестве Уголовного кодекса РСФСР с 1 июня 1922 г. «в целях ограждения рабоче-крестьянского государства и революционного правопорядка от его нарушителей и общественно-опасных элементов и установления твердых основ революционного правосознания. »[2] Особенная часть УК РСФСР 1922 г. состояла из восьми глав. В главе VI «Имущественные преступления» были предусмотрены такие посягательства на собственность: кража; грабеж (открытый и насильственный); разбой; присвоение вверенного имущества; мошенничество; вымогательство (в том числе его разновидность — шантаж); повреждение имущества. Под кражей понималось «тайное похищение имущества, находящегося в обладании, пользовании или ведении другого лица или учреждения». Закон различал простую (п. «а» ст. 180) и квалифицированную (п. «б» ст. 180) кражи. В каждом из этих видов выделялись более тяжкие формы, предусматривающие повышенное наказание. Так, простая кража у частного лица без применения каких-либо технических приемов каралась принудительными работами на срок 6 месяцев или лишением свободы на 6 месяцев. Простая кража из государственных или общественных складов и учреждений влекла за собой лишение свободы до 1 года или принудительные работы на тот же срок (п. «г» ст.180). Лишением свободы на срок не ниже 1 года наказывалась простая кража из государственных или общественных складов, учреждений или вагонов, пароходов, барж и других судов и совершенная лицом, имеющим в силу своего служебного положения доступ в таковые (п. «д» ст. 180);[3] если же субъектом этой кражи являлось лицо, которому было поручено заведование названными помещениями, транспортными средствами или их охрана, то его действия влекли за собой наказание в виде лишения свободы на срок не ниже 2 лет со строгой изоляцией (п. «е» ст. 180). Как видим, основанием дифференциации простой кражи на подвиды являлись отчасти предмет похищения, а также особенности субъекта преступления.

Квалифицированной (по терминологии УК) признавалась кража с применением орудий или инструментов или других технических приспособлений и приемов, или когда она совершена лицами, занимающимися кражами как профессией, или когда похищенное было заведомо необходимым средством существования потерпевшего, или же когда она совершена по предварительному соглашению с другими лицами (каралась лишением свободы со строгой изоляцией на срок до двух лет). Нельзя не заметить, что в основу выделения этого вида кражи были положены особенности: способа действия; субъекта преступления; предмета преступления. Обстоятельством, повышавшем ответственность за квалифицированную кражу (превращавшим ее тем самым в особо квалифицированную) являлось место совершения преступления — п.«ж» ст. 180 УК предусматривал ответственность за учинение квалифицированной кражи из государственных и общественных учреждений, складов и других хранилищ.

В УК 1922 г. были выделены и два вида тайного похищения, не относившиеся ни к простой, ни к квалифицированной краже. Таковыми были: кража во время пожара, наводнения, крушения поезда или иного общественного бедствия; кража лошадей или крупного рогатого скота у трудового земледельческого населения.

К грабежу УК 1922 г. отнес открытое похищение чужого имущества в присутствии лица, обладающего, пользующегося или ведающего им. Нельзя не заметить, что в отличие от кражи, предметом грабежа могло быть только имущество, чужое для виновного. По способу действия различалось два вида грабежа: открытое похищение, без насилия над личностью потерпевшего (ст. 182); открытое похищение, соединенное с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего (ст. 183). Квалифицированных видов ненасильственного грабежа закон не различал. В отношении насильственного грабежа были предусмотрены квалифицирующие обстоятельства: совершение грабежа рецидивистом; группой лиц (шайкой). За ненасильственный грабеж было установлено наказание в виде принудительных работ или лишения свободы до 1 года; за ненасильственный грабеж — лишение свободы до 3 лет; квалифицированный грабеж карался лишением свободы на срок не менее трех лет со строгой изоляцией.

Разбой определялся как «открытое, с целью похищения имущества, нападение отдельного лица на кого-либо, соединенное с физическим или психическим насилием, грозящим смертью или увечьем» (ст. 184). Предметом разбоя было названо имущество, но не чужое, как это было установлено применительно к грабежу. Из этого следовало, что разбой был возможен в виде нападения с целью завладения собственным имуществом, бывшим в чужом владении. С объективной стороны разбой предполагал открытое нападение, соединенное с физическим или психическим насилием, опасным для жизни или здоровья. Что же именно следовало понимать под отрытым нападением, закон не говорил. Систематическое толкование ст.ст. 182, 184 позволяло утверждать, что нападение признавалось открытым в тех случаях, когда оно совершалось в присутствии любых лиц, воспринимавших преступное действие. Степень опасности насилия в законе была определена достаточно четко физическое или психическое насилие должно было грозить смертельно или увечьем. УК различал квалифицированные виды разбоя ? разбой, совершенный группой лиц (бандитизм); разбой, совершенный рецидивистом. За простой разбой предусматривалось наказание в виде лишения свободы на срок не ниже 3 лет со строгой изоляцией; при рецидиве разбой карался высшей мерой. Высшая мера и конфискация всего имущества была предусмотрена и за разбой, совершенный группой лиц (бандитизм). В последнем случае допускалось по смягчающим обстоятельствам понижение наказания до лишения свободы на срок не ниже 3 лет со строгой изоляцией и конфискацией имущества.

Ст.ст. 184, 186 УК 1922 г. устанавливали ответственность за присвоение имущества. К присвоению было отнесено «самовольное удержание с корыстной целью, а также растрата имущества, вверенного для определенной цели». Присвоение, как видим, понималось достаточно широко — в форме удержания (собственно присвоения) и в форме растраты (отчуждения) имущества. При этом имущество, как предмет присвоения, должно было иметь особое юридическое свойство — находиться с определенной целью на законном основании в обладании виновного. В составе данного преступления владение имуществом предполагало легальный титул; незаконным являлось именно обращение имущества, которым владел виновный, в его собственность. По ст. 185 наказывалось присвоение, совершенное частным лицом (принудительными работами до 6 месяцев или лишением свободы на 6 месяцев); по ст. 186 — должностным лицом, которому имущество было вверено по должности (лишением свободы не ниже 1 года с увольнением по должности)[4].

Смотрите так же:  Требования валидности

Мошенничество определялось как «получение с корыстной целью имущества или права на имущество посредством злоупотребления доверием или обмана» (ст. 187). В примечании к этой статье раскрывалось понятие обмана. В нем говорилось, что обманом считается как сообщение ложных сведений, так и заведомое сокрытие обстоятельств, сообщение которых было обязательно. К предмету мошенничества было отнесено имущество (материальные вещи) или право на имущество. Обрисовывая предмет мошенничества, УК не указал (как и в составах кражи грабежа), чтобы имущество было чужим для виновного. Поэтому, по логике закона, мошенничестве могло быть и в случае получения виновным посредством злоупотребления доверием, обмана собственного имущества, если при этом нарушались права каких-либо лиц, ограничивающие вещные права собственника этого имущества. Обращает на себя внимание и специальное указание в составе мошенничества на цель преступного действия — корыстную цель. УК 1922 г. различал простое, тяжкое мошенничество и особые его виды. Простое мошенничество было предусмотрено ст. 187; оно заключалось в получении посредством злоупотребления доверием или обмана имущества частного лица. Наказывалось это преступление принудительными работами до 6 месяцев, или лишением свободы не ниже 6 месяцев[5]. К тяжкому было отнесено мошенничество, имевшее своим последствием убыток, причиненный государственным или общественным учреждениям. Это преступление, в соответствии со ст.188, каралось лишением свободы на срок не ниже 1 года. Особые виды мошенничества были выделены в УК с учетом как предмета посягательства, так и способа совершения преступления. К ним относились: фальсификация (обманное изменение вида или свойства предметов, предназначенных для сбыта или общественного употребления, а равно и самый сбыт таких предметов — ст. 190); фальсификация предметов потребления, которая имела или могла иметь последствием причинение вреда здоровью, а равно сбыт таких предметов — ст. 191; сбыт заведомо негодного семенного материала; изготовление и хранение с целью сбыта поддельного пробирного клейма; его использования для клеймения изделий — ст. 190-а.

Вымогательство УК определял как «требование передачи каких-либо имущественных выгод или права на имущество или же совершения каких либо действий под страхом учинения насилия над личностью или истребления его имущества» (ст. 194). К предмету этого преступления было отнесено имущество вообще — имущественные выгоды, право на имущество, собственно материальные вещи Последние прямо не назывались в диспозиции статьи, но поскольку закон говорил о «совершении каких-либо действий», то, очевидно, что по смыслу закона, речь могла идти и о требовании передачи преступнику какой-либо вещи, денег. Закон не требовал, как и в составах других преступлений против собственности (кроме грабежа), чтобы предметом этого преступления было чужое имущество. Поэтому вымогательство было возможно и в отношении имущества, принадлежавшего виновному, но на которое имели те или иные права другие лица. Способ действия в составе вымогательства включал в себя требование, принуждающее к передаче имущества. Средством принуждения была названа угроза, устрашающая: учинением насилия над личностью; истреблением имущества. Наказание за вымогательство (лишение свободы до двух лет) было меньшим, чем за грабеж с насилием и разбой.

В качестве особого вида этого преступления УК предусматривал в ст. 195 «вымогательство, соединенное с угрозой огласить позорящие потерпевшего сведения или сообщить властям о противозаконном его деянии (шантаж)». Обращает на себя внимание редакционное несовершенство диспозиции этой статьи, поскольку ее буквальное толкование позволяло сделать вывод, что преступление предполагало требование передачи права на имущество и т. д. под страхом учинения насилия над личностью, или истребления имущества, соединенное с угрозой оглашения позорящих сведений. В составе вымогательства-«шантажа» угроза оглашения сведений являлась средством воздействия на потерпевшего. Причем виновный должен был угрожать оглашением сведений, позорящих самого потерпевшего, но не иных лиц, хотя бы и близких ему.

Две статьи (ст.ст. 196, 197) были посвящены ответственности за истребление, повреждение имущества. Преступление образовывало лишь умышленное уменьшение сферы чужого имущественного обладания посредством воздействия на вещь, лишающего ее полностью или частично первоначальной ценности и пригодности. УК различал два вида истребления (повреждения) имущества — простое и общеопасное. К простому (ст. 196) было отнесено «умышленное истребление или повреждение имущества, принадлежащего учреждению, предприятию или частному лицу». Оно каралось лишением свободы до 1 года, принудительными работами до 1 года, штрафом до 500 руб. золотом. Общеопасным признавалось «умышленное истребление или повреждение какого-либо имущества путем поджога, потопления или каким-либо другим общеопасным способом». За это преступление ст. 197 предусматривала наказание в виде лишения свободы до 5 лет со строгой изоляцией. Нельзя не увидеть различия в предмете простого и общеопасного истребления (повреждения) имущества. К предмету простого преступления было отнесено чужое имущество (вещи, принадлежащие учреждению, предприятию или частному лицу); к предмету общеопесного — любое имущество, в том числе и принадлежавшее виновному. Надо сказать, что такое построение норм об ответственности за повреждение, уничтожение имущества просуществовало в УК 1922 г. сравнительно недолго. Декретом ВЦИК и СНК от 24 августа 1925 г. статья 196 была изложена следующим образом: «Умышленное истребление или повреждение имущества, принадлежащего частному лицу, — карается лишением свободы или принудительными работами на срок до 1 года или штрафом до 500 руб.» Гл. 1 «Государственные преступления» была дополнена ст. 92-а следующего содержания: «Умышленное истребление или повреждение имущества, принадлежащего государственным учреждениям и предприятиям, а также общественным (кооперативным, профессиональным и т. п.) организациям, — карается лишением свободы на срок до 1 года. Те же действия, если установлено неоднократное их совершение или если в результате их последовали приостановка и перерыв производства или причинен другой тяжелый ущерб государству — карается лишением свободы со строгой изоляцией на срок до 5 лет с конфискацией имущества или без такового». Декретом ВЦИК и СНК от 14 июня 1926 г. в УК была внесена ст.196-а, установившая ответственность за «неосторожное повреждение морского телеграфного кабеля, если оно могло вызвать перерыв телеграфного сообщения»[6].

Как видим, нормы об ответственности за повреждение, уничтожение имущества почти сразу же претерпели в УК 1922 г. существенные изменения с учетом объекта преступного посягательства. К числу имущественных преступлений относилось умышленное истребление или повреждение имущества частного лица. Умышленное истребление или повреждение государственного, общественного имущества стало рассматриваться в качестве исключительно опасного для основ советского государства деяния. Поэтому нормы, установившие ответственность за его совершение, были отнесены к числу государственных (против порядка управления) преступлений. Вместе с тем, нельзя не заметить, что неосторожное повреждение государственного имущества (морского телеграфного кабеля) не рассматривалось в качестве государственного преступления.

Второй сессией ВЦИК X созыва 10 июля 1923 г. УК РСФСР был дополнен ст. 180-а, установившей ответственность в виде лишения свободы на срок не ниже 3 лет, а при отягчающих вину обстоятельствах — высшую меру наказания за «хищение из государственных и общественных складов, вагонов, судов и других хранилищ, производившиеся систематически как путем краж, так равно и путем учинения подлогов, составления неправильных актов и т. п. преступных действий или совершенное ответственным должностным лицом или при особо крупных размерах похищенного». В первоначальной редакции УК предусматривал, как мы показали, ответственность лишь за совершение кражи при подобных обстоятельствах (п. «з» ст. 180). Однако законодатель впоследствии признал, как видим, исключительно опасными и иные формы похищения имущества, производившееся систематически, в особо крупных размерах и т. д. Вместе с тем, введя в УК термин «хищение», законодатель точно не указал, какими именно действиями (помимо кражи и мошенничества) оно могло быть совершено. Некорректность изложения диспозиции допускала различия в толковании понятия хищения[7]. Предметом хищения являлось имущество, находившееся в государственных и общественных складах, вагонах, судах и других хранилищах. Для состава преступления, предусмотренного ст. 180-а, требовалось наличие одного из названных в ней условий, относящихся к предмету, объективной стороне деяния, субъекту посягательства: систематичности хищения; совершения ответственным должностным лицом; особо крупных размеров похищенного.

Первый советский Уголовный кодекс содержал, как видим, достаточно согласованный массив юридических норм, направленных на защиту имущественных интересов собственника в новых для России социально-экономических условиях. По словам его создателей, он был кодексом оригинальным, опиравшимся на результаты практики советских судов, а не образцы, почерпнутые из законодательства дореволюционной России, других государств[8], признавая несомненную обоснованность этого утверждения, тем не менее, нужно отметить, что УК РСФСР 1922 г., так или иначе, воспринял от русского предшествующего уголовного нрава общую концепцию построения юридических норм о преступлениях против собственности. Этот кодекс называл виды преступлений, известные законодательству дореволюционной России. Трактовка составов в своей основе повторяла найденные в Уложении о наказаниях 1845 г. и Уголовном уложении 1903 г. решения. От прежнего русского права советский закон унаследовал и терминологию.

[1] Швеков Г. В. Первый советский уголовный кодекс. М., 1970. С.120–121.

[2] О введении уголовного кодекса РСФСР в действие: Постановление ВЦИК от 24 мая 1922 г// СУ РСФСР. 1922. № 15.

[3] В 1924 г. Постановлением 2 сессии XI созыва ВЦИК п. «д» ст. 180 УК был дополнен следующим примечанием: «Мелкая фабрично-заводская кража материалов и орудий производства, совершенная в первый раз рабочим и служащим, занятым в производстве в пределах своего предприятия, если стоимость похищенного не превышает пятнадцати рублей, — карается в административном порядке администрацией предприятия по табели взысканий, установленной Народным комиссариатом труда.» См.: Сборник материалов по истории социалистического уголовного законодательства (1917–1937 гг.) М., 1938. С.156.

[4] Ст.186 УК была отменена в 1923 г.. Вызвано это было изменением редакции ст. 113 (из главы о должностных преступлениях), установившей ответственность за «присвоение или растрату должностным лицом денег, ценностей или иного имущества, находящегося в его ведении в силу его служебного положения».

[5] Наказание за простое мошенничество было более строгим, чем за кражу или присвоение чужого имущества. Причем этой разницы в наказании в УК 1922 г. вначале не было. Она была установлена в 1923 г. II сессией ВЦИК X созыва.

[6] Сборник материалов по истории социалистического уголовного законодательства. С. 174, 226.

[7] Так, А. Жижиленко полагал, что хищение «обнимало собой» кражу и мошенничество. С. Познышев к хищению относил и растрату имущества. Б. Змиев считал, что хищение могло быть совершено и посредством открытого завладения. М. Гродзинский под хищением понимал всякие способы преступного взятия и обращения в свою пользу имущества. (См.: Жижиленко А. А. Имущественные преступления. Л., 1925. С. 90).

[8] На IV Всероссийском съезде деятелей советской юстиции, проходившем в январе 1922 г., Н. Черлюнчакевич, член коллегии НКЮ, выступая с докладом о проекте УК, говорил: «Мы, товарищи, чужды попытке составлять кодекс таким образом, чтобы собрать все лучшее, образцовые кодексы всех других государств и остановиться на том, что считали русские и иностранные криминалисты последним словом отвлеченной науки». Цит. по кн.: Швеков Г.В. Первый советский уголовный кодекс. М., 1970. С. 142–143.

108shagov.ru. Все права защищены. 2019