Судебная практика при лизинге

Судебная практика по договору лизинга

Договор лизинга – это заключенное в рамках действующего законодательства соглашение между лизингодателем и лизингополучателем об установлении, изменении или прекращении обязанностей и прав при возмездной передаче имущества во временное пользование и владение.

Предметом договора лизинга является форма кредитования при приобретении имущества, составляющего основные фонды предприятия. Имущество, в подавляющем большинстве случаев, в существующей судебной практике арбитражного учреждения, прежде всего, необходимо лизингополучателю для осуществления тех или иных предпринимательских целей в самых разных областях экономической деятельности.

Эффективное и оперативное арбитражное разбирательство по договорам лизинга предполагает не только знание и правоприменение законов и нормативных правовых актов, но и понимание арбитражным учреждением профессиональных, экономических, правовых особенностей лизинга, аспектов лизинговых взаимоотношений в различных формах договорных взаимоотношений между физическими, юридическими лицами, государственными и муниципальными учреждениями или международными организациями.

Предмет и условия договора лизинга

Судебная практика по договорам лизинга наглядно показывает, что предметом лизинга могут являться любые вещи, которые в процессе использования не утрачивают свои потребительные качества, а амортизируются. Это не только оборудование и транспортные средства, но, например, недвижимость или даже само предприятие. За время работы у арбитражного учреждения Федеральный Арбитражный Третейский Суд Города Москвы накопилось большое количество просуженных дел по договорам лизинга. В первую очередь, судебные иски по договорам лизинга возникают из-за просрочки лизинговых платежей лизингополучателем.

Модель судебного процесса по договорам лизинга

Постоянно действующее арбитражное учреждение Федеральный Арбитражный Третейский Суд Города Москвы разработало и активно использует в повседневной практике максимально эффективную модель судебного процесса по договорам лизинга. Лизингодатель заявляет требования согласно договору лизинга после второй просрочки платежа. Оперативно, по ходатайству истца, в рамках арбитража, третейский суд накладывает арест или обеспечительные меры на предмет лизинга, вплоть до наложения ареста на счета лизингополучателя. Это делается с целью защиты и сохранения имущества от неправомерных действий лизингополучателя, которые могут привести к порче или хищению предмета лизинга. Такого рода оперативное решение арбитражного учреждения, по судебной практике Федерального Арбитражного Третейского Суда Города Москвы, приводит к тому, что лизингополучатель практически всегда соглашается с исковыми требованиями, выплачивает в полном объеме просроченные лизинговые платежи или возвращает предмет лизинга. При этом, истцу по лизинговому делу не надо проходить длительную процедуру взыскания имущества через Службу Судебных Приставов.

Примеры рассмотрения иска и образцы судебного решения по договору лизинга

Как примеры рассмотрения искового заявления по договору лизинга ниже приведены образцы существующих судебных решения о взыскании задолженности.

Судебная практика при лизинге

Судебная практика по лизингу (судебная практика по договору лизинга) в основном возникает в связи с неуплатой лизинговых платежей, изъятием предмета лизинга и выкупом предмета лизинга по окончании срока лизинга.

Как видно, судебная практика по лизингу может возникнуть как по вине лизингополучателя, так и по вине лизингодателя.

В ряде случаев лизингополучатель, исправно плативший лизинговые платежи на протяжении всего срока лизинга не может получить в собственность, например, автомобиль, автопогрузчик, деревообрабатывающий станок, иное имущество, транспортное средство.

Такие ситуации возникают с недобросовестными лизинговыми компаниями, которые берут кредитные денежные средства от банка, затем берут денежные средства от клиента на протяжении всего договора лизинга, но не переводят их в банк в погашение кредитного договора, а присваивают себе. Вследствие неуплаты кредита банку ПТС, как правило, находящийся в банке, обеспечивающий залог транспортного средства, не попадает ни в лизинговую компанию, ни к лизингополучателю. Лизинговая компания в этих обстоятельствах не теряется, а более того, еще и пытается получить сам предмет лизинга (например, транспортное средство), всеми способами уклоняясь от подписания договора купли-продажи (выкупа) лизингового автомобиля.

Получается, что лизинговая компания наваривается трижды, один раз получив деньги от банка, второй от лизингополучателя и третий получив сам предмет лизинга.

Естественно, что такой ситуации возникает судебная практика по договору лизинга, так как иного способа разрешения ситуации попросту нет.

Один из таких случаев произошел у нашего клиента по делу № 09АП-33559/2012 (Девятый арбитражный апелляционный суд), А40-90434/2012 (первая инстанция — Арбитражный суд г. Москвы).

Так, компания ОАО «Руслизинг» не реагировала никак ни на звонки, ни на письма с просьбой передать в собственность автомобиль Хендэ Портер. При этом все платежи по договору были полностью выплачена, более того, имелась даже переплата.

В офисе лизинговая компания претензии принимала, но никаких отметок не ставила, наотрез отказываясь это делать. Сотрудники ссылались на некое мифическое руководство и юристов, которые должны вот-вот появиться, но их никогда в офисе не было на протяжении 4х наших приездов.

Пришлось все письма посылать ценным письмом с описью и дублировать курьерской службой. После ряда писем, стало понятно, что никакого ответа на них не будет.

Мы приняли решение оплатить выкупную стоимость на счет компании без договора выкупа, однако получили сюрприз в виде возврата денежных средств в связи с закрытием счета. Второй раз оплатили на другой счет компании, который у нас был из другого источника, но и тут нас ждал тот же результат.

После этого денежные средства мы положили на депозит нотариуса, чем полностью выполнили требования по выкупу автомобиля.

Настало время для подачи иска в суд и формирования судебной практики по договору лизинга. Перед этим был произведен анализ большого массива судебной практики, в результате которого выяснилось, что ОАО «Руслизинг» уже многократно имело подобные судебные разбирательства и судебная практика по лизингу имелась в большом объеме, что говорило о системном использовании вышеописанной тактики в отношении добросовестных лизингополучателей.

Иск по договору лизинга о признании права собственности на предмет лизинга был подан в суд и суд был выигран в первой инстанции. Однако на этом лизинговая компания ОАО «Руслизинг», получившая деньги банка и деньги лизингополучателя, не остановилась и продолжила свои попытки завладеть и транспортным средством, подав апелляционную жалобу в Девятый арбитражный апелляционный суд.

Во второй инстанции представитель ответчика настаивал на передаче транспортного средства лизинговой компании, представив дополнительный аргумент о том, что лизинговая компания находится в процессе банкротства, что исключает возможность предъявления исков о передаче имущества в собственность, однако в результате проделанной работы, грамотно составленного отзыва и выступления в суде, судьи смогли разобраться в истинном положении вещей и вынесли верное решение в пользу нашего клиента.

Судебная практика по лизингу может быть и бывает в вашу пользу, если вы правильно готовитесь к судебному делу и пользуетесь помощью юриста по лизингу.

Банковское обозрение

Сфера финансовых интересов

Из-за неисполнения должным образом своих обязательств продавцом, лизингодателем или лизингополучателем их контрагенты могут понести значительные убытки. Недобросовестных участников этого финансового треугольника партнеры могут привлечь к ответственности, чтобы возместить потери. Судебные разбирательства по лизинговым сделкам вовсе не редки. Учитывая сложность предмета спора и высокую цену вопроса, участникам лизингового процесса следует тщательно относиться к оформлению и сбору любых документов, имеющих отношение к сделке.

Платежи по лизингу

Лизинг пользуется особым спросом среди участников рынка, поскольку предоставляет сторонам определенные финансовые льготы. В частности, платежи за аренду лизингового оборудования вносятся лишь после получения выручки от реализации товаров, производимых на оборудовании по лизингу.

Но и при таких привлекательных условиях довольно частыми нарушениями среди лизингополучателей являются неуплата, частичная оплата или просрочка оплаты лизинговых платежей. Когда банки или лизинговые компании начинают защищать свои права в судах и требуют с арендаторов положенных денег и возврата имущества, ответчики (лизингополучатели) нередко начинают отрицать все и вся, включая даже тот факт, что вообще когда-то слышали о фирме-лизингодателе. Порой дело может доходить до абсурда. Должник может отрицать и сам факт заключения договора лизинга, и факт получения оборудования. Но таким образом он лишь сам наказывает себя: решающее значение для суда приобретают документы, представленные лизингодателем.

Банки, выступая лизингодателем, в большинство соглашений финансового лизинга включают специальные указания, а именно, что договор может быть расторгнут лизингодателем, если пользователь имущества не вносит положенные платежи в установленные сроки. В таких случаях в борьбе с нерадивыми должниками довольно эффективно помогает закон.

Когда подобных условий в договоре нет, а лизингополучатель не внес плату более двух раз подряд, банк-лизингодатель может обратиться в суд и потребовать расторжения договора на основании ст. 619 ГК РФ.

Смотрите так же:  Как можно вернуть стиральную машину в магазин

Но чтобы все требования закона были соблюдены, при расторжении договора со стороны лизингодателя должно последовать письменное уведомление, в котором должно быть указано требование произвести окончательные расчеты, и уведомление о предстоящем возврате взятого в лизинг имущества. Впрочем, чаще всего лизингополучатели, даже получив такое уведомление, не спешат возвращать имущество и расплачиваться по своим долгам. И банкам приходится обращаться в суды. Исход дела, как правило, зависит от того, какие доказательства представляют стороны.

Снижаем неустойки

Очень часто, стремясь защитить как можно лучше свои права и интересы, в лизинговых договорах лизингодатели предусматривают чрезмерно высокие проценты (неустойку) на тот случай, если пользователь не выполнит должным образом свои обязательства по внесению платежей. В результате суммы получаются просто огромные и за короткий срок они могут перекрыть сумму основного долга.

Если лизингополучатель полагает, что неустойка в договоре завышена, он не обязан оплачивать всю сумму, требуемую лизингодателем. Но тогда стороны должны либо внести соответствующие изменения в договор, либо обратиться в суд. В такой ситуации желательно еще до вынесения решения суда принять все меры к тому, чтобы погасить задолженность по лизинговым платежам и представить суду доказательства. Как показывает практика, такие обстоятельства существенно повышают шансы максимально снизить размер неустойки, и суд снижает размер компенсаций до разумных пределов.

Внимание суда можно обратить на то, что сумма неустойки значительно превысила сумму возможных убытков, вызванных нарушением обязательств, или на то, что неустойка была начислена, исходя из суммы договора, а не из суммы просроченного платежа, что допущенная просрочка уплаты лизинговых платежей не носит длительного характера.

Впрочем, если просрочка лизингополучателя будет длительной, то размер пени вполне может приблизиться к сумме основного долга или даже перекрыть ее. И если суд не установит, что указанные в договоре санкции были завышены, то лизингополучателю не следует рассчитывать на послабления и снижение размера санкций.

Сложности при возврате имущества

При неисполнении лизингополучателем своих обязанностей по внесению платежей лизингодатели имеют право требовать возврата предмета лизинга. Как показывает практика, лизингополучатели идут на различного рода уловки и под разным «соусом» уговаривают лизингодателей не расторгать договор, а некоторое время подождать. Необходимость отсрочки они объясняют по-разному, но на самом деле лизингополучатель чаще всего испытывает большие финансовые трудности и, возможно, уже близок к банкротству. Конечно, можно доказать свои права на имущество и через несколько лет в судебном порядке исключить его из конкурсной массы предприятия-банкрота. Но вот нужны ли банкам дополнительные трудности? Поэтому банки при первых признаках неплатежеспособности должника пользуются своими правами и заявляют иск о взыскании платежа, процентов и изъятии предмета лизинга.

Отметим, что в некоторых случаях такие попытки лизингополучателей уйти от ответственности или снизить ее пределы, затянуть тяжбу, чтобы выиграть время и пр., могут увенчаться успехом. Но это происходит в основном из-за невнимательности лизингодателей и из-за того, что когда-то не были правильно оформлены некоторые договоренности и действия сторон. Например, случается, что участники лизинговых договоров не приводят в соглашениях подробного перечня имущества, его цены и принципа формирования лизинговых платежей.

Возврат предмета лизинга от третьего лица

Зачастую лизингополучатели по разным причинам передают взятое в лизинг имущество какой-то другой компании, предпринимателю или просто частному лицу. В одних случаях оборудование передается кредитору предприятия «в счет погашения долга», в других — пользователь может продать не свое пока еще имущество, поскольку «отпала необходимость в его использовании». Некоторые компании передают арендованное оборудование своим дочерним фирмам, которые по закону не обязаны подчиняться гневным окрикам материнской компании с требованием вернуть ей имущество, чтобы она потом вернула эти вещи лизингодателю.

Если лизинговые платежи по договору поступают регулярно, то многие лизингодатели добровольно мирятся с такой ситуацией, надеясь на авось. Это во многом связано с большой конкуренцией на рынке лизинговых услуг и с нежеланием затевать долгие судебные споры. Кроме того, лизингодатели полагают, что страховой полис имущественного страхования надежно защитит их. Но это не так. Если страховщик выяснит, что имущество в момент наступления страхового случая находилось в распоряжении совершенно постороннего лица, то о выплате страхового возмещения придется забыть.

Впрочем, в основном все сегодняшние лизингополучатели прекрасно осознают, что состоявшаяся передача ими предмета лизинга некоему третьему лицу (по договору или без такового) была незаконной, и поэтому не спешат афишировать этот факт перед собственником имущества. Он узнает об этом последним и часто не знает, что может предпринять, к кому обратиться с требованием о возврате имущества и к кому предъявлять соответствующие иски. Судебная практика довольно противоречива. В одних случаях суды считают, что права собственника в договоре лизинга ограничены и тот не может требовать возврата имущества от третьего лица. В других случаях такие иски об истребовании имущества удовлетворяются. Как показывает практика, ответчики нередко пытаются затянуть дело в суде, а также ставят под сомнение тот факт, что лизингодатель является собственником вещей, переданных в лизинг. Чтобы у суда отпали все сомнения, следует заранее подготовить пакет документов, которые подтвердят права собственности и обоснуют притязания лизингодателя.

Осуществляем контроль

Отметим, что лизингодатель имеет право контролировать, как используется, хранится и обслуживается то, что выступает предметом лизинга. А именно: проверять договоры с фирмами, производящими текущий, капитальный ремонт и обслуживание имущества, акты приемки соответствующих работ и пр. Был случай, когда дотошный представитель лизингодателя, увидев, как сильно было изношено производственное оборудование, потребовал от лизингополучателя документы о том, какое количество продукции было выпущено на этом оборудовании. После недолгого, но яростного сопротивления и криков (это коммерческая тайна!) представитель лизингодателя дожал пользователя, и тот предоставил документы. И оказалось, что предельный лимит по выпуску продукции за срок эксплуатации был превышен лизингополучателем почти в два раза. Получалось, что оборудование работало на износ и по расчетам специалистов могло навсегда выйти из строя незадолго до того, как закончит свой срок действия лизинговое соглашение. Пользователь официально признал этот факт, и стороны внесли соответствующие изменения в свой договор, существенно скорректировав сроки и платежи.

Впрочем, зачастую представители компаний-лизингодателей злоупотребляют своими полномочиями и необоснованно требуют от лизингополучателей не только техническую и финансовую документацию, относящуюся к предмету лизинга, но и просят показать иные документы, на основании которых они якобы должны составить для себя картину платежеспособности должника, его планов по дальнейшему использованию имущества и пр. Такие требования незаконны, и лизингополучателям не надо спешить их исполнять, чтобы не произошло утечки информации, например о планах дальнейшего развития компании. Ведь вся эта информация может впоследствии быть использована против самих же арендаторов.

В защиту арендаторов

Очень часто по вине какой-либо из сторон может случиться просрочка или непоставка (недопоставка) товара.

Если покупатель добросовестно исполнил свои обязанности, то ответственность будет нести продавец. Ответственность продавца наступает не только перед покупателем, но и перед лизингополучателем, хотя они напрямую не связаны никаким договором.

Участники лизинговой операции могут требовать от продавца безвозмездно устранить недостатки, доукомплектовать или заменить имущество в разумный срок либо добиваться соразмерного уменьшения покупной цены и возмещения своих расходов. Если нарушения были существенными, то лизингодатель и лизингополучатель могут вообще отказаться от договора и потребовать возмещения своих убытков.

По договору финансового лизинга банк «А» получил от автомобильной компании инкассаторские машины общей стоимостью более 8 млн рублей, что было подтверждено актом приема-передачи объектов лизинга и накладными. Свои обязательства по оплате договора банк не исполнил.

Тогда автомобильная компания обратилась в суд. К моменту подачи искового заявления о взыскании задолженности банк должен был внести более 300 тыс. рублей, а фактически же оплатил по лизингу только 45 тыс. В исковом заявлении лизингодатель указал, что пеня, начисленная на основную сумму задолженности, составляет более 570 тыс. рублей, и сослался на соответствующий пункт договора, согласно которому пеня составляет 0,5% от суммы задолженности за каждый день просрочки. Юристам банка удалось убедить суд о снижении размера пени на 50%.

К одному из региональных банков «Л» был предъявлен иск об уплате лизинговых платежей и пени за просрочку этих платежей. Рассмотрение дела сильно затянулось из-за того, что суды различных инстанций уже несколько лет безуспешно пытались установить общую цену договора и определить, из каких платежей она состоит. Суд не мог установить периодичность и порядок внесения лизинговых платежей и определить их сумму, а также сумму начисленных на них пеней. Между тем предмет лизинга — кассовое оборудование — все еще находится у банка. И, несмотря на арест, банк продолжает на нем работать, хотя формально он был лишен судом права эксплуатировать оборудование.

Смотрите так же:  Куда подавать заявление на уменьшение размера алиментов

Иностранная компания (лизингодатель) и российский банк «Ж» заключили договор финансовой аренды, в соответствии с ним лизингодатель предоставил банку мебель. По условиям договора банк должен был оплатить стоимость мебели тремя взносами в течение двух лет, после чего к нему должно было перейти право собственности. Вскоре лизингодатель выяснил, что банк в рекордно короткие сроки передал часть мебели некой фирме. Тогда лизингодатель обратился в суд с иском к этой фирме об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Этот иск был удовлетворен. Суд установил, что банком лизинговые платежи не уплачивались, поэтому пришел к выводу о том, что правом собственности по-прежнему обладал лизингодатель (у банка были права владения и пользования имуществом, но право распоряжения им оставалось у иностранной компании).

Лизинг: изменение судебной практики

Суды лишили закон о лизинге его сути – обязанности полного возмещения инвестиционных затрат.Опубликовано в журнале «Бухгалтерские вести» №5 от 1 февраля 2011 год

В судебной практике применения гражданского законодательства, регулирующего коммерческие отношения, не так часты принципиальные повороты, ниспровергающие теоретические основы, если это не обусловлено изменением самого законодательства.
Сейчас отмечается именно такой принципиальный поворот в применении законодательства при разрешении споров о лизинге.
Резкое изменение арбитражной практики произошло в 2009 году, и оно не было вызвано объективными причинами, потому что законодательство не изменялось.

В период кризиса суды повернулись в сторону лизингополучателей

Суды стали принимать решения о взыскании денежных средств с лизинговых компаний – кредиторов в пользу лизингополучателей – должников.
Финансовый кризис больно ударил по небольшим российским предприятиям. Целые секторы экономики (строительство, деревообработка, перевозки, лесная отрасль) оказались в дефолте из-за отсутствия платежеспособного спроса.
Приобретенные в 2006 — 2008 годах производственные активы простаивали, не принося дохода. А лизинговые платежи начислялись и создавали долги.
В период кризиса платежей лизинговые компании стали в массовом порядке требовать расторжения договоров лизинга и возврата имущества, которое потом продавали для возмещения своих затрат.
Многие лизингополучатели стали добровольно возвращать лизинговое имущество, так как не находили для него доходного использования.
И в этом случае, стремясь обеспечить баланс интересов сторон в лизинговой сделке, суд стал взыскивать с лизинговой компании большую часть ранее полученных лизинговых платежей

Судебная практика до кризиса

Если раньше лизинговая компания обращалась в суд, то по ее требованию суд изымал у лизингополучателя имущество в связи с неуплатой лизинговых платежей и взыскание полной суммы лизинговых платежей по договору.
Лизингополучатель практически не имел возможностей для отстаивания своих коммерческих интересов. Суд не принимал доводы лизингополучателей, что имущество частично уже оплачено. Просьбы оставить хотя бы часть оплаченного имущества, суды не принимали.
Лизингополучатель не мог получить ничего даже в тех случаях, когда срок лизинга к моменту изъятия имущества истек. Если он уплачивал платежи 2 — 3 года, если большая часть платежей была уплачена, это ничего не меняло, — имущество у него все равно изымали, дебиторскую задолженность взыскивали.
Лизингополучатель оставался без имущества и без денег.
Видя такую перспективу, многие лизингополучатели уклонялись от возврата имущества.
Но теперь суды изменили свой подход к рассмотрению дел, если имущество возвращается.

Лизингополучатель может вернуть стоимость имущества

Если лизингополучатель вернул имущество, или оно было изъято лизинговой компанией в связи с неплатежами, то теперь он может обратиться в суд с требованием о взыскании с лизингодателя части стоимости имущества, которая входила в состав уплаченных лизинговых платежей.
Это серьезное изменение для лизингополучателей.

Лизингополучатель может вернуть уплаченный аванс

При заключении договора лизинга лизингополучатель уплачивает аванс, который направляется на приобретение имущества.
Раньше вернуть аванс при расторжении договора было невозможно. Суд считал, что лизинговый платеж является единым, и не делится на составляющие. Считалось также, что лизинговые платежи в полном составе уплачиваются за пользование имуществом.
Теперь практика изменилась.
Если имущество возвращается лизинговой компании при расторжении договора, то суд может принять решение о возврате аванса.
Происходит это потому, что суд стал вычленять из состава лизинговых платежей стоимость имущества.

Пример

Рассмотрим несколько реальных случаев из арбитражной практики этого периода.
В 2007 году лизингополучатель приобрел в лизинг 10 автоцистерн.
В 2008 году стал допускать просрочки в оплате лизинговых платежей, а в 2009 году вынужден был прекратить платежи полностью, так как цистерны простаивали.
Стороны договорились о возврате имущества, подписали акт возврата.
Лизингодатель обратился в суд для взыскания дебиторской задолженности.
Каково же было его удивление, когда суд, формально взыскав с лизингополучателя сумму долга, уменьшил его на сумму аванса, который был уплачен лизингополучателем при заключении договора в 2007 году.
Но чего никогда ранее не замечалось в судебной практике, суд удержал с лизинговой компании часть стоимости имущества, которая фигурировала в графике лизинговых платежей на дату возврата имущества.
В результате, по судебному решению лизингополучатель полностью избавился от своего долга, и получил решение суда о взыскании денежных средств с лизинговой компании.
Суд мотивировал свое решение тем, что в противном случае на стороне лизингодателя имело бы место неосновательное обогащение, поскольку он одновременно получил бы и имущество, и его стоимость.
В другом случае суд рассматривал спор в ситуации, когда имущество не было возвращено, лизингополучатель продолжал его использовать, но плату не вносил.
Лизинговая компания обратилась в суд с требованием об изъятии имущества, взыскании задолженности по лизинговым платежам и выкупной стоимости имущества.
Лизингополучатель предъявил встречный иск о возврате ему авансового платежа и о взыскании выкупной стоимости имущества, которая входила в состав лизинговых платежей (выкупной стоимости).
Суд удовлетворил первоначальный иск частично, а встречный иск полностью.
Произведя зачет взаимных требований истца и ответчика, суд взыскал денежные средства с лизинговой компании.
Таким образом, изымая имущество для того, чтобы возместить затраты на приобретение имущества, лизинговая компания должна была вернуть лизингополучателю значительную часть ранее полученных лизинговых платежей.

Высший Арбитражный Суд, поддерживая описанную позицию нижестоящих судов о взыскании неосновательного обогащения, обратил их внимание на то, что выкупная стоимость имущества должна определяться с учетом естественного износа имущества (без учета ускоренной амортизации).
Арбитражные суды не смогли пока сформировать единообразного подхода для определения такого износа. Официальных методических указаний для его расчета не имеется, определение рыночной стоимости имущества здесь неприменимо, указание в договоре размера выкупной стоимости вопрос тоже не решает.

Как суды обосновывают свои решения

Суды взыскивают стоимость имущества под видом неосновательного обогащения.
Под неосновательным обогащением лизинговой компании суды понимают стоимость имущества, уплаченную лизингополучателем.
Суды считают, что если возможность выкупа имущества утрачена в связи с расторжением договора и возвратом имущества, то у лизингодателя имеет место неосновательное обогащение в виде пользования авансовым платежом и/или выкупной стоимостью, уплаченной в составе лизинговых платежей, без установленных законом или договором оснований.
Суды указывают, что в соответствии со ст. 1102 Гражданского кодекса РФ лизингополучатель вправе истребовать в качестве неосновательного обогащения денежные средства, полученные до расторжения договора, если встречное удовлетворение не было предоставлено, и обязанность его предоставления отпала в связи с расторжением договора.
Старая судебная практика, существовавшая с 90-х годов, признана ошибочной, а новая единообразная судебная практика сейчас не сформирована.
Суды заново вырабатывают подходы к рассмотрению этой сложной категории споров.

Советы компаниям, взявшим имущество в лизинг

Если у компании нет возможности оплачивать лизинговые платежи, и она готова вернуть имущество (хотя бы частично), можно договориться с лизинговой компанией о частичном возврате выкупной стоимости имущества (части лизинговых платежей). Это может оказаться выгодным и той, и другой стороне.
Следует различать выкупную стоимость и стоимость имущества
Часто суды ошибочно ставят знак равенства между стоимостью предмета лизинга и выкупной ценой.
В состав лизинговых платежей по закону включается стоимость имущества, поэтому выкупная стоимость обычно определяется как условная сумма, уплачиваемая после полной уплаты всех лизинговых платежей по договору.
Выкупную цену стороны договора вправе устанавливать по своему усмотрению.
По этой условной выкупной цене лизингополучатель ставит имущество на свой баланс при окончании договора лизинга, выплатив до этого все лизинговые платежи, которые отнесены на расходы как плата за оказание услуги лизинга.

Последствия для лизинговых компаний

Лизинговые компании считают, что произошел перекос в правоприменении, способный в самые короткие сроки разрушить лизинговый бизнес.
Используя имущество в течение длительного срока, лизингополучатели получают доход от его использования и налоговые льготы, сопоставимые со стоимостью имущества. Имущество при этом изнашивается и приходит в негодность.
В случае неплатежей лизингодатель для сокращения своих убытков вынужден изымать имущество у лизингополучателя.
Суд считает, что при этом лизинговая компания не только полностью покрывает свои затраты, но и обогащается за счет лизингополучателя, который выплатил стоимость имущества в составе лизинговых платежей, не получив на имущество права собственности.
Суд не учитывает, что изъятое имущество не стоит столько же, сколько оно стоило при его передаче лизингополучателю, — оно изношено, приведено в негодность, требует затрат на восстановление, изъятие, хранение, продажу.
Зачастую требуются огромные усилия для розыска имущества, изъятия его у третьих лиц, освобождения от незаконных обременений.
Лизингодатель приобретал имущество для лизингополучателя, и не может использовать имущество в своей финансовой лизинговой деятельности.
Когда суд взыскивает неосновательное обогащение в виде части стоимости имущества, то исходит из цены нового имущества, заложенной в состав лизинговых платежей, но лизинговая компания изымает имущество, которое в значительной степени обесценилось.
Фактически суд обязывает лизинговую компанию выкупить у недобросовестного должника свое собственное имущество, приведенное должником в негодность, заплатив за него как за новое!
Смысл закона о лизинге, предусматривающего сохранение права собственности за лизинговой компанией, в том, чтобы в случае неплатежеспособности лизингополучателя возместить убытки за счет продажи не полностью самортизированного имущества
Суды лишили закон о лизинге его сути – обязанности полного возмещения инвестиционных затрат.
Уловив новое направление в судебной практике, неплательщики – банкроты подают исковые заявления, чтобы нажиться за счет лизинговой компании.
Изъятие и реализация лизингового имущества во многих случаях невозможно в силу особых технических характеристик имущества.
При предъявлении лизингодателем иска в суд, лизингополучатель продолжает использовать имущество, получая от этого доход и льготы по налогам, даже возмещает НДС из бюджета со своей задолженности. Такое бесплатное использование может длиться месяцами и годами, пока идет суд.
Все это время лизинговая компания терпит убытки и при этом уплачивает налоги с неполученных доходов
Используя и амортизируя имущество, принадлежащее лизингодателю, лизингополучатель обесценивает этот актив. А если придется изъять имущество, то с лизинговой компании еще и взыскивают его стоимость!
Как будут развиваться события, трудно предугадать.
Однако нужно отметить, что лизингополучатели, возвратившие предмет лизинга, могут в пределах трехлетнего срока исковой давности предъявить к лизинговой компании требования о возврате части стоимости имущества, уплаченной в составе лизинговых платежей, включая авансовые платежи.
И арбитражные суды, руководствуясь указаниями Высшего Арбитражного Суда РФ, обязательными для применения всеми арбитражными судами, должны будут удовлетворить заявленные требования.
При этом новое толкование ВАС РФ может являться основанием для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам ранее принятых решений суда.

Смотрите так же:  Адвокат систематически вносящий в органы предварительного расследования

Не решены правовые и практические вопросы

Мнение эксперта: Несмотря на детальную регламентацию учета лизинговых операций, лизинг можно отнести к самой неурегулированной в правовом смысле области коммерческих отношений, что создает парадоксы при решении судебных споров.
Всегда оставался нерешенным вопрос, по какому юридическому основанию лизингополучатель платит лизингодателю за имущество, находящееся в собственности последнего.
Очевидный ответ, что он платит потому, что осуществляет его выкуп, противоречит и гражданскому, и налоговому законодательству, которое не учитывает кредитной сущности лизинга, видит в нем только арендные отношения.
Лизинговый бизнес является более рисковым, чем банковский, поэтому законодателем был предложен более надежный (как казалось) механизм обеспечения возврата инвестиций, — не надо обращать взыскание на залог, обеспечение итак принадлежит лизингодателю-инвестору.
На случай, если клиент окажется неплатежеспособным, защита инвестиций всегда гарантирована приобретаемым активом
Особенностью лизинга являются два существенных момента:
А) средства, затраченные лизинговой компанией на приобретение имущества для другого лица, являются кредитом и подлежат возврату должником в процессе оплаты лизинговых платежей.
Поскольку имущество приобретается целевым образом для лизингополучателя, то к отношениям применяются нормы о товарном кредите.
Б) право собственности на имущество является способом обеспечения исполнения обязательств;
Однако по принятой системе бухгалтерского учета лизинговых операций, лизинговый договор рассматривается с позиции аренды, лизинговые платежи отражаются как стоимость услуги, имущество ставится на баланс по цене приобретения и с лизинговыми платежами никак не связано.
Расходы лизинговая компания отражает по договору поставки (когда приобретает имущество), а расходы – по договору лизинга (когда получает плату за оказываемую услугу). Эти договоры между собой не связаны.
В учете не отражается, что лизингополучатель выплачивает стоимость имущества, поэтому лизинговая компания не может отразить у себя принимаемые судами решения о возврате лизингополучателю стоимости имущества.
Также в учете нет и не может быть неосновательного обогащения.
Проблема в том, что кредитная сущность лизинга сейчас не отражается ни в гражданском законодательстве, ни в бухгалтерском учете.
Именно неурегулированность лизинговых правоотношений на теоретическом уровне позволяет сейчас судам взыскивать неосновательное обогащение с добросовестной стороны обязательства в пользу стороны, нарушившей существенные условия договора.
Так суды ниспровергают общепризнанные основы гражданских правоотношений.

Лизинговые платежи после утраты предмета лизинга

Верховный Суд рассмотрит сразу два дела о последствиях утраты предмета лизинга.

Фабула

1. В первом деле (А40-241081/2017) в период действия договора лизинга автомобиль был поврежден, что привело к его конструктивной гибели. Страховщик перечислил лизингодателю страховое возмещение.

Лизингодатель просил взыскать с лизингополучателя разницу между невыплаченными платежами и полученным страховым возмещением.

Суд первой инстанции иск удовлетворил, в обоснование решения привел следующие доводы.

Утрата предмета лизинга по вине лизингополучателя не освобождает его от обязательств по договору лизинга (статья 26 Закона о лизинге). Лизингополучатель обязан возместить лизингодателю все убытки, которыми признаются сумма неоплаченных лизинговых платежей. (пункт 4.13 общих условий).

Апелляционный суд решение отменил. Как указал суд, по смыслу пунктов 7, 8 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 №17 при расторжении договора выкупного лизинга по причине гибели предмета лизинга, размер убытков определяется расчетом сальдо встречных обязательств.

Таким образом, в данном случае требования иска о взыскании с ответчика убытков в виде будущих лизинговых платежей не подлежат удовлетворению, в то время как требования на основании положений постановления Пленума ВАС РФ №17 истцом не заявлены…

Определением от 31.10.2018 судья Верховного Суда передала кассационную жалобу на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда.

2. Во втором деле с такой же фабулой (А40-7874/2018) суд первой инстанции отклонил доводы лизингодателя об установлении в договоре иного порядка определения убытков на случай гибели предмета лизинга и удовлетворил иск частично, рассчитав сумму по правилам постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 №17.

Суд апелляционной инстанции оставил решение без изменения, подтвердив позицию суда первой инстанции о необходимости расчета сальдо.

Определением судьи Верховного Суда от 07.11.2018 кассационная жалоба передана на рассмотрение.

Оценка

В силу пунктов 7,8 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 №17, при расторжении договора выкупного лизинга по причине гибели (утраты) предмета лизинга, размер убытков определяется сторонами путем расчета сальдо встречных обязательств.

При этом, в силу принципа свободы договора, стороны договора лизинга не лишены возможности установить иной порядок определения последствий гибели (утраты) предмета лизинга, поскольку правила постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 №17 не являются императивными. Ранее эта позиция уже была прямо высказана Верховным Судом в определении от 04.08.2015 № 310-ЭС15-4563.

Такой порядок обычно устанавливается в виде возложения обязанности на лизингополучателя компенсировать убытки лизингодателя в размере невыплаченных лизинговых платежей и штрафных санкций в случае неполучения страхового возмещения либо в виде определения разницы между невыплаченными лизинговыми платежами и полученным страховым возмещением.

Спор в обоих делах возник из пункта общих условий, согласно которому, в случае недостаточности суммы страхового возмещения для погашения лизингополучателем убытков, такая сумма остается у лизингодателя в полном объеме, а лизингодатель вправе не требовать возмещения убытков с лизингополучателя в части убытков, превышающих размер полученного страхового возмещения.

В первом деле судья Абреков Р.Т. указал, что право лизингодателя не предъявлять требования не означает запрет на его предъявление, а реализация указанного права порождает у лизингополучателя соответствующие обязанности.

В свою очередь, во втором деле судья Козлов В.Ф. указал, что такое условие не может быть истолковано как возложение на лизингополучателя обязанности компенсировать убытки в размере будущих лизинговых платежей, не покрытых страховым возмещением.

Исходя из нашего анализа, судебная практика по вопросу определения последствий утраты предмета лизинга довольно однозначна. Всем судьям понятна необходимость следовать условиям договора. Проблема возникает, если условия договора изложены неясно, как в указанном случае.

Оба приведённых в обзоре дела являются скорее исключением из общей массы дел и не более, чем просто судебными ошибками, которые в очередной раз будут исправлены с помощью Верховного Суда.

108shagov.ru. Все права защищены. 2019