Иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения называется

Исковое заявление об истребовании имущества из незаконного владения

Хорошим способом защиты права собственности является исковое заявление об истребовании имущества из незаконного владения. Такой вариант подходит, когда собственник намерен достичь определенной цели. Это возврат имущества в свое владение. Или в законное владение иного лица (аренда и др.). Поэтому исковое заявление об истребовании имущества из незаконного владения отличают от исков об устранении препятствий в пользовании имуществом. А также исков о признании права собственности. Если же речь идет о жилье, заинтересованное лицо готовит иски о признании права пользования жилым помещением, иски о вселении,или иски об определении порядка пользования.

Исковое заявление об истребовании имущества из незаконного владения

Пример искового заявления об истребовании имущества из незаконного владения

Исковое заявление об истребовании имущества из чужого незаконного владения

14 марта 2020 г. я и ответчик, Лобунов Дмитрий Павлович, вступили в наследство в соответствии с завещанием отца, Грищенко Павла Геннадьевича. Ответчик унаследовал земельный участок и жилой дом (п. Красная Яруга, ул. Гражданская, д. 173). Я стал собственником автомобиля марки Nissan Tiana, 2011 г.в., гос. номер О 244 РВ 51. Автомобиль находился в гараже, расположенном на земельном участке ответчика. Право собственности на автомобиль подтверждается свидетельством о праве на наследство, выданным нотариусом Краснояружского округа Белгородской области 14.03.2020 г.

Я неоднократно направлял требования Лобунову Д.П. о передаче мне в собственность вышеуказанного автомобиля. Однако Ответчик ограничил мне доступ к гаражу путем смены замков. До настоящего времени автомобиль мне не передан.

В соответствии со ст. 8 ГК РФ, гражданские права и обязанности возникают из договоров и иных сделок, а также решений государственных органов и судебных решений. Между мной и ответчиком никакие договоры о пользовании принадлежащим мне имуществом не заключались.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 301, 305 ГК РФ,

  1. Истребовать из чужого незаконного владения Лобунова Дмитрия Петровича принадлежащее мне по праву наследования имущество: автомобиль марки Nissan Tiana, 2011 г.в., гос. номер О 244 РВ 51.
  1. Копия искового заявления
  2. Квитанция об уплате госпошлины
  3. Свидетельство о праве на наследство
  4. Копия претензии о возврате имущества

20.12.2020 г. Грищенко С.П.

Что включить в исковое заявление об истребовании имущества из незаконного владения

Истцом по указанным делам является только собственник или законный владелец имущества. Само исковое заявление об истребовании имущества из незаконного владения юристы называют виндикационным. То есть об истребовании имущества. Истец обязан доказать право собственности (право владения) на имущество. То есть в содержание иска его составитель включает описание индивидуальных признаков вещи. А также обстоятельств, при которых она выбыла из фактического владения истца. Истец доказывает и незаконность владения вещью ответчиком.

Ответчиком может быть только недобросовестный владелец вещи. То есть лицо, которое заведомо знает об отсутствии у него прав на такое имущество. Или знает об отсутствии у продавца такой вещи полномочий на продажу. Если недобросовестный владелец уже успел распорядиться имуществом, передав его другим лицам, то ответчиками такие лица станут, если вещь приобретена безвозмездно. А также при условии, что истец докажет недобросовестность такого лица (что он знал или должен был знать об отсутствии права распоряжаться вещью).

Если требование вернуть имущество является следствием признания сделки недействительной, виндикационный иск не подается. Применяются правила ст. 167 ГК РФ.

Иск может быть подан только тогда, когда имущество сохранилось и известно его местонахождение, в противном случае можно обратиться в суд с иском о взыскании денежных средств.

Одновременно с требованием вернуть имущество истец вправе требовать возврата полученных от использования такого вещей дохода (если их доказать в процессе рассмотрения дела). Правила и периоды возмещения доходов изложены ст. 303 ГК РФ.

Подача искового заявления об истребовании имущества из незаконного владения

По прямому указанию ГК РФ цена иска об истребовании имущества составляет цену самого такого имущества. Поэтому иск носит имущественный характер. И размер госпошлины определяется исходя из:

  • инвентаризационной стоимости недвижимого имущества и (или)
  • рыночной стоимости иного имущества.

Предмет требования истца определяет подсудность дела. Если требование направлено на возврат недвижимого имущества, иск подается по месту его нахождения. Во всех остальных случаях – по месту жительства ответчика. Районный суд рассматривает иски об истребовании имущества, когда его цена составляет более 50 000 руб. Во всех остальных случаях истец подает документы мировому судье.

Исковое заявление об истребовании имущества из незаконного владения рассматривает суд по общим правилам. То есть с вызовом сторон в судебное заседание. С исследованием и оценкой доказательств по гражданскому делу. Решение суда по исковому заявлению об истребовании имущества из незаконного владения вступит в силу после истечения срока для апелляционного обжалования.

Проблемы истребования имущества из чужого незаконного владения

Одними из немало важных мест в системе российского гражданского права занимают иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения – виндикационные иски. Слово «виндикация» в переводе с латинского «vimdicere» означает «объявляю о применении силы (истребую вещь принудительно), защищаю, заявляю претензию, требую».

Данная форма защиты появилась еще в древнем Риме и являлась одним из основных способов защиты права собственности в те времена. Виндикационные иски представляют собой категорию самых широких по своему объему вещно-правовых требований.

Под виндикационным иском в российской цивилистике понимают иск не владеющего вещью собственника к незаконно владеющему ею собственнику. Таким иском защищается право собственности в целом, непосредственно все три правомочия собственника – владение, пользование, распоряжение, так как он предъявляется, когда все три правомочия нарушены одновременно. В этот период, собственник лишен возможности осуществлять владение, пользование и распоряжение, но право собственности за них сохраняется и служит основанием для предъявления виндикационного иска.

Правовые основы, касающиеся истребования вещи из чужого незаконного владения, закреплены в статьях 301 – 306 главы 20 «Защита права собственности и других вещных прав» Гражданского кодекса Российской Федерации. Статья 301 ГК РФ закрепляет право собственника истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Объектом виндикационного иска может выступать только индивидуально-определенная вещь, которая сохранилась в натуре к моменту предъявления иска. Если такая вещь выбыла из оборота, например погибла, то и цель виндикационного иска не может быть достигнута. Если же предмет иска уничтожен или погиб уже после предъявления исковых требований об истребовании вещи из чужого незаконного владения, к моменту рассмотрения дела в суде, то виндикационный иск также не подлежит удовлетворению.

Существует ряд определенных условий для предъявления виндикационного иска. В частности, к ним относятся следующие:

  1. Предметом иска, как уже упоминалось ранее, должна быть индивидуально-определенная вещь, а не вещь, определенная родовыми признаками;
  2. Вещь должна быть во владении другого лица;
  3. Истцом по такому иску может быть не только собственник вещи, но и титульный владелец;
  4. Истец должен доказать свое право собственности на истребуемую вещь;
  5. Ответчиком по такому иску выступает незаконный владелец, у которого находится вещь;

Законодательство, на основании пункта 1 статьи 302 ГК РФ и статьи 303 ГК РФ, выделяет два вида незаконного владения:

  1. Добросовестное (когда незаконный владелец не знает и не должен знать о незаконности своего владения);
  2. Недобросовестное (фактический владелец знает либо должен знать об отсутствии у него прав на имущество).

Статья 302 ГК РФ закрепляет случаи, когда можно истребовать имущество от добросовестного приобретателя:

  1. Если имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение;
  2. Если имущество похищено у собственника или лица, которому имущество было передано;
  3. Если имущество выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Имущество, приобретенное безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, может быть истребовано собственником во всех случаях (пункт 2 статьи 302 ГК РФ). Если же необходимо истребовать деньги и ценные бумаги на предъявителя, то их нельзя истребовать от добросовестного приобретателя ни в каких случаях. Данное положение законодательно закреплено в пункте 3 статьи 302 ГК РФ.

Что касается вопроса расчетов при возврате имущества из чужого незаконного владения, то собственник, на основании статьи 303 ГК РФ, вправе:

  1. Потребовать от недобросовестного владельца возврата или возмещения всех доходов, которые это лицо извлекло или должно было извлечь за все время владения;
  2. Потребовать от добросовестного владельца возврата или возмещения всех доходов, которые он извлек или должен был извлечь со времени, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности владения или получил повестку по иску собственника о возврате имущества.

В то же время, владелец (добросовестный или недобросовестный) вправе требовать от собственника возмещения произведенных им необходимых затрат на имущество с того времени, с которого собственнику причитаются доходы от имущества. При этом, только добросовестный владелец вправе оставить за собой произведенные улучшения, если их можно будет отделить без повреждения имущества. Если же, это сделать невозможно, то у добросовестного владельца есть право требовать возмещения произведенных на улучшение затрат, но не выше размера увеличения стоимости имущества.

Судебная практика, относительно вопроса истребования имущества из чужого незаконного владения, является редким явлением и характеризуется не многочисленностью судебных споров. Прежде всего, это связано со следующим причинами:

  1. Виндикационный иск, по своей природе, является деликтным иском. В очень редких случаях, имущество может оказаться в чьем-либо незаконном владении без вины третьих лиц;
  2. Раз это деликтный иск, то он напрямую связан с гражданским правонарушением, и в данном случае, незаконное лишение владения собственника своим имуществом является еще и преступлением. Поэтому, данный вопрос не будет решаться в рамках гражданского процесса, а будет решаться по правилам уголовного судопроизводства. Например, дознаватель, следователь или прокурор будут возбуждать уголовное дело по статье 158 «Кража» УК РФ, статье 159 «Мошенничество» УК РФ и др.; будут принимать меры по розыску и возврату похищенного имущества. В силу этого, необходимость в предъявлении виндикационного иска отпадает;
  3. Основываясь на том, что право на движимую вещь по виндикационному иску доказать тяжело, такие дела, в большинстве случаев остаются нерешенными или вообще не доходят до суда.
Смотрите так же:  Рб налог на тунеядство

Не смотря на не многочисленность споров по виндикационным искам, судебная практика выработала ряд положений, которыми стоит руководствоваться нижестоящим судам при решении вопросов, связанных с истребованием вещи из чужого незаконного владения.

Одним из таких примеров является Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 28 апреля 1997 г. № 13 «Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее – Информационное письмо № 13).

В Информационном письме № 13 закреплено 5 пунктов, которые касаются виндикационного иска. При рассмотрении споров, связанных с истребованием вещи из чужого незаконного владения, Пленум Высшего Арбитражного суда Российской Федерации пришел к таким выводам:

  1. Право на истребование имущества из чужого незаконного владения имеет только собственник или иной законный владелец имущества. Такая позиция была вынесена на основании следующих материалов дела: АО обратилось к ООО с иском об истребовании имущества по договору купли-продажи. Истец (АО) утверждал, что имущество по данному договору находится в его собственности. Однако, исследовав материалы дела, суд пришел к следующему: отчуждение ООО государственного имущества по договору купли-продажи было совершено с нарушениями статьи 25 Закона РСФСР «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации» в силу чего, на основании статьи 168 ГК РФ такая сделка признается ничтожной. Поскольку истец не приобрел права собственности спорного имущества в установленном законом порядке, у него не имелось правовых оснований для истребования имущества у ответчика, в связи с чем, суд в удовлетворении исковых требований отказал.
  2. Собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения и в том случае, когда основания передачи имущества новому владельцу не были им оспорены в судебном порядке.В качестве примера можно привести следующее дело: ООО обратилось с иском к ГУП об истребовании имущества, которое принадлежало обществу. Ответчик против исковых требований возражал, основывая свою позицию на том, что спорное имущество по распоряжению комитета по управлению имуществом от ООО было передано ГУП в хозяйственное ведение, и так как распоряжение комитета не оспорено, ГУП пользуется имуществом на законном основании.Исследовав материалы дела, суд пришел к следующему выводу: на основании статей 209 и 213 ГК РФ ООО является собственником имущества, и соответственно, обладает тремя правомочиями по отношению к этому имуществу. Следовательно, комитет по управлению имуществом не вправе без согласия ООО издавать распоряжение о передаче имущества ГУП. Поэтому, данное распоряжение комитета по управлению имуществом является недействительным и не порождает никаких правовых последствий. Суд, основываюсь на этих позициях, удовлетворил исковые требования об истребовании имущества из чужого незаконного владения.
  3. Объектом виндикации может быть находящееся у ответчика имущество.По виндикационному иску можно истребовать только то имущество, которое сохранилось в натуре. Если же оно выбыло из оборота, то исключается возможность подачи виндикационного иска. Данная позиция отражена в Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 21 февраля 2008 г. № А66-6759/2006.
  4. Требования собственника о выселении, основанные на договоре аренды, ошибочно квалифицированы арбитражным судом как виндикационный иск. По одному из таких дел, истец подал иск в арбитражный суд о выселении АО из принадлежащего ему нежилого помещения в связи с окончанием срока действия договора аренды. Из материалов дела следовало, что спорное нежилое помещение необходимо предприятию для собственных нужд.Пленум Высшего Арбитражного суда Российской Федерации указал, что суды ошибочно руководствуются статьями 301 и 305 ГК РФ, когда обязывают ответчика освободить нежилое помещение и передать его в пользование истцу. Статья 301 ГК РФ применяется лишь в том случае, когда происходит истребование имущества из владения лица, который обладает имуществом без надлежащего правового основания. Поэтому, раз ответчик занимал нежилое помещение по договору аренды, то обязанность по возврату имущества в освобожденном виде должна определяться в соответствии с условиями, которые предусмотрены законодательством об аренде.
  5. У добросовестного приобретателя не может быть истребовано имущество, выбывшее из владения собственника по его воле.

Позиция суда абсолютно ясна и законодательно подкреплена пунктом 1 статьи 302 ГК РФ.

29 апреля 2010 года Пленум Верховного Суда Российской Федерации и Пленум Высшего Арбитражного суда Российской Федерации публикуют совместное Постановление № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее – Постановление № 10/22), которое во многом дублирует положения Информационного письма № 13.

В частности, дублируются следующее положение в Постановлении № 10/22: истребовать вещь из чужого незаконного владения можно лишь в том случае, если эта вещь сохранилась в натуре (пункт 32). Аналогичная позиция отражена в Постановлении ФАС Московского округа от 18.10.2012 г. по делу № А40-88172/11-29-783.

Пункт 36 Постановления № 10/22 закрепляет, что лицо, обратившееся с иском в суд об истребовании вещи из чужого незаконного владения, должно доказать свое право собственности на имущество, находящееся во владении ответчика. Доказательством права собственности на недвижимое имущество может являться выписка из ЕГРП, свидетельство о праве собственности на недвижимое имущество и др. Факт нахождения имущества на балансе лица не является доказательством права собственности или законного владения. Данные выводы суда нашли свое отражение в Постановлении ФАС Дальневосточного округа от 4 августа 2010 г. № Ф03-4638/2010 и в Апелляционном определении Вологодского областного суда от 05.09.2012 г. № 33-3634/2012.

В пункте 41 Постановления № 10/22 суды просят обратить внимание на следующее правило, что если неделимое имущество продано неуправомоченным отчуждателем нескольким лицам на основании одной сделки и находится в их владении, то на стороне приобретателя образуется множественность лиц. В связи с этим, указанные лица являются соответчиками по виндикационному иску.
При такой ситуации, суд удовлетворит иск только в том случае, если хотя бы один из приобретателей не является добросовестным.

13 ноября 2008 года Президиум Высшего Арбитражного суда Российской Федерации опубликовал отдельное Информационное письмо № 126 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения» (далее – Информационное письмо № 126), закрепляет необходимые рекомендации, которыми стоит руководствоваться судам нижестоящих инстанций.

О некоторых положениях, которые закреплены в Информационном письме № 126 говорилось ранее, поэтому, стоит обратить внимание на те рекомендации, которые не были отражены в других информационных письмах Президиума ВАС РФ и совместных постановлениях Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ.

К ряду таких положений относятся следующие:

1. Если лицо передало имущество во исполнение недействительной сделки, а в последующем обратиться в суд с иском о возврате имущества из чужого незаконного владения, то суд отказывает в удовлетворении иска (пункт 1);

2. Когда в судебном заседании решается вопрос о добросовестности приобретателя и решается круг обстоятельств, о которых он должен был знать, судам необходимо учитывать (пункт 8):

  • родственные и иные связи между лицами, которые участвовали в заключении сделок, направленные на передачу права собственности;
  • совмещение одним лицом должностей в организациях, совершающих сделки;
  • участие одних и тех же лиц в уставном капитале этих организаций, родственные и иные связи между ними;

3. Течение срока исковой давности по иску об истребовании движимого имущества из чужого незаконного владения начинается со дня обнаружения этого имущества (пункт 12);

По одному из таких дел, суд кассационной инстанции отменил все ранее принятые решения, и направил дело на новое рассмотрение, в силу следующих обстоятельств: защита права в рамках искового производства невозможна до тех пор, пока лицу, чье право нарушено, неизвестен нарушитель права – потенциальный ответчик по делу. Поэтому, срок исковой давности по требованию о возврате имущества начал течь именно с того момента, когда истец узнал о его нахождении во владении ответчика.

4. При смене владельца имущества исковая давность по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения не начинает течь заново (пункт 13).

Основываясь на всем вышесказанном, можно сделать следующие выводы:

  1. Иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения относятся к числу невостребованных исков, в силу того, что собственник имущества не обращается за защитой своего права в суд и многие случаи проходят незамеченными для судебной практики;
  2. Виндикационный иск может быть предъявлен лишь при отсутствии обязательственных отношений между сторонами или только после того, как эти обязательственные отношения прекратились;
  3. Истец, в целях обеспечения нахождения имущества во владении ответчика в период судебного разбирательства, может подать в суд ходатайство о принятии обеспечительных мер в отношении спорного имущества, а уже после принятия такого ходатайства, суд может запретить ответчику пользоваться и/или распоряжаться им (т.е. наложить на него арест), передавать имущество на хранение другому лицу и др.;
  4. Гражданское законодательство четко определяет случаи, когда собственник может истребовать имущество от добросовестного приобретателя при его возмездной передаче лицом, не имеющим право его отчуждать;
  5. К лицу, который владеет имуществом на законном основании, хоть и не является собственником, иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения не может быть предъявлен;
  6. Для того, чтобы избежать отказа в удовлетворении исковых требований по виндикационному иску, необходимо тщательно исследовать судебную практику по данной категории дел.

Мария Денисова

Иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения называется

§ 2. Иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения (виидикационный иск)

Понятие виндикационного иска. Среди гражданско-правовых средств защиты права собственности особое место занимают иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения — виндикационные иски. Хотя в судебно-арбитражной практике они встречаются не столь часто, как обязательственно-правовые требования, их предупредительно-воспитательную роль в обеспечении неприкосновенности частной, государственной и муниципальной собственности от незаконного завладения трудно переоценить. Кроме того, правила виндикации (ст. 301-303 ГК) представляют большой теоретический и практический интерес, выходящий далеко за рамки рассматриваемого института.

Под виндикационным иском (от лат. vim dicere — объявлять о применении силы) понимается внедоговорное требование невладеющего собственника к фактическому владельцу имущества о возврате последнего в натуре. В соответствии с действующим законодательством для предъявления виндикационного иска необходимо одновременно наличие ряда условий. Прежде всего требуется, чтобы собственник был лишен фактического господства над своим имуществом, которое выбыло из его владения. Если имущество находится у собственника, но кто-то оспаривает его право или создает какие-либо препятствия в пользовании или распоряжении имуществом, применяются иные средства защиты, в частности иск о признании права собственности или иск об устранении препятствий, не связанных с лишением владения (см. § 3 и 4 настоящей главы).

Смотрите так же:  Федеральный закон 159-фз от 29.06.2019 г

Далее, необходимо, чтобы имущество, которого лишился собственник, сохранилось в натуре и находилось в фактическом владении Другого лица. Если имущество уже уничтожено, переработано или потреблено, право собственности на него как таковое прекращается. В этом случае собственник имеет право лишь на защиту своих имущественных интересов, в частности с помощью иска из причинения вреда или иска из неосновательного обогащения.

Виндицировать можно лишь индивидуально-определенное имущество, что вытекает из сущности данного иска, направленного на возврат собственнику именно того самого имущества, которое выбыло из его владения. При этом, однако, следует помнить, что различия между индивидуально-определенными и родовыми вещами достаточно относительны и зависят от конкретных условий гражданского оборота. Поэтому в случае индивидуализации могут быть виндицированы и вещи, обладающие едиными общими свойствами для всех вещей данного вида, например, зерновые, корнеплоды, строительные материалы и т.п. Если же выделить конкретное имущество собственника из однородных вещей фактического владельца невозможно, должен предъявляться не виндикационный иск, а иск из неосновательного обогащения (ст. 1102 ГК).

Наконец, виндикационный иск носит внедоговорный характер и защищает право собственности как абсолютное субъективное право. Если же собственник и фактический владелец вещи связаны друг с другом договором или иным обязательственным правоотношением по поводу спорной вещи, последняя может отыскиваться лишь с помощью соответствующего договорного иска.

Хотя указанные положения, касающиеся условий предъявления виндикационного иска, являются достаточно очевидными, хорошо изучены юридической наукой и проверены тысячелетним опытом, они нередко игнорируются на практике в угоду решения сиюминутных проблем. К сожалению, в последние годы под судебную практику, допускающую смешение элементарных понятий, в частности разрешающую свободную замену договорного требования виндикационным иском, переход от виндикационного притязания к иску о признании сделки недействительной и т. д., пытаются подвести теоретическую базу в виде рассуждений о свободном выборе истцом предусмотренных законом средств защиты. Данный подход носит ненаучный характер и ни к чему, кроме негативных последствий, в конечном счете привести не может.

Истец и ответчик по виндикациоиному иску. Право на виндикацию принадлежит собственнику, утратившему владение вещью (ст. 301 ГК). Однако наряду с ним виндицировать имущество в соответствии со ст. 305 ГК может также лицо, хотя и не являющееся собственником, но владеющее имуществом в силу закона или договора. Таким лицом, именуемым обычно титульным владельцем имущества, может выступать арендатор, хранитель, комиссионер и т.д., а также обладатель вещных прав на имущество: права пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, права оперативного управления и т. д.

Введение в российское гражданское право института приобретательной давности означает, что защита против неправомерного завладения имуществом обеспечивается и давностному владельцу. Указанное лицо до истечения соответствующего срока не может считаться титульным владельцем имущества, ибо его владение не опирается на правовое основание. Однако такое владение не является и юридически безразличным фактом, ибо при определенных условиях -добросовестность, открытость, непрерывность владения — и по истечении установленных законом сроков фактический владелец имущества может стать его собственником. Поэтому в случае посягательства на имущество со стороны третьих лиц, не имеющих права на владение им, давностный владелец на основании п. 2 ст. 234 ГК может добиваться восстановления своего владения.

В качестве ответчика по виндикационному иску выступает фактический владелец имущества, незаконность владения которого подлежит доказыванию в виндикационном процессе.

Предмет и основание виидикацнониого иска. Предметом виндикационного иска является требование о возврате имущества из незаконного владения. Если истец ставит вопрос о предоставлении ему равноценного имущества либо выплате денежной компенсации, он должен добиваться этого с помощью иных средств защиты, в частности иска из причинения вреда.

Наряду с предметом иска истец должен сформулировать его основание путем указания на те юридические факты, с которыми он связывает свое требование к ответчику. В исках об истребовании имущества такое основание составляют обстоятельства выбытия имущества из обладания истца, условия поступления имущества к ответчику, наличие спорного имущества в натуре, отсутствие между истцом и ответчиком связей обязательственного характера по поводу истребуемой вещи. В совокупности указанные обстоятельства подтверждают право истца на спорное имущество и возможность его истребования по виндикационному иску.

В научной литературе нет единства мнений относительно того юридического титула, на который опирается истец в своих исковых требованиях. По мнению ряда ученых, общим юридическим основанием всех виндикационных исков является право владения истребуемой вещью . Но, как правильно отмечалось в литературе, в российском праве отсутствует особое право владения, а есть лишь правомочие владения, входящее в состав различных субъективных прав. Поэтому, выступая с виндикационным требованием, истец должен не только указать, что он фактически лишен возможности обладания имуществом, но и доказать, что названная правовая возможность основывается на конкретном субъективном праве, например, праве собственности, праве нанимателя, праве залогодержателя и т.д. Единственное исключение в этом плане составляет, как указывалось выше, иск давностного владельца имущества, который не опирается на конкретное субъективное право и направлен на защиту фактического владения как такового.

Условия удовлетворения виндикационного иска. В тех случаях, когда имущество находится в фактическом обладании лица, завладевшего им путем противозаконных действий, например, в руках похитителя или лица, присвоившего находку, необходимость удовлетворения виндикационного иска не вызывает никаких сомнений.

Не столь очевидным будет, однако, решение данного вопроса в той ситуации, когда вещь оказывается во владении третьего лица, например, лица, купившего ее у неуправомоченного отчуждателя. Охраняемые законом интересы собственника (титульного владельца) вещи сталкиваются в данном случае с заслуживающими внимания интересами фактического владельца, действия которого в субъективном плане зачастую безупречны. Защите чьих интересов следует отдать предпочтение? Действующее гражданское законодательство, опираясь на правовой опыт мировой цивилизации, устанавливает следующие три условия удовлетворения виндикационного иска. Прежде всего возможность виндикации вещи у третьего лица зависит от того, добросовестен ли приобретатель вещи или нет. Согласно ст. 302 ГК владелец признается добросовестным, если, приобретая вещь, он не знал и не должен был знать о том, что отчуждатель вещи не управомочен на ее отчуждение. В случае, если владелец вещи знал или, по крайней мере, должен был знать, что приобретает вещь у лица, не имевшего права на ее отчуждение, он считается недобросовестным. По господствующему в литературе мнению, для признания приобретателя недобросовестным недостаточно простой неосмотрительности, а требуется умысел или грубая неосторожность .

При разграничении простой и грубой неосторожности следует опираться на фактические обстоятельства каждого конкретного случая, принимая во внимание как обстановку и условия приобретения вещи, так и субъективные свойства самого приобретателя — его жизненный опыт, юридическую грамотность и т. п. Необходимо также учитывать, что действующее право исходит из презумпции добросовестности приобретателя, т. е. приобретатель признается добросовестным до тех пор, пока его недобросовестность не будет доказана. У недобросовестного приобретателя вещь изымается во всех случаях.

Вопрос об истребовании вещи у добросовестного приобретателя решается в зависимости от того, как приобретена вещь — возмездно или безвозмездно. Согласно ч. 2 ст. 302 ГК при безвозмездном приобретении имущества от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях. Нередко указанное правило закона истолковывается в литературе и на практике в том смысле, что вещь может быть изъята собственником у любого безвозмездного приобретателя, например, у одаряемого, к которому вещь поступила от добросовестного возмездного приобретателя, с чем, конечно, нельзя согласиться. По сути дела, такое расширительное толкование закона лишает добросовестных возмездных приобретателей, ставших собственниками имущества, права дарить имущество, передавать его по наследству и т.д., т.е. вводит не основанные на законе ограничения права собственности. Сторонники этой точки зрения не учитывают того, что правило ч. 2 ст. 302 ГК рассчитано на случаи, когда отчуждатель не управомочен на отчуждение вещи. Если же сам отчуждатель стал собственником вещи, уже не имеет значения, на каких условиях он передает вещь третьему. Не безупречен и положенный в основу предлагаемого решения принцип распределения материальных убытков. Приводимая обычно ссылка на то, что добросовестный безвозмездный приобретатель в случае отобрания у него вещи ничего не теряет, весьма относительна, поскольку любое изъятие имущества из владения представляется вполне реальной утратой. Поэтому интересы приобретателя, к которому имущество поступило безвозмездно не от неуправомоченного отчуждателя, а через посредство возмездного добросовестного приобретателя, подлежат юридической защите.

При применении ч. 2 ст. 302 ГК возникает и другой вопрос. Вполне возможна ситуация, когда безвозмездный приобретатель имущества от лица, не имевшего права на его отчуждение, реализует это имущество путем возмездной сделки. Допустима ли виндикация в этом случае? Буквальное толкование ч. 2 ст. 302 ГК означало бы, что если имущество перешло от неуправомоченного отчуждателя безвозмездно, то, независимо от его последующей судьбы, оно может быть виндицировано во всех случаях. Такое толкование, однако, представляется не соответствующим истинному смыслу закона. Добросовестный возмездный приобретатель имущества, прошедшего через руки безвозмездного приобретателя, ничем, по существу, не отличается от добросовестного возмездного приобретателя имущества непосредственно от неуправомоченного отчуждателя. Поэтому следует признать, что ч. 2 ст. 302 ГК применяется лишь тогда, когда безвозмездный приобретатель от неуправомоченного отчуждателя выступает в качестве ответчика по иску.

Если имущество приобретено владельцем добросовестно и возмез-дно, возможность его истребования поставлена в зависимость от характера выбытия имущества из владения собственника (титульного владельца). Собственник вправе истребовать имущество от такого приобретателя только тогда, когда имущество выбыло из владения собственника или лица, которому имущество было доверено собственником, помимо их воли. При этом закон (ч. 1 ст. 302 ГК) указывает на два возможных случая подобного выбытия имущества из владения — утерю его собственником и его похищение, что, конечно, является лишь примерным перечнем таких случаев. Важно отметить, что вопреки утверждениям некоторых авторов, действующее законодательство не связывает возможность истребования имущества лишь с таким поведением собственника, которое нельзя поставить ему в вину. Если, например, вещь выбывает из владения собственника по его личной неосмотрительности, но все же вопреки его воле, она все равно может быть виндицирована. Иное истолкование закона по существу означает установление гражданско-правовой ответственности собственника перед самим собой. Иначе решается данный вопрос тогда, когда имущество выходит из владения собственника по его воле. Так, если собственник вручает свое имущество нанимателю, а тот, злоупотребляя доверием собственника, продает имущество третьему добросовестному приобретателю, виндикационный иск собственника к такому лицу удовлетворению не подлежит. В данном случае закон защищает интересы добросовестного возмездного приобретателя имущества, который на основе сложного юридического состава становится собственником приобретенного имущества.

Смотрите так же:  Договор дарения дома форма

Подобное решение вопроса в литературе нередко объясняют тем, что собственнику можно поставить в вину непродуманный выбор контрагента, которому он решился доверить свое имущество Собственника, однако, далеко не всегда можно упрекнуть в этом плане в какой-либо неосмотрительности. Поэтому предпочтительнее конструкция «наименьшего зла», в соответствии с которой коллизия интересов собственника и добросовестного возмездного приобретателя решается в зависимости оттого, кто из них имеет больше возможностей защитить свои имущественные интересы, если вопрос об отобрании самой вещи будет решен не в его пользу.

Так, отказывая собственнику в виндикации имущества, выбывшего из его обладания по его собственной воле, законодатель учитывает, что собственник, как правило, знает то лицо, которому он вручил свое имущество, и потому имеет возможность взыскать с него понесенные убытки, если ему будет отказано в возврате вещи. По сравнению с ним добросовестный возмездный приобретатель, в случае отобрания у него вещи, находился бы в худшем положении, ибо он, как правило, меньше знает то лицо, у которого он приобрел вещь, и соответственно имеет меньше шансов возместить за счет последнего понесенные убытки. Напротив, в случае выбытия вещи из владения собственника помимо его воли в лучшем положении, в смысле возможности возмещения убытков, оказывается уже добросовестный возмездный приобретатель. В отличие от собственника, у которого в этой ситуации вообще нет контрагента, приобретатель имущества имеет хоть какое-то представление о лице, у которого он купил вещь. По этой причине вещь возвращается собственнику, а добросовестному возмездному приобретателю предоставляется возможность покрыть возникшие у него убытки за счет продавца.

Трудно согласиться с В. В. Витрянским в том, что если вещь не может быть истребована у приобретателя по виндикационному иску, то не исключено истребование ее по иску о применении последствий недействительности сделки. Ход рассуждений автора таков: поскольку отчуждатель на отчуждение вещи не был управомочен, сделка по отчуждению вещи недействительна, а потому вещь может быть истребована у того, кто ее приобрел. Эта аргументация сводит на нет правила ст. 302 ГК, согласно которым вещь при наличии предусмотренных в указанной статье условий не может быть истребована у того, кто приобрел ее от неуправомоченного отчуждателя. Приобретатель становится собственником вещи со всеми вытекающими из этого последствиями. Вопрос же о недействительности сделки по отчуждению вещи имеет значение лишь для отношений прежнего собственника с неуправомоченным отчуждателем в части определения меры ответственности последнего перед прежним собственником вещи. В обоснование противоположного мнения едва ли можно опереться на ст. 1103 ГК, которая определяет соотношение требований о возврате неосновательного обогащения с другими требованиями о защите гражданских прав, поскольку в рассматриваемой ситуации в любом из вариантов подхода к ней не идет речи о неосновательном обогащении приобретателя вещи.

Таковы общие условия виндикации имущества, принимаемые во внимание независимо от формы и вида собственности. Из правил виндикации установлено, однако, одно исключение. В соответствии с ч. 3 ст. 302 ГК не допускается истребование от добросовестного приобретателя денег, а также ценных бумаг на предъявителя, пусть даже они выбыли из обладания собственника помимо его воли либо поступили к приобретателю безвозмездно. Указанная норма объясняется тем, что деньги и ценные бумаги на предъявителя являются средством обращения, в связи с чем требуется обеспечить им повышенное доверие со стороны участников гражданского оборота.

Расчеты при возврате имущества. При истребовании имущества из чужого незаконного владения между сторонами нередко возникают споры о судьбе доходов, принесенных вещью за период незаконного владения, и компенсации произведенных на нее расходов. Правила производства таких расчетов закреплены ст. 303 ГК и сводятся к следующему.

Прежде всего закон и здесь проводит различие между добросовестным и недобросовестным владельцами. Недобросовестный владелец обязан возвратить или возместить собственнику все доходы, которые он извлек или должен был извлечь за все время незаконного владения. В отличие от него добросовестный владелец имущества несет подобную обязанность лишь с того момента, когда он узнал о неправомерности своего владения или получил повестку по иску собственника о возврате имущества.

Применяя данную норму, необходимо учитывать два обстоятельства. Во-первых, под «доходами» здесь понимаются не только денежные, но и натуральные доходы, т. е. плоды. Во-вторых, речь в данном случае идет лишь о тех доходах и плодах, которые извлечены или, по крайней мере, должны быть извлечены незаконным владельцем из имущества. Указанное обстоятельство, как и сам размер таких доходов, должны быть обоснованы собственником истребуемой вещи. Доходы, которые владелец теоретически мог, но не должен был извлечь из имущества, например, путем сдачи вещи в аренду, в расчет не принимаются.

В свою очередь, незаконный владелец имущества, как добросовестный, так и недобросовестный, вправе требовать от собственника компенсации произведенных им необходимых затрат на имущество с того времени, с какого собственнику причитаются доходы от имущества. Под необходимыми расходами в данном случае понимаются те издержки владельца, которые вызываются необходимостью поддерживать имущество в исправном состоянии, в частности расходы на содержание имущества, производство его текущего и капитального ремонта и т.п.

Указанное правило, на первый взгляд, представляется нелогичным по отношению к недобросовестному владельцу имущества, права которого, казалось бы, не должны охраняться законом. В действительности, оно имеет под собой вполне разумное основание, так как в известной мере предотвращает бесхозяйственное содержание имущества со стороны недобросовестного владельца, т. е. служит в конечном счете интересам собственника имущества. Однако это правило имеет иной изъян, на который обращалось внимание в литературе. Статья 303 ГК не предусматривает возмещение необходимых затрат, произведенных добросовестным владельцем за тот период, когда ему, а не собственнику, причитаются доходы от имущества. В этом, разумеется, есть своя логика, так как предполагается, что, по общему правилу, необходимые затраты на имущество покрываются извлеченными из него доходами. Однако совершенно очевидно, что это происходит далеко не всегда. Поэтому добросовестный владелец имущества, понесший издержки по его содержанию и ремонту, но не получивший доходов от имущества, оказывается в худшем положении, чем владелец недобросовестный, которому соответствующая компенсация гарантируется законом. В этой связи следует признать, что пока данный пробел закона не устранен, добросовестный владелец имеет право на иск из неосновательного приобретения или сбережения имущества по ст. 1102 ГК.

Наряду с расчетами по доходам и необходимым расходам закон решает вопрос и о судьбе произведенных владельцем улучшений вещи. Под улучшениями подразумеваются такие затраты на имущество, которые, с одной стороны, не диктуются необходимостью его сохранения, но, с другой стороны, носят обоснованный, полезный характер, так как улучшают эксплуатационные свойства вещи, повышают ее качество, увеличивают стоимость и т.п. В качестве примера таких улучшений можно назвать укомплектование автомобиля чехлами для сидений, установку дополнительных стоп-сигналов, локкеров и т. п.

Судьба улучшений зависит опять-таки от добросовестности незаконного владельца. Когда улучшения произведены добросовестным владельцем, ему предоставляется право либо оставить их за собой, если они могут быть отделены без повреждения вещи, либо потребовать от собственника возмещения произведенных на улучшения затрат в пределах увеличения стоимости вещи, если их отделение от вещи невозможно. По смыслу закона добросовестный владелец имеет право потребовать возмещения затрат на улучшения вещи и в том случае, когда их отделение от вещи возможно, но эти улучшения в случае изъятия вещи не представляют для владельца самостоятельного интереса.

Права недобросовестного владельца на произведенные им улучшения самим законом не определены и выводятся посредством его толкования и применения аналогии. По мнению большинства ученых, недобросовестный владелец вправе оставить за собой отделимые улучшения вещи, но не может требовать компенсации затрат на те улучшения, которые не могут быть отделены от вещи.

От улучшений вещи следует отличать так называемые расходы на роскошь, под которыми обычно понимаются произвольные издержки владельца вещи, связанные, в частности, с ее украшением или оснащением вещи какими-либо дорогостоящими безделушками. В примере с автомобилем такими издержками на роскошь могут считаться, например, расходы на установку декоративных колпаков на колесах, особую раскраску кузова, тонирование стекол и т. п. В отличие от затрат на улучшения, подобные издержки, если отделить соответствующие приращения от вещи невозможно, возмещению не подлежат даже тогда, когда они произведены добросовестным владельцем. Если же их отделение от вещи не грозит последней существенным ухудшением, незаконный владелец имущества, как добросовестный, так и недобросовестный, может сделать это при условии, что собственник не согласится возместить издержки в пределах увеличения стоимости вещи. Следует отметить, что изложенное правило прямо в законе не установлено, но вытекает из его смысла.

Как уже отмечалось, правом на виндикацию имущества наделены не только собственники имущества, но и его ттульные владельцы (ст. 305 ГК). Однако правила о расчетах при возврате вещи из незаконного владения полностью применимы к требованиям лишь тех титульных владельцев, которые имеют самостоятельное право на доходы от переданной в их владение вещи. Например, хранитель вещи, не имеющий, по общему правилу, такого права, не может требовать от незаконного владельца и передачи доходов. Право на них принадлежит самому собственнику имущества, который может предъявить самостоятельное требование.

За произведенное ухудшение имущества незаконный владелец, независимо от добросовестности или недобросовестности, отвечает по общим правилам о деликтной ответственности.

108shagov.ru. Все права защищены. 2019