Гк рф договор не запрещен

Оглавление:

Статья 575. Запрещение дарения

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 25 декабря 2008 г. N 280-ФЗ в статью 575 настоящего Кодекса внесены изменения

Статья 575. Запрещение дарения

См. Энциклопедии и другие комментарии к статье 575 ГК РФ

1. Не допускается дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает трех тысяч рублей:

1) от имени малолетних и граждан, признанных недееспособными, их законными представителями;

2) работникам образовательных организаций, медицинских организаций, организаций, оказывающих социальные услуги, и аналогичных организаций, в том числе организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, гражданами, находящимися в них на лечении, содержании или воспитании, супругами и родственниками этих граждан;

3) лицам, замещающим государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, муниципальные должности, государственным служащим, муниципальным служащим, служащим Банка России в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей;

4) в отношениях между коммерческими организациями.

К договорам, на основании которых вносятся безвозмездные вклады в денежной или иной форме в имущество общества, положения Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре дарения не применяются

2. Запрет на дарение лицам, замещающим государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, муниципальные должности, государственным служащим, муниципальным служащим, служащим Банка России, установленный пунктом 1 настоящей статьи, не распространяется на случаи дарения в связи с протокольными мероприятиями, служебными командировками и другими официальными мероприятиями. Подарки, которые получены лицами, замещающими государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, муниципальные должности, государственными служащими, муниципальными служащими, служащими Банка России и стоимость которых превышает три тысячи рублей, признаются соответственно федеральной собственностью, собственностью субъекта Российской Федерации или муниципальной собственностью и передаются служащим по акту в орган, в котором указанное лицо замещает должность.

Статья 421 ГК РФ. Свобода договора

Новая редакция Ст. 421 ГК РФ

1. Граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством.

2. Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. К договору, не предусмотренному законом или иными правовыми актами, при отсутствии признаков, указанных в пункте 3 настоящей статьи, правила об отдельных видах договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами, не применяются, что не исключает возможности применения правил об аналогии закона (пункт 1 статьи 6) к отдельным отношениям сторон по договору.

3. Стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

4. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).

В случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.

5. Если условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой, соответствующие условия определяются обычаями, применимыми к отношениям сторон.

Комментарий к Ст. 421 ГК РФ

Комментируемая норма детализирует основное начало гражданского законодательства, предусмотренное ст. 1 ГК РФ. Многоаспектное проявление свободы договора в рассматриваемой норме подчеркивает частноправовой характер договора.

Прежде всего, с отрицательной стороны принцип договорной свободы обозначает то, что против своей воли никто не обязан вступать в договор. Положение это представляется естественным, и тем не менее в современном праве известны случаи, когда оно терпит известные ограничения. И думается, что это было бы правильно: всякий вправе рассчитывать, что те услуги, которые предлагаются публике вообще, будут оказаны и ему; открытие предприятия для публики должно быть сопряжено и с соответствующей обязанностью. С положительной стороны принцип договорной свободы обозначает право частных лиц заключать договоры любого содержания. Это неизбежное последствие самого назначения договора служить формой для определения частных отношений, для удовлетворения индивидуальных интересов.

Смешанный договор, содержащий элементы разных договоров, устанавливает единую совокупность обязательств. Заключенный сторонами договор представляет собой смешанный договор, так как в нем стороны соединили условия разных гражданско-правовых договоров и связали осуществление своих прав и обязанностей, предусмотренных одним из этих договоров, с осуществлением прав и обязанностей, предусмотренных другим договором (приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 16.02.2001 N 59).

Другой комментарий к Ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Принцип свободы договора упоминается в п. п. 1 и 2 ст. 1 ГК; он тесно связан, а иногда переплетается с другим принципом гражданского права — принципом автономии воли (п. 1 ст. 2 ГК РФ).

В абз. 1 п. 1 комментируемой статьи принцип свободы договора конкретизирован: субъекты гражданского права самостоятельно, по своей воле определяют, заключать ли им договор, а если они принимают решение о его заключении, то самостоятельно определяют, когда, с кем, какой договор заключать и на каких условиях.

Принцип свободы договора конкретизируется в п. п. 2, 3 и 4 ст. 421, в ст. ст. 423, 424, 425, 429 ГК.

Вместе с тем во многих случаях он ограничивается различными императивными нормами закона или другого нормативного акта. Так, например, свобода выбора договорного партнера ограничивается нормой, содержащейся в ст. 250 ГК (преимущественное право покупки); выбор условий договора ограничивается императивными нормами закона (ст. 422 ГК РФ) и т.п.

В абз. 2 п. 1 указано на одно возможное ограничение принципа свободы договора: свобода к заключению договора может быть ограничена ГК, иным законом либо добровольно принятым обязательством.

В этих случаях (но только в этих случаях) одна из сторон может обязать другую сторону заключить договор; об условиях такого (принудительно заключаемого) договора в данной норме ничего не говорится.

Норма, содержащаяся в абз. 2 п. 1, довольно часто конкретизируется в ГК и других законах.

Среди норм, ограничивающих право сторон на свободное усмотрение при заключении договора, прежде всего следует назвать содержащуюся в ст. 426 ГК (публичный договор). Свободное усмотрение сторон на заключение договора ограничивается самими сторонами в тех случаях, когда они заключили предварительный договор (ст. 429 ГК РФ).

Нижеследующие примеры из судебной практики подтверждают общий принцип свободы договора:

1) длительные хозяйственные связи с поставщиком не являются основанием для обязания его заключить договор на поставку продукции для государственных нужд (п. 4 приложения к информационному письму Президиума ВАС РФ от 5 мая 1997 г. N 14 «Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров» // Вестник ВАС РФ. 1997. N 7);

2) антимонопольный орган не вправе давать предписание о включении в договор мер ответственности, не предусмотренных законодательством (п. 16 приложения к информационному письму Президиума ВАС РФ от 30 марта 1998 г. N 32 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением антимонопольного законодательства» // Вестник ВАС РФ. 1998. N 5).

2. В п. 2 предусматривается право сторон заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иным правовым актом.

Договоры, которые предусмотрены законом или иным правовым актом, часто называют поименованными договорами (иногда говорят о группе договоров, поименованных в ГК РФ). В отличие от них, все остальные договоры являются непоименованными.

Возможность заключения непоименованных договоров вытекает также из подп. 1 п. 1 ст. 8 ГК, в соответствии с которым гражданские права и обязанности могут возникать из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему.

Большое число поименованных договоров содержится в части второй ГК.

Договоры, которые предусмотрены законом или иным правовым актом (поименованные договоры), регулируются императивными и диспозитивными нормами. Заключая договор, который подпадает под определение какого-либо поименованного договора, стороны не могут объявить его непоименованным; это означало бы отказ от применения императивных норм закона, что запрещено ст. 422 ГК.

3. Пункт 3 посвящен смешанным договорам. Этот договор определяется как договор, который содержит элементы двух или большего числа различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами. Данное определение нельзя понимать узко: смешанным должен считаться и такой договор, который содержит элементы различных поименованных и непоименованных договоров либо даже элементы различных непоименованных договоров.

Общая норма, которая применяется к смешанным договорам, состоит в следующем: положения смешанного договора следует разделить на отдельные части, каждая из которых относится к определенному виду договора; затем к каждой из этих частей применяются те нормы закона, которые рассчитаны на соответствующий вид договора. Однако эта общая норма, касающаяся смешанных договоров, не применяется, если иное предусмотрено соглашением сторон или вытекает из существа договора. Упомянутое в оговорке «соглашение сторон» не может изменять или отменять императивные нормы, установленные для определенного вида договора.

Смотрите так же:  Имущественный налог пенсионеров

Изложенные выше общие нормы, касающиеся смешанных договоров, подкрепляются следующими примерами из судебной практики:

1) согласно п. 1 ст. 850 ГК «в случаях, когда в соответствии с договором банковского счета банк осуществляет платежи со счета, несмотря на отсутствие на нем денежных средств (кредитование счета), банк считается предоставившим клиенту кредит на соответствующую сумму со дня осуществления такого платежа. При этом указанный договор должен рассматриваться как смешанный. Если банком получено заявление клиента о расторжении договора банковского счета или закрытии счета, указанный выше смешанный договор. считается измененным. Обязанность банка по кредитованию прекращается, а клиенту в соответствии с условиями договора надлежит возвратить фактически полученную сумму кредита и уплатить проценты за пользование. При отсутствии специальных указаний в договоре к правоотношениям сторон. применяются правила о займе и кредите» (п. 15 Постановления Пленума ВАС РФ от 19 апреля 1999 г. N 5);

2) если заключенный сторонами смешанный договор, содержащий элементы договора купли-продажи предприятия как имущественного комплекса, подлежащего обязательной государственной регистрации, и договора поставки оборудования, устанавливает единую совокупность обязательств, то такой смешанный договор подлежит обязательной государственной регистрации, при отсутствии которой весь смешанный договор должен считаться незаключенным (п. 13 приложения к информационному письму Президиума ВАС РФ от 16 февраля 2001 г. N 59 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона «О государственной регистрации, прав на недвижимое имущество и сделок с ним» // Вестник ВАС РФ. 2001. N 4);

3) сторонами заключен смешанный договор, по которому акционерное общество должно было поставить обществу с ограниченной ответственностью детали сборно-металлического склада-ангара, т.е. выступить продавцом по договору купли-продажи. Кроме того, оно обязалось установить ангар на фундамент, смонтировать, подключить к действующим коммуникациям и сдать в эксплуатацию. Эта часть договора устанавливала между сторонами отношения по договору строительного подряда.

После сдачи объекта заказчику в сооружении появились протечки, связанные с нарушением строительных норм и правил при производстве работ по герметизации стыков. Относительно металлоконструкций было установлено, что они изготовлены в полном соответствии с чертежами.

Заказчик просил применить меры ответственности, предусмотренные на случай поставки товаров ненадлежащего качества. Суд это требование отклонил, указав на то, что в данном случае установлено ненадлежащее качество подрядных работ, а потому ответственность подрядчика должна определяться требованиями ст. 723 ГК, а не ст. 475 ГК (п. 16 приложения к информационному письму Президиума ВАС РФ от 24 января 2000 г. N 51 «Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда» // Вестник ВАС РФ. 2000. N 3).

4. В абз. 1 п. 4 закреплен принцип свободы сторон определять условия договора.

Как вытекает из абз. 1 п. 4, условия договора — это совокупность положений, определяющих права и обязанности сторон, заключивших договор. При этом одни условия договора определяются императивными правовыми нормами и не могут быть изменены или отменены соглашением сторон; эти условия входят в договор и принимаются сторонами договора к исполнению. Все остальные условия определяются свободным усмотрением сторон.

Условия договора необязательно включаются в текст договора: императивные нормы, а обычно и диспозитивные нормы в договоре не упоминаются; тем не менее они также являются условиями договора.

В данной норме условия договора не подразделяются на какие-либо виды (группы), хотя в других статьях ГК выделяются отдельные виды (группы) договорных условий. Например, ст. 432 ГК упоминает о «существенных» условиях договора, ст. 507 ГК — об «отдельных» условиях договора.

В абз. 2 п. 4 дается понятие диспозитивной нормы гражданского права: это такая норма, которая, хотя и предусмотрена нормативным актом, но ее действие может быть исключено или изменено соглашением сторон. И лишь при отсутствии такого соглашения, т.е. в том случае, если стороны договора никак не выразили своего отношения к диспозитивной норме либо, наоборот, включили ее в текст договора без изменения, диспозитивная норма становится условием договора, обязательным для сторон, действует наравне с императивной нормой.

Хотя включение понятия «диспозитивная норма» в абз. 2 п. 4 комментируемой статьи является полезным юридико-техническим приемом, нельзя не отметить, что это понятие сформулировано слишком узко: в ГК и других нормативных актах имеется большое число диспозитивных норм, которые можно изменить или отменить не только соглашением сторон договора, но и односторонней сделкой. Таким образом, норму абз. 2 п. 4 нужно понимать в более широком смысле.

Из абз. 2 п. 4 следует, что упоминаемое в абз. 1 п. 4 выражение «случаи, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами», относится только к императивным нормам.

5. Смысл нормы, содержащейся в п. 5, состоит в том, чтобы исключить неопределенность, которая может возникнуть при исполнении договора: если стороны не определили какого-либо его условия, а диспозитивных норм на этот случай нет, то следует определить это условие, базируясь на соответствующих обычаях делового оборота (об обычаях делового оборота см. ст. 5 ГК РФ).

Пункт 5 ст. 421 обычно взаимосвязан со ст. 431 ГК.

Запрещение дарения

Законодательством предусмотрено запрещение дарения в некоторых ситуациях. Такой запрет закреплен ст. 575 ГК РФ. Нормы данной статьи регламентируют случаи дарения, когда сумма подарка (дара) составляет более трех тысяч рублей.

Лица, от имени которых дарение запрещено

Существует определенная категория лиц, от имени которых дарение запрещено ст. 575 ГК РФ (если сумма дара превышает установленную законом максимальную сумму). Таковыми являются:

  • законные представители, выступающие от имени несовершеннолетних детей в возрасте до 14 лет (родители, опекуны, попечители, усыновители);
  • законные представители, выступающие от имени лиц, которые признаны недееспособными.

Опека и попечительство подразумевает защиту прав и интересов несовершеннолетних лиц и людей, признанных недееспособными. Законодательство устанавливает, что доходы подопечного, включая и те, которые получены от управления его имуществом, могут расходоваться опекуном или попечителем только в интересах самого подопечного. Также законодательством установлен запрет на распоряжение имуществом или доходами подопечного без разрешения на то органов опеки и попечительства.

Запрет дарения в этом случае закреплен не только в целях предотвращения злоупотребления правами, а также необходимостью защиты имущественных интересов малолетних и недееспособных лиц, но и для предотвращения двойственной трактовки законодательных норм.

Дарение между коммерческими организациями

Коммерческие организации могут одаривать друг друга только если сумма дара не превышает максимальную величину, установленную законом — 3000 рублей. Коммерческой структурой является организация, созданная с целью извлечения прибыли. Нормы законодательства предусматривают запрет на безвозмездное отчуждение фирмой своего имущества, так как данная процедура несовместима с целью создания организации, т.е. извлечения прибыли.

Между муниципальными учреждениями и обычными коммерческими организациями, также запрещено дарение на сумму, превышающую три тысячи рублей (ст. 575 ГК РФ). В соответствии со п. 1 ст. 572 ГК РФ, по договору дарения даритель безвозмездно передает или обязуется передать одаряемому дар.

Согласно п. 1 ст. 66 ГК РФ, п. 1 ст. 113 ГК РФ, а также законодательству, регламентирующему деятельность государственных и муниципальных предприятий, муниципальное учреждение признаётся коммерческой организацией, и, следовательно, безвозмездная передача дара между такими учреждениями не допускается. Поэтому, дарение в таком случае будет нарушать законодательство, и впоследствии может быть признано недействительным по требованию заинтересованных лиц.

Дарение должностным лицам

Во избежание коррупционных ситуаций, законодательством запрещено дарение в отношении лиц, являющихся сотрудниками бюджетных учреждений, а именно:

  • в отношении работников лечебных, воспитательных учреждений, организаций социальной защиты и других подобных учреждений лицами, которые находятся на лечении, воспитании и содержании в таких учреждениях или лицами, являющимися их супругами или родственниками;
  • в отношении государственных служащих и служащих органов муниципальных образований в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей.

Положения о запрете получения дара такими лицами содержатся и в конкретных актах, регулирующих деятельность таких категорий лиц:

  • федеральный закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации», устанавлен запрет гражданским служащим получать подарки или иное вознаграждение от граждан и организаций в связи с исполнением должностных обязанностей;
  • федеральный закон «О муниципальной службе в Российской Федерации» запрещает одаривать муниципальных служащих, если они исполняют служебные обязанности.

Данные нормы не допускает передачу государственным служащим или служащим органов муниципальных образований подарков с целью отблагодарить лицо за совершение определенных действий, связанных с их должностным положением или служебными обязанностями. Однако запрет не распространяется на случаи, если дарение не связанно с их службой.

Дарение с обременением

Принцип свободы договора предусмотрен ст. 421 ГК РФ, и позволяет сторонам сделки включать любые условия, которые не противоречат законодательству РФ. Так, например, данная норма не запрещает указать в договоре дарения какие-либо условия при передаче дара. Главное, чтобы они не носили характера встречного предоставления, так как в этом случае, подобный документ будет являться недействительным.

Нередко, при заключении сделки дарения квартиры, дополнительным условием становится право пожизненного проживания дарителя в переданной им жилплощади. Судебная практика относится неоднозначно к данному вопросу. Некоторые суды считают это вполне законным, если даритель и ранее проживал в передаваемом объекте недвижимости. Другие судебные органы наоборот, признают недействительными соглашения, в которых прописано право на пожизненное проживание лица, передавшего дар.

Дарение после смерти дарителя

Дарение признается состоявшимся с момента государственной регистрации перехода прав на имущество, переданное в дар. Сделка о дарении может быть признана недействительной или будет являться ничтожной в следующих случаях:

  • в договоре дарения указано, что дар перейдет в собственность одаряемого только после смерти дарителя (данная сделка признается ничтожной в соответствии с ч. 3 ст. 572 ГК РФ);
  • в случае смерти дарителя, даже если сделка удостоверена в нотариальном порядке (в данном случае государственная регистрация невозможна, так как правоспособность дарителя будет прекращена со смертью, а право собственности на принадлежащее имущество умершего переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом);
  • в случае смерти дарителя на этапе до внесения сведений о государственной регистрации в ЕГРП (согласно законодательству, сделка является зарегистрированной, а юридические последствия наступают со дня внесения записи в ЕГРП, в противном случае считается, что переход права в собственности на имущество не состоялся).
Смотрите так же:  Образец встречного заявления в суд по исковому заявлению

В связи со смертью дарителя право собственности на принадлежавшее ему имущество прекращается и переходит в наследственную массу. У родственников или заинтересованных лиц возникает право на оспаривание такой сделки в суде. Срок для подачи иска составляет три года.

Заключение

Запрещение дарения закреплено на законодательном уровне. Помимо норм Гражданского кодекса, существуют нормативные и законодательные акты для конкретных категорий лиц, в отношении которых и от имени которых дарение запрещено.

Существуют ситуации, когда дарение может быть признано недействительным в судебном порядке или будет являться ничтожной сделкой.

Так, дарение незаконно:

  • при заключении сделок законными представителями, от имени несовершеннолетних до 14 лет (если сумма или стоимость дара составляет более 3000 рублей);
  • при заключении сделок законными представителями, от имени недееспособных (если сумма или стоимость дара составляет более 3000 рублей);
  • при сделках дарения между коммерческими организациями (если сумма или стоимость дара составляет более 3000 рублей);
  • при дарении государственным и муниципальным сотрудникам, когда дарение непосредственно связано с исполнением данными лицами должностных обязанностей;
  • при наличия обременения в договоре дарения;
  • в случае смерти дарителя.

Несоблюдение условий законодательства влечет признание такой сделки недействительной. А в некоторых случаях и наказание в виде конфискации или уголовного преследования.

Вопрос — Ответ

Организации свободны в заключении договора, даже если такой договор является безвозмездным, если законом не запрещено и отсутствуют ограничения (ст. 423 ГК РФ). Законодательством предусмотрен запрет дарения между коммерческими организациями.

Между сторонами, одной из которых выступает некоммерческая организация, дарение вполне возможно. Коммерческая структура вправе выступать в роли дарителя по отношению к некоммерческой организации.

В случае, когда недвижимость, передаваемая в дар, предназначается в каких-то конкретных целей, дарение является пожертвованием.

Не запрещено – значит, разрешено: ВС поддержал принцип свободы договора в деле о подряде

Генподрядчик, построивший и сдавший завод арматуры, решил не отдавать заказчику исполнительную документацию, пока тот не оплатит стоимость дополнительных работ. Право удерживать результат работ в случае неоплаты дает стройкомпаниям ст. 712 ГК, но договор подряда между сторонами устанавливал, что эта статья в их отношениях не действует. Можно ли «выключить» эту статью, если в ней не выражены явно ни диспозитивность, ни запрет, разбирался ВС. Исправляя нижестоящие инстанции, он проанализировал не только соотношение разных норм ГК, но и хозяйственную подоплеку дела.

В мае 2014 года в Елабуге заработал завод трубопроводной арматуры, который за 540,7 млн руб. построил генподрядчик «Стройинвест» по заказу «дочки» немецкой RMA Pipeline Equipment «РМА Рус». Но подрядчику, по его утверждениям, пришлось провести дополнительные работы, которые не вошли в тендер, но были необходимы для запуска производства, на общую сумму 81,4 млн руб. Здесь у партнеров вышел спор: подрядчик утверждал, что заказчик согласился на удорожание, а последний это отрицал. Более того, представитель «РМА Рус» на суде утверждал, что подрядчик изначально занизил цену, чтобы выиграть тендер, в надежде затем получить оплату дополнительных работ (цитата по «Ведомостям»). Чтобы ее обеспечить, «Стройинвест» решил не выдавать исполнительную документацию на завод, ссылаясь на ст. 712 ГК:

При неисполнении заказчиком обязанности уплатить установленную цену либо иную сумму, причитающуюся подрядчику в связи с выполнением договора подряда, подрядчик имеет право на удержание в соответствии со статьями 359 и 360 настоящего Кодекса результата работ, а также принадлежащих заказчику оборудования, переданной для переработки (обработки) вещи, остатка неиспользованного материала и другого оказавшегося у него имущества заказчика до уплаты заказчиком соответствующих сумм.

С другой стороны, в договоре на строительство прямо предусматривалось, что законного права подрядчик лишается, хоть ст. 712 не содержала оговорки «если иное не предусмотрено соглашением сторон».

В итоге «Стройинвест» подал в суд иск о взыскании стоимости допработ (А65-16811/2014; дело сейчас на втором круге), а «РМА Рус» потребовало выдать документы (А65-21934/2014). Суды трех инстанций последний иск отклонили. АС Татарстана счел недоказанным сам факт удержания документации, а апелляция исправила лишь причину отказа. По ее мнению, подрядчик имел право не отдавать документы, поскольку не мог отказаться от права, предоставленного законом. Кассация не нашла оснований для отмены актов.

Почему свобода договора важна для экономики

Тогда «РМА Рус» обратился в Верховный суд, где нашел понимание. В своей жалобе заказчик обратил внимание не только на специальную ст. 712 о подряде, но и общую 359, которая говорит о том, что удерживать вещь вправе любой кредитор, которому задолжали, если договором не предусмотрено иное (п. 3 статьи).

Отправляя дело на новое рассмотрение, Верховный суд сослался не только на общую статью ГК об удержании, но и на п. 2 постановления Пленума Высшего арбитражного суда от 14 марта 2014 № 16 «О свободе договора»: «Стороны могли исключить применение ст. 712 ГК, что допустимо в силу диспозитивности данной нормы, которая не содержит явно выраженного запрета на установление сторонами иного условия».

Чтобы избежать ошибок, судам было достаточно использовать общую ст. 359, ведь специальная ст. 712 содержит прямую отсылку на нее, считает Вадим Бородкин, старший юрист МКА «Мельницкий и Захаров». Верховному суду было необязательно обращаться к постановлению Пленума ВАС, соглашается старший юрист КА «Делькредере» Павел Меньшенин, но он добавляет, что эта ссылка – важный сигнал для судов: не оценивать автоматически нормы ГК как императивные.

Решение Верховного суда интересно анализом не только гражданско-правовых норм, но и хозяйственных отношений сторон, отмечает Александр Ванеев, партнер BGP Litigation. И действительно – кроме неправильного применения закона, ВС уличил нижестоящие инстанции в неверной оценке фактов. Так, заказчик полностью оплатил строительство; спорные работы были выполнены сверх того, что было оговорено, а нужно ли их оплачивать – еще решается в другом арбитражном деле. Кроме того, суды напрасно не учли довод заказчика о том, что исполнительная документация нужна для безопасной эксплуатации завода и ремонтных работ, отметила «тройка» экономколлегии. Получается, что удержание документации противоречит цели ее составления, что грозит затронуть интересы не только сторон договора, но и третьих лиц, рассуждает Ванеев.

Стороны должны иметь возможность гибко регулировать свои отношения и быть уверенными, что суд их поддержит, считает партнер Forward Legal Ольга Карпова. Только подобный прогрессивный подход обеспечит стабильность экономики, уверена она. А Бородкин из МКА «Мельницкий и Захаров» указывает, что ВС исправил классическую ошибку, которую до сих пор регулярно совершают арбитражные суды, прибегающие к порочной аксиоме «если иное не предусмотрено законом, значит, запрещено». Правда, в последнее время таких случаев все меньше, и не в последнюю очередь благодаря постановлению Пленума ВАС «О свободе договора», уточняет Ванеев из BGP Litigation.

Соотношение ГК РФ и ПП ВАС «О свободе договора»

Знаменитое ПП Пленума ВАС РФ «О свободе договора» было для меня неким откровением. После его прочтения у меня возникло радостное ощущение прорыва — вот такое понимание делает право общественно полезным, спутником прогресса, эффективным инструментом для определения отношений и разрешения споров.

Но эйфория постепенно проходит, и её место занимают некоторые сомнения. Как это будет работать на практике? Быстро ли суды, да и сами юристы воспримут эти идеи и начнут активно претворять их в жизнь?

Наверняка, будут у позиции ВАС РФ и противиники. И эти противники будут приводить свои аргмуенты, почему не стоит руководствоваться такими разъяснениями. Очевидным и самым формальным возражением может быть такое: в Гражданском кодексе ничего подобного не написано. Я уже не говорою про то, что ВАС упразднён.

Вот поэтому я хотел найти аргументы, которые позволили связать положения ГК РФ и разъяснения ВАС РФ и которые бы показали, что все разъяснения ВАС РФ основаны исключительно на ГК РФ и вытекают из них. Иными словами, даже если ПП ВАС РФ «О свободе договора» нельзя будет напрямую применять, то на его положения всё равно можно полагаться, поскольку они выражают содержание норм ГК РФ.

На мой взгляд, сделать это можно, опираясь на телеологическое толкование принципов договорного права, учитывающее их общественную полезность.

Насколько я понимаю, раньше свобода договора понималась достаточно узко — разрешено то, что прямо разрешено законом. Таким разрешением однозначно считалась фраза «если иное не определено соглашением сторон» и ей подобные. По крайней мере, такой подход к свободе договора был самым безопасным — отсупление от нормы ГК РФ под прикрытием «безопасных фраз» не должно было поставить сделку под угрозу.

Но такое понимание тоже не закреплено в ГК РФ. Оно является лишь результатом толкования общих положений ГК РФ о свободе договора. Быть может, в своё время такой подход был оправдан, но сегодня он явно устарел. На мой взгляд, ВАС РФ, приняв постановление «О свободе договора», не изменил норм ГК РФ и не подменил законодателя, а выполнил одну из важных задач высшего суда — выявил и словесно оформил современное содержание фундаментального принципа свободы договора, отвечающее потребностям общества. Да, нашего российского современного общества.

Смотрите так же:  Трудовой договор с учителем рф

На такую мысль меня натолкнули рассуждения Бенджамина Кордозо, известного судьи Верховного суда США. Он подробно изложил свой подход в книге: Benjamin N. Cardozo «The nature of the judicial process». http://xroads.virginia.edu/

Ниже я кратко и упрощёно напишу о позиции Бенджамин Кордозо, хотя в его книге написано очень много важого о работе судей и фундаментальных вопросах правосудия.

Бенджамин Кордозо говорит о том, как судьи должны работать с фундаментальнми принципами, чтобы обеспечивать их актуальность и соответствие текущему дню, нынешним потребностям общества.

Правовые принципы — не окаменелость прошлого, а живой и действенный механизм. Именно судьи дают принципам жизнь, и судьи же определяют, какой эта жизнь будет. И делают это судьи, когда применяют общеправовые принципы к конкретным делам. Чтобы сделать это, судьи должны уяснить содержание принципа и его отношение к конкретному делу. Это особенно актуально, когда решается сложный и новый спор, по которому нет прямого указания в законе или в судебной практике.

Но наполнять содержание принципа можно по-разному. Можно руководствоваться чисто логическими рассуждениями, последовательно развивая те или иные законоположения и применяя их к фактам дела, словно работая с силлогизмами. Можно полагаться на традиции (всегда решалось так в похожих случаях), можно обратиться к истории создания нормы и смыслу, заложенному в эту норму во время её написания, и контексту её создания.

Но самым эффективным и главным из всех походов Кордозо считает принцип социальной ценности. Это может быть общественное благо, польза для общества, которые можно определить, ориентируясь на нравы общества, современное понимание справедливости, правильного и неправильного. Иными словами, важно учитывать, какую пользу обществу принесёт то или иное решение вопроса.

На мой взгляд, ВАС РФ поступил так, как предлагал Кордозо — привёл социально полезное толкование фундаментального принципа свободы договора, то есть такое, которое учитывает современные реалии, готовность бизнеса к большей свободе, являясь действительно полезным для общества.

Самое интересное, что подобный подход использует наш Конституционноый суд, ссылаясь на принцип адекватности закона социально необходимому результату. См., например, Постановление Конституционного Суда РФ от 16.06.2009 N 9-П.

Или говорит, что «Цели ограничения прав и свобод должны быть не только юридически, но и социально оправданны». Постановление КС РФ от 7 июня 2012 г. N 14-П.

В статье 428 ГК РФ не указано, какие именно договоры могут быть договорами присоединения. Означает ли это, что в форме договора присоединения может быть заключен любой договор? Существуют ли такие договоры, которые являются договорами присоединения в силу специального указания закона?

Действительно, ст. 428 ГК РФ не устанавливает оснований, при наличии которых может быть использована правовая конструкция договора присоединения, отдавая это на усмотрение участников гражданского оборота.

Есть договоры, для которых модель договора присоединения фактически является единственной возможной, допустим, это договоры на банковское обслуживание счетов бюджета (ст. 156 Бюджетного кодекса РФ).

Договор присоединения не обсуждается сторонами, в этом проявляется определенное ограничение свободы договора. Контрагент, получивший бланк или формуляр договора присоединения со стандартными условиями, может либо принять предложенный текст договора полностью, либо отказаться от заключения договора. В такой ситуации сторона, предложившая договор присоединения, может навязать своему контрагенту любые невыгодные для него условия. Если стороны экономически не равны, скажем, одна из них является субъектом естественной монополии или занимает доминирующее положение на рынке, то договор присоединения представляет собой не что иное, как один из видов монополистической деятельности в виде злоупотребления своим экономическим господством на рынке*(155). Поэтому использование договоров присоединения хозяйствующими субъектами, занимающими доминирующее положение на рынке, хотя и не запрещено, но нецелесообразно*(156).

Запрещение договора дарения

Содержание статьи:

Договор дарения

Договор дарения представляет собой двустороннюю сделку, в рамках осуществления которой первая сторона (даритель) передает второй стороне (одаряемому) имущественные права на какой-либо объект. Поскольку объектом договора дарения часто становятся объекты, обладающие значительной ценностью и стоимостью, сделка регулируется гражданским правом российской Федерации.

Внимание, акция! Получите бесплатную консультацию прямо сейчас.

Заявки и звонки принимаются круглосуточно и без выходных дней .

Спасибо, что посещаете наш ресурс «Эксперт по наследству».

Особенности правового регулирования договора дарения прописаны в статье 572 из 1 части гражданского кодекса Российской Федерации.

Можно выделить следующие особенности и правила договора дарения, которые отличают его от всех остальных имущественных сделок:

  1. Во-первых, дарителем может быть любое физическое лицо, организация, или государство. Дарителем не может выступать только недееспособные граждане и дети, еще не достигшие 14 лет. Несовершеннолетний ребенок, достигший этого возраста может совершить такую сделку только после предоставления соглашения своих законных представителей или опекунов в письменном виде. Так же понадобится согласие органов опеки.
  2. Во-вторых, договор дарения являет собой передачу имущественного права на основе принципа безвозмездности. Это значит, что одаряемая сторона не должна передавать какое-либо имущество и совершать какие-либо действия в обмен.
  3. В-третьих, договор должен содержать исчерпывающую информацию о совершаемой сделке. Должны присутствовать имена дарителя и одаряемого, исчерпывающая информация об объекте дарения, а так же пункт о том, что передача имущества является безвозмездной.
  4. В-четвертых, можно говорить об устной и о письменной формах договора дарения. Дарение в устной форме допустимо во всех случаях, кроме тех, в которых объектом дарения становится дар стоимостью более трех тысяч рублей, и дарителем является юридическое лицо. Сделки с недвижимостью, кроме составления письменного договора, должны быть зарегистрированы в специальных органах. Во всех перечисленных выше случаях договор должен быть составлен письменно, и должен быть заверен нотариусом. Письменный договор (посмотреть и скачать можно здесь: [образец договора дарения]) составляется так же в случае, если он содержит обещание одарить имуществом в будущем.

О запрещении дарения

В законе отдельно прописаны случаи, когда дарение не возможно. Далее мы рассмотрим, когда закон запрещает передачу дара (ФЗ от 25.12.2008 N 202-ФЗ; ст. 574 ГК РФ).

Во-первых, дарение объекта стоимостью более 3000 рублей запрещено законом, если человек, которому этот объект собираются подарить, занимает должность в органах государственной власти Российской Федерации, муниципалитетах, или является государственным служащим в одном из субъектов страны. Кроме того, дарение запрещается служащим Центрального Банка. Лица, выступающие заместителями государственных служащих, могут быть одарены имуществом стоимостью более 3000 рублей только в соответствии со специальными протокольными мероприятиями.

Внимание. Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться с юристом по телефонам: +7 (499) 553-09-05 в Москве, +7 (812) 448-61-02 в Санкт-Петербурге, +7 (800) 550-38-47 по все России. Звонки принимаются круглосуточно.

Во-вторых, закон о дарении не допускает совершение сделки от имени ребенка или недееспособного гражданина их опекунами или законными представителями.

В третьих, по закону запрещено дарить ценные подарки тем людям, которые работают в организациях здравоохранения, в приютах для детей сирот, а так же работникам образовательных учреждений.

Кроме того, не допускается дарение объектов от одной коммерческой организации другой.

Пример запрещения дарения

Коммерческая организация N передает в безвозмездное пользование другой коммерческой организации финансовую помощь в размере 4 500 000 для покрытия долга. При этом сделка квалифицируется организациями как договор предоставления имущества в безвозмездное пользование. При этом в договоре имеется пункт о возможности отказа от возвращения ссуды. После совершения сделки один из членов руководства компании дарителя подает в суд иск, в котором требует отмены сделки.

Суд принял решение удовлетворить требования. Суд посчитал, что сделка содержит характерные особенности дарственной, содержащиеся в Согласно п.1 ст. 572 Гражданского кодекса:

  • указание на безвозмездность сделки;
  • положение, согласно которому ссуду можно не возвращать.

По закону такие сделки между коммерческими организациями не возможны (см. ФЗ от 25.12.2008 N 202-ФЗ; статья ГК РФ 574 «Запрещение дарения»). Сделка признана ничтожной.

Подведем итоги. Дарение может быть свободно оформлено совершеннолетними гражданами, коммерческими организациями и государством. Однако к одаряемым предъявляются более жесткие требования.

Одаряемый не может быть:

  • государственным служащим;
  • коммерческой организацией, если дарит тоже юридическое лицо;
  • работником организаций, которые предоставляют социальную помощь и услуги.

В иных случаях оформление дарственной пройдет в предусмотренном законом порядке без каких-то осложнений.

Внимание. Если у вас возникнут вопросы, можете бесплатно проконсультироваться с юристом по телефонам: +7 (499) 553-09-05 в Москве, +7 (812) 448-61-02 в Санкт-Петербурге, +7 (800) 550-38-47 по все России. Звонки принимаются круглосуточно.

Наиболее популярные вопросы и ответы на них по запрещению дарения

Рассмотрим следующие вопросы, представляющие собой сложные правовые ситуации, которые могут возникнуть.

    Вопрос: Может ли моя организация, являющаяся коммерческой, подарить офисное помещение другой, некоммерческой организации?

Ответ: Да. Согласно статье 572 Гражданского Кодекса Российской Федерации невозможно осуществлять дарение лишь между коммерческими организациями. Так как одаряемая сторона является некоммерческой организацией, то запрет не касается этой сделки.

Вопрос: Квартира, в которой я проживаю, поделена между мной и моим несовершеннолетним ребенком. Я хочу подарить долю в квартире другому человеку. Я знаю, что закон мне запрещает подарить долю моего сына, но я хочу подарить свою. Эта сделка будет действительной? Может ли произойти отмена дарения?

Ответ: Нет. Согласно статье 572 Гражданского Кодекса РФ Вы действительно не нарушаете. Однако сделку все равно признают недействительной, если вы просто оформите договор дарения. На жилплощади, долю которой вы хотите подарить, проживает несовершеннолетний. Эта сделка нарушит пункт 4 статьи 292 Гражданского Кодекса РФ, согласно которой любая сделка по отчуждению помещения, где проживают несовершеннолетние дети, должна быть согласована с органами опеки по месту регистрации ребенка.

108shagov.ru. Все права защищены. 2019