Договор займа в риме

РИМСКОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО

459. Характер признаки займа. В итоге договору займа, mutuum , стали присущие характерные признаки :

а) mutuum —реальный договор (т.е. получающий юридическую силу лишь с того момента, когда на основании соглашения сторон последовала переда­ча res , вещи),

б) состоящий в передаче кредитором в собственность должника,

в) известной денежной суммы или известного количества других замени­мых вещей,

г) с обязательством для должника вернуть кредитору такую же денежную сумму или такое же количество такого же рода вещей, какие были получены.

Последний признак (п. «г») отличает договор займа от таких договоров, как commodatum (ссуда — договор о предоставлении безвозмездного пользо­вания вещью) или depositum (поклажа — договор о безвозмездном хранении вещи): при договорах commodatum и depositum кредитор имеет право требо­вать не такую же вещь, какова была переданная им должнику, но именно ту самую, которая была дана, eandem speciem ( D . 12. 1. 2. pr .).

Заемщик обязан вернуть не только такое же количество вещей, какое бы­ло получено, но и по качеству не ниже того, каким отличались полученные взаймы вещи. Помпоний отмечает, что обязанность вернуть вещи eadem bonitate , как полученные, лежит на заемщике независимо от того, было ли предусмотрено такое условие в договоре (D. 12.1. 3).

Договор займа в риме

Слово займ имеет смысл буквально «заиметь в долг» — взять в займы – получить в пользование чужую вещь на время на условиях возврата. В русском языке понятие займ имеет несколько видов написания: заём, займ, заем. Смысловое значение займа хорошо раскрывает родственное славянское слово «zájem», которое в чешском языке приобрело смысл «интерес».

Ссылка на данную статью: http://design-for.net/page/zajom

В обиходе слово займ смысл которого состоит во взаимном интересе обеих сторон долговых отношений, часто путают с понятиями кредит и ссуда. В быту обычно под определение займа попадает и ссуда и кредит, которые имеют собственные юридические признаки.

Договор займа в Древнем Риме

Юридическое выделение понятия займа от других форм долговых отношений произошло в Древнем Риме, заложившем основы современной юриспруденции. Сохранившиеся договора займа позволяют говорить, что займ в римском праве подразумевал передачу одним лицом другому определённого количества вещей (активов) либо некоторой суммы денег, которые стали описывать общим понятием «предмет займа», на условиях возврата через некоторое время, причём возвращения в полном объёме и надлежащего качества.

Предмет договора займа

Заем в римском праве заключался в виде письменного обязательства заемщика, по которому он должен будет вернуть не переданные ему активы, а аналогичные по назначению, качеству и стоимости в том же количестве, что передавались ему. Фактически предмет договора займа после перехода в полное распоряжение заемщику потреблялся им на собственные нужды. Начало и прекращение займа наступало с момента передачи активов. Возврат займа производился уже другими активами, но аналогичными взятым и потребленным заемщиком.

Объект займа должен обладать родовыми признаками (например: числом, весом, мерой), что исключает единственные в своем роде, эксклюзивные и уникальные вещи как картины, скульптуры, ювелирные украшения, редкая коллекция монет или предметы авторского права из перечня предметов займа, поскольку компенсировать ущерб в случае их порчи или уничтожения будет нечем. Они могут быть только предметом ссуды.

Объект займа – актив — может быть как вещественным, так и актив деньги займы. Стороны договора займа заключают договор займа без посредников. Для того чтобы заимодатель получил вознаграждение в виде процентов, это положение должно быть вписано в текст договора займа.

По запросу — займ это Википедия — определение займа выглядит следующим образом:

Заём — вид обязательственных отношений, договор, в силу которого одна сторона (Заимодавец) передаёт в собственность другой стороне (Заёмщику) деньги или другие вещи, определённые родовыми признаками (например: числом, весом, мерой), а заёмщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

Как следует из определения займа в Википедии, ни о каком безусловном вознаграждении заимодавца речь не идет. Под понятие займ попадает основная масса долговых отношений между физическими лицами — заём вещный или займ наличными деньгами.

Принципы займа подразумевают, что это добровольное действие с обеих сторон, даже в том случае, когда займ безвозмездный. Письменный договор займа — является основой для вступления людей в долговые обязательства по займу. Эта же письменная форма договора займа позволяет разрешить все проблемы, возникающие впоследствии между сторонами договора займа. Государство предусматривает гражданскую ответственность по договору займа, для чего имеется законодательная база.

Займ гражданский кодекс

Гражданский кодекс займ определяет как долговые отношения, оформленные письменными обязательствами, которые наступают в момент передачи активов от займодавца в руки заемщику.

Статья 807. Договор займа

1. По договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Гражданский кодекс РФ имеет приоритет над остальными правовыми актами в сфере гражданского права. Если вам требуется более детальное знакомство с особенностями займа, то изучение статей Гражданского кодекса РФ может оказать большую помощь.

Статьи, в которых встречается термин займ (заём или заем):

Данная страница pftv создана для пояснения рубрики Деньги Тамбов и подрубрик Банки в Тамбове, Займ в Тамбове. Статья помещена мною в Экономический толковый словарь.

Договор займа в риме

73. ДОГОВОР ЗАЙМА

Договор займа (mutuum) – договор, по которому одна сторона (заимодавец) передавала другой стороне (заемщику) денежную сумму или вещи, определенные родовыми признаками, в собственность заемщику, а заемщик принимал на себя обязанность вернуть такую же сумму денег или такие же вещи по истечении срока, указанного в договоре, или по востребованию.

Договор займа – реальный договор, считался заключенным с момента фактической передачи денег или вещей, до передачи соглашение сторон не влекло ни прав, ни обязанностей.

Предмет договора займа – деньги или телесные, находящиеся в обороте вещи, определенные родовыми признаками (зерно, масло, кирпич и т. д.). Не признавался заем, например, в отношении обязательств, сервитутов, индивидуальноопределенных вещей и т. д.

По договору займа вещи передавались в собственность заемщика, причем была необходима реальная передача вещи в прямое обладание и специальное согласие об условиях займа.

Договор займа заключался в форме:

– сделки nexum (в древнейшее время) – путем совершения особого обряда (gestum или negotium per aes et libram) с помощью куска меди и весов, при появлении чеканной монеты – с помощью торжественной формулы;

– стипуляции (взаимного обмена торжественными обещаниями);

– обыкновенной письменной форме.

Договор займа – односторонний договор, т. е. у заимодавца не было обязанностей перед заемщиком, было лишь право требовать от заемщика возврата определенной договором суммы или вещи; у заемщика не было никаких прав по отношению к займодавцу, но была обязанность вернуть в установленный договором срок вернуть деньги или иные вещи.

Заемщик был обязан вернуть такое же количество вещей такого же качества, какое им было получено.

В случае невозвращения заемщиком займа в срок заимодавец мог предъявить:

– иск строгого права;

– иск о возврате неосновательного обогащения;

– иск на взыскание имущества, полученного заемщиком по договору займа.

Заемщик мог предъявить иск о возврате расписки, ссылаясь на непредоставление займа.

Риск случайной гибели полученной по договору займа вещи лежал на заемщике.

Договор займа – беспроцентный договор. Проценты могли устанавливаться путем специального указания в договоре или заключения отдельного соглашения. Максимальный размер процентов: 1 % в месяц, в праве Юстиниана – 6 % в год (для торговцев – 8 % в год). Начисление процентов на проценты было запрещено.

Senatusconsultum Macedonianum (I в. н. э.) при Веспасиане запретил получение займа подвластным для себя, за исключением полученного в пределах свободного имущества или одобренного домовлады-кой, а также если заимодавец по извинительным причинам не знал о подвластности заемщика.

Разновидность договора займа – морской (или корабельный) заем pecunia traiecticia или foenus nauticum – заимодавец давал деньги для мореходных и торговых целей. Заемщик принимал на себя обязанность вернуть деньги только в том случае, если корабль благополучно дойдет до места назначения. Риск случайной гибели валюты нес заимодавец, в отношении же купленного на эту валюту товара имело значение, перевозился ли товар на риск кредитора. Договор морского или корабельного займа всегда процентный (максимальный размер – 12 %).

Заем и ссуда в Римском праве

Южно-Уральский Государственный Университет

Факультет Экономики и Права

тема: “Заем и ссуда в римском праве. Общее и особенное.”

Преподаватель: Шубина Елена Валентиновна

1. Заем (mutuum) и ссуда (commodatum).

а) Определение mutuum и commodatum.

б) Mutuum и commodatum как типичные формы реального договора.

а) Развитие договора займа в римском праве.

б) Признаки Mutuum. Переход права собственности.

в) Обязательства из договора займа.Проценты. Сроки. Расписки. Оспаривание займа.

г) Особенности морского займа (foenus nauticum).

а) Предмет ссуды.

б) Признаки ссуды. Прекарий.

в) Обязательства и ответственность сторон.

4. Сходства и различия договоров займа и ссуды.

1. Mutuum — договор, по которому одна сторона (займодавец) передает другой стороне (заемщику) денежную сумму или определенное количество иных заменимых вещей в собственность, с обязательством заемщика вернуть, либо по истечении срока, либо по востребованию, такую же денежную сумму или такое же количество вещей того же рода, какие были получены.

Смотрите так же:  Ликвидация монастырского землевладения дата в россии

Commodatum договор, который состоит в том, что одна сторона (ссудодатель) передает другой стороне (ссудополучателю) индивидуально определенную вещь для временного безвозмездного пользования, с обязательством второй стороны вернуть по окончании пользования в целости и сохранности ту же самую вещь.

В римском праве выделяют четыре основных вида контрактов: реальные, вербальные, литеральные и консессуальные.

Mutuum и commodatum представляют собой типичный реальный договор, т.к. обязательства по ним устанавливаются не простым соглашением (consensus), а передачей вещи, и пока не произошла передача, обязательство из такого договора не возникает.

Однако, сказанное выше не означает, что для возникновения обязательств не требуется наличия соглашения сторон, напротив, оно является обязательным условием, но не является достаточным. Так, в некоторых случаях, несмотря на передачу вещей, обязательство не возникало, потому что между сторонами не было соглашения, а было наоборот разногласие, т.к. передающий вещи делал это с намерением дать взаймы, а получающий думал, что ему дают в дар или на сохранение.

2. Mutuum представляет собой одну из форм кредита (creditum), и находится с этим понятием в родовидовых отношениях. Главное отличие кредита от займа в том, что кредит предусматривает также и передачу индивидуально определенной вещи, с возвратом этой же самой вещи, а заём относится прежде всего к вещам, определяемым мерой, числом, весом.

Заём в тесном смысле возникает при тех вещах, которые определяются весом, счетом и мерою, как например, наличные деньги, вино, масло, хлеб в зерне, медь, серебро, золото; эти вещи мы даем или счетом, или мерою, или весом, для того, чтобы они сделались собственностью получающих и чтобы со временем были возвращены нам не те же самые вещи, но другие, того же свойства и качества.” (Институции Гая, п.90, книга III)

Mutuum является сравнительно поздней формой договора займа. Существует мнение в науке римского права, что в древнейшем римском праве для этой цели пользовались сначала формальной сделкой nexum, а затем — стипуляцией.

Сделка nexum появилась ещё до законов 12 таблиц в древнейшем праве, наряду с манципацией, и совершалась путем совершения особого обряда (gestum или negotium per aes et libram), с помощью куска меди и весов. Весодержатель, в присутствии пяти свидетелей взвешивал слиток меди и определял какую ценность передавал кредитор должнику; потом, в особо торжественной форме кредитор объявлял должника обязанным к платежу. При появлении чеканной монеты, gestum per aes libram превратилась в простой обряд, также заканчивавшийся торжественной формулой, в которой устанавливалось обязательство уплаты денежной суммы и приводились всякие дополнительные оговорки, которые стороны желали включить в свой договор. При своевременном исполнении должником своего обязательства, совершался противоположный акт для его погашения, вновь совершался тот же обряд, но с произнесением обратной формулы.

Обязательство, возникавшее из формальной сделки nexum, отличалось особенно суровыми последствиями. Кредитор, не получивший своевременно платежа от должника, мог наложить на него руку, и если должник не расплачивался в течение определенного времени, он попадал под власть кредитора, который мог держать его 60 дней в оковах, за это время трижды выводить его на рынок. Если никто не выкупал должника, кредитор мог продать его в рабство и даже убить. Если неудовлетворенных кредиторов было несколько, то по закону они могли даже рассечь его на части, хотя в источниках нет ссылок, что этот закон когда-либо применялся.

Тяжелое положение населения, которое находилось под угрозой оказаться закованными в кандалы и продаваться в рабство, в случае если они не могли расплатиться, привело в итоге к народным волнениям, и в результате в четвертом веке до нашей эры (326г) был издан закон Петелия, запретивший заковывать должников, убивать и продавать их.

Реформа, проведенная вследствие издания закона Петелия, лишила формальную сделку nexum её привлекательности для кредиторов и, следовательно, не стало смысла выполнять сложный обряд. Таким образом, nexum стал выходить из употребления.

Сделки займа стали заключать в форме устного (вербального) договора — stipulatio.

Эта форма сделки оказалась очень удобной для заключения договора займа, так как обстоятельство, вытекавшее из стипуляции, было абстрактным, отвлеченным от своего основания. Почему именно должник дал обещание уплатить определенную сумму, осуществилось ли то основание, которое он имел в виду, — все это оставалось за пределами договора и его юридическая сила возникала независимо от этого. Для обеспечения обязательства того, что стипуляция состоялась, стали составлять письменный документ.

Первоначально, сделки, заключавшиеся в иных формах, не имели силы, но они не могли не присутствовать в жизни, и с этим со временем стали считаться. Так появилась форма займа mutuum, для заключения которого не требовалось никаких формальных актов, а достаточно было лишь передать на основании договора так называемую валюту займа, то есть деньги или иные заменимые вещи.

В итоге договору займа стали присущи следующие признаки:

— mutuum — реальный договор, получающий юридическую силу с момента передачи валюты займа на основании соглашения.

— этот договор состоит в передаче кредитором денег или вещей в собственность должника.

— передается определенная денежная сумма или иные заменимые вещи.

— должник берет на себя обязательство вернуть такую же сумму или такое количество подобных вещей, какие были получены.

Последний признак отличает договор займа от договоров ссуды или хранения, при которых возврату подлежит та же самая вещь, которая была передана.

В соответствии со вторым признаком, вещи переходят в собственность получателя. С этого момента заемщик несет полную ответственность и риск случайной гибели вещей.

Принципиальное положение о передаче вещей в собственность означало, что заемщиком может быть только собственник. Запрещалось давать взаймы зависимым детям или другим агнатам, если на это не было согласия домовладельца. Однако, из этого положения постепенно стали складываться изъятия.

В связи с тем, что богатые римляне обычно вели свои дела через банкиров, допускалось представительство при займе. Были допущены и другие послабления, которые можно обобщить так, что помимо непосредственной передачи заменимых вещей в собственность, заем может быть установлен и другим способом, если это приводит к тому же результату.

Обязательство из mutuum — строго одностороннее. Займодавец имеет право требовать от заемщика возврата определенной договором суммы, на заемщике лежит соответствующая обязанность. Займодавец уже при заключении договора выполнил все необходимые действия, передав валюту займа должнику, и далее он не несет никаких обязанностей, а имеет лишь права требования, для осуществления которых в его распоряжении имеются иски строгого права (actiones stricti uris) — actio certae creditae pecuniae, condictio certi, condictia triticaria. Заемщик же, при заключении сделки уже осуществил свои права, получив сумму, и далее несет только обязанности.

Помимо возврата самой суммы, заемщик часто должен был еще уплатить проценты. Но это не являлось обязательным признаком займа, который мог быть как беспроцентным (gratuitum), так и процентным (сначала в форме fenus, а затем путем заключения дополнительно к mutuum договора о процентах, обычно в форме стипуляции).

Максимальный процент в разные периоды определялся различно: в классическом праве — 1 % в месяц, в праве Юстиниана — 6 % в год (для торговцев 8 % в год). Начисление процентов на проценты запрещалось.

Не являлось обязательным также соглашение относительно срока платежа по займу, договор мог заключаться как на определенный срок, так и без определенного срока, в последнем случае кредитор мог потребовать возврата когда угодно.

Под влиянием греческого права в практику римского права вошли специальные документы — хирографы (расписки). Составление такого документа, в котором должник подтверждал получение денежной суммы или иной валюты займа, облегчало доказывание факта передачи валюты займа, обязанность которого лежала на кредиторе.

Расписки, помимо положительных для займодавцев, принесли и отрицательные последствия для заемщика, так, нередки стали случаи, когда написание расписки не сопровождало, а предшествовало передаче вещей. Недобросовестные займодавцы могли предъявить иск, несмотря на то, что валюта не была передана должнику. В связи с этим образовался сложный и противоречивый институт querela non numeratae pecuniae, то есть заявление лица, выдавшего расписку, о том, что оно валюты не получало. Этот институт появился не сразу, а принадлежит к позднейшему императорскому периоду. Его появлению предшествовала практика, когда бремя доказывания неполучения валюты лежала на должнике, но несмотря на имевшиеся меры защиты должника, это было достаточно трудной задачей. Тем не менее, до сих пор непонятными являются причины возникновения столь абсурдного и несправедливого института как querela non numeratae pecuniae, который в сущности позволял должнику не возвращать долг. Однако этот институт был ограничен сроком (сначала — один год, затем пять лет, и два года при Юстиниане), в течение которого должник мог оспаривать выдачу им расписки. Суть состояла в том, что в Риме было принято сначала выдавать долговую расписку, а затем получать валюту от представителя кредитора, и факт передачи валюты мог быть подтвержден книгами этих представителей или их свидетельскими показаниями.

Специальная разновидность займа сложилась в торговой жизни под названием pecunia traiecticia или foenus nauticum — морской или корабельный заем. Этот вид займа перешел в римское право из Греции и заключался в том, что займодавец давал валюту для определенной цели и под определенными условиями, а именно для мореходных и торговых целей. При этом заемщик обязуется вернуть валюту только в том случае, если корабль благополучно дойдет до места назначения. Таким образом, риск случайной гибели валюты нес займодавец, в отношении же купленного на эту валюту товара имело значение перевозился ли товар на риск кредитора. Лежащий на кредиторе риск компенсировался тем, что проценты сначала вообще не подлежали ограничению, а затем, уже при Юстиниане были ограничены пределом в 12 %.

Смотрите так же:  Пояснительная записка к программе по изо в доу

3. В отношении ссуды очень важным является определение предмета ссуды, так как именно в этом состоит отличие ссуды от родового понятия utendum datum (передача в пользование), а именно отличие в том, что предметом ссуды должны быть движимые вещи, а предметом utendum datum могут также быть недвижимые вещи.

Но не все движимые вещи могут быть предметом ссуды, а только незаменимая, индивидуально определенная и не потребляемая вещь.

Признаками ссуды можно считать:

— Передача вещи во временное пользование.

— Вещь определена индивидуально и подлежит возврату в целости и сохранности.

— Пользование на определенный срок.

Очень близко к понятию commodatum по своему содержанию подходит понятие прекария (precarium), которое также заключается в безвозмездной передаче в пользование одним лицом определенной вещи другому лицу. Отличительным является прежде всего односторонний (не договорной) характер прекария, который полностью зависел от решения дающего в пользование (патрона) и был не определен срок пользования, то есть прекарное пользование осуществлялось до востребования. Никакого соглашения на этот счет не заключалось и патрон был ничем не связан. Однако и пользователь также не имел никаких обязательств и мог быть привлечен к ответственности только за злой умысел при пользовании вещью. Со временем этот институт претерпел некоторые изменения.

В связи с тем, что договор ссуды предусматривает получение хозяйственной выгоды только ссудополучателем, мера его ответственности признавалась как очень высокая. Он нес ответственность за намеренное и ненамеренное причинение вреда, за грубую небрежность и легкую небрежность.

Ссудополучатель был обязан хранить данную ему в пользование вещь, пользоваться ей надлежащим образом, т.е. в соответствии с её хозяйственным назначением и указаниями договора и проявлять при этом заботливость хорошего хозяина. Только при соблюдении этих условий случайно возникший вред для вещи относился на счет её собственника.

Договор ссуды, несмотря на безвозмездный характер, предусматривает некоторые обязательства для ссудодателя. Ссуда — это дело доброй воли и долга ссудодателя, и он сам определяет пределы и условия своего благодеяния. Но с фактом оказания такой любезности, ссудодатель связывает себя тем, что он не может своевольно прекратить договорное отношение, истребовать раньше срока вещь и т. д.

Commodatum, являясь обоюдной сделкой, приводит к возникновению исков у обоих сторон, однако здесь есть некоторые различия. Во-первых, обязательство ссудополучателя — основное и возникает всегда, во-вторых, его обязательство основное, поскольку возврат вещи есть сущность всего возникающего отношения. Обязательства же ссудодателя могут возникнуть, а могут и не возникнуть. Но обязанность эта может возникнуть лишь когда в самом предоставлении вещи ссудодателем заключалась его вина (например, передача в пользование вещи в неисправном состоянии, если она причиняет вред ссудополучателю). Нужно отметить, что несмотря на обоюдность обязательств и возможных исков, эти обязательства ни в коем случае не эквивалентны и не могут быть сравнимы с обязательствами, возникающими из договора купли-продажи.

Для получения со ссудодателя возмещения некоторых издержек ссудополучатель мог использовать actio commodati contraria, то есть обратный (встречный) иск. Этот иск относится к таким издержкам, которые обычно не сопровождают процесс пользования, а носят непредвиденный характер (например, если животное заболело и его пришлось лечить). Actio commodati contraria применялся и для возмещения вреда, причиненного ссудополучателю.

Иск ссудодателя носил название actio commodati directa, то есть прямой.

4. Как уже отмечалось выше, договоры займа и ссуды имеют общие черты. Оба договора являются реальными контрактами, и по хозяйственной цели являются родственными, так как предусматривают извлечение выгоды получателем от использования передаваемых ему вещей. Наиболее явно сходства и различия этих двух видов договоров видны в следующей таблице:

Признак ЗАЁМ ССУДА

Предмет договора Деньги или заменимые Индивидуальные

Срок договора Как определенный так и Определенный срок

бессрочный(до востребования) (как правило)

Собственник вещи Заемщик Ссудодатель (получа-

Возврату подлежит Такое же количество вещей Та же самая вещь

Взимание процентов Возможно Невозможно

Риск случайной гибели Заемщик Ссудодатель

Обязательство Одностороннее Двустороннее

Возникновение иска У кредитора И у ссудодателя и у

Договоры займа и ссуд

Договор займа’ (мутуум) в римском праве
Заемщик в договоре займа
Обязательства, вытекающие из договора займа
Предмет займа
Это договор, в силу которого одно лицо принимает на себя обязанность возвратить другому взятые у него в собственность заменимые вещи в том же количестве и того же качества.

Реальный договор, строго односторонний.
Одна сторона передавала в собственность другой денежную сумму, количество вещей, определенных родовыми признаками, с обязательством возврата в срок, того же рода и качества.
Не платил проценты с занятой суммы, но применялись проценты под влиянием греческого права. Если процентов не было, то он носил безвозмездный характер. Строго односторонние.
Из данного договора возникала обязанность только для одной стороны — должника, на стороне же кредитора имелось только требование.

Вещи в договоре займа были:
Разновидность займе Морской заем
Риск случайной гибели в договоре займа
Договор ссуды
Договор ссуды был:
Предметом договора ссуды могли быть: Ссудополучатель (ком- мондатарий) в договоре ссуды:
Ссудодатель (коммон- дант) в договоре ссуды обязан был:
Заменимые вещи, т. е. вещи, определяемые родовыми признаками и исчисляемые в обороте счетом, мерой, весом.

  • родовые;
  • потребляемые (должник получал вещь в собственность и возвращал другую, соблюдая род и качество).

Морской заем.
Договор, который заключался с лицом, ведущим заморскую торговлю.
Особенность этой сделки заключалась в том, что занявший обязывался возвратить сумму долга в случае блегополучного возвращения снаряженного в плавание корабля.
Для занимающего эта сделка носила характер страхования от ущерба, так как, не отвечая за погибший груз, купленный на чужие деньги, он в то же время платил за освобождение от риска кредитору страховую премию в виде повышенных процентов, значительно превосходивших законную норму, установленную для нормального займа.
Лежал на должнике, договор вины исчезал.
Это договор, в силу которого одно лицо принимает на себя обязанность возвратить другому взятые у него в пользование незаменимые вещи.
Одно лицо (ссудодатель) передавало другому (ссудополучателю) индивидуально-определенную вещь во временное пользование.

  • реальным;
  • односторонним.
  • движимое имущество;
  • недвижимое имущество.
  • являлся лишь держателем вещи;
  • должен был оберегать ее от повреждения или кражи;
  • пользовался ею лишь дозволенным способом;
  • по истечении условленного времени возвращал ее вместе с приращиванием.
  • предоставлять вещь ссудополучателю в установленный срок;
  • возмещать необходимые расходы на ее содержание, а в случае необходимости — убытки, возникшие по его вине (например, если он ссудил неисправную вещь).

Сопоставительная таблица двух договоров

1 Товарищество можно было учредить действием, словами или через вестника (Моде- стин). Слова следует понимать в соответствии с характером данного договора. Вступая в товарищество, никто из участников не переставал быть собственником своего имущества. В товариществе следовало принимать интересы не одного члена, а всего товарищества. Улышан так говорил о товариществе: «Товарищество — своего рода братство».

Участники по договору товарищества
Риск гибели в договоре товарищества Участники по договору товарищества были обязаны
Если не было согласия в договоре товарищества между участниками Цель договора товарищества
Товарищество
Существенные элементы товарищества: участвовали в прибылях и убытках.1 Было и другое, когда участник участвовал в большей прибыли и меньших убытках. А также допускалось товарищество, когда один из товарищей нес одни убытки и не учествовал в прибылях, лежал на всех участниках.
относиться к своему делу заботливо, внимательно.2
следовательно, нет дела (отказался один участник — нет товарищества) (смерть, несостоятельность).
Объединялись для одного или многоразового действия. Цель должна иметь имущественный характер и быть полезной для всех товарищей. Как правило, это была деятельность, рассчитанная на доход, с равными долями в прибылях и убытках. Но могло быть также, что участники договора товарищества договаривались и о других соотношениях прибыли и убытков.

  • не являлось юридическим лицом;
  • создавало права и обязанности только между самими сотоварищами.
  • имущественная общность;3
  • известная цель, дозволенная правом и полезная обществу;
  • полное согласие товарищей в достижении цели и интереса;
  • участие товарищей в прибылях и убытках.

Договор товарищества — соединение имущества или же труда двух и более лиц для общей пользы.
В процессе развития международной торговли в начале республиканского периода возникли товарищества предпринимателей, доступные также и перегринам, сыгравшие огромную роль в развитии экономической жизни Рима.
Товарищества рассчитаны были на всевозможное предпринимательство с целью получения прибыли, но также и специализированные на определенной деятельности и даже на выполнении определенного действия, единичного дела.
Римское право не знало прямого представительства, каждый товарищ действовал в интересах товарищества.
Каждый из товарищей должен был делать обещанный вклад, работу должен был выполнять лично, делиться прибылью, пропорционально участвовал в убытках и возмещал ущерб, причиненный по собственной вине.
Со времен Адриана каждый из товарищей нес ответственность и за вину. В то же время он имел право на возмещение расходов, сделанных в интересах товарищества, и ущерба, который потерпел, занимаясь делами своего товарищества.
Прекращение товарищества возможно не только в случаях отказа, смерти, но и в случаях банкротства и конфискации имущества хотя бы одного из товарищей.

§ 1. Договор займа (mutuum)

1. Заем (mutuum) представляет собой договор, по которому одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) денежную сумму или известное количество иных вещей, определенных родовыми признаками (зерно, масло, вино), с обязательством заемщика вернуть по истечении указанного в договоре срока либо по востребованию такую же денежную сумму или такое же количество вещей того же рода, какие были получены (D.44.7.1.2).

Заем является одним из реальных договоров, т.е. обязательство в этом случае устанавливается не простым соглашением (consensus), но и передачей вещи (res); нельзя требовать возврата от того, кто ничего не получал.

Смотрите так же:  Возмещение ущерба от затопления квартиры

Реальный характер договора займа не означает, однако, что в этой категории договоров consensus, соглашение сторон, не имеет существенного значения: соглашение сторон не является достаточным для возникновения заемного обязательства, однако (как и при всяком договоре) соглашение и при займе является необходимым моментом. Нет consensus, нет и договора. В текстах римских юристов встречаются примеры того, что, несмотря на передачу вещей, обязательство не возникает, потому что между сторонами не consensus, a dissensus (разногласие, недоразумение); так, передана денежная сумма, причем передающий деньги делает это с намерением дать взаймы, а получающий деньги думает, что ему дают их в дар или на сохранение: займа нет за отсутствием согласованной воли двух сторон.

2. Mutuum является не первоначальной формой договора займа. В древнейшем римском праве для этой цели пользовались формальной сделкой nexum*(57) (совершавшейся per aes et libram, с помощью меди и весов), а также стипуляцией. По мере развития хозяйственной жизни, расширения торговли, ремесленной промышленности совершение не только такой громоздкой сделки, как nexum, но даже и более простой, однако все-таки формальной — стипуляции, стало затруднительным. Требования хозяйственной жизни привели к тому, что стали давать судебную защиту к неформальным договорам займа; так появилась новая форма займа — реальный договор займа, для юридической силы которого не требовалось облекать согласие сторон в какие-либо торжественные формы, а достаточно было лишь передать на основании соглашения сторон так называемую валюту займа, т.е. деньги, зерно, вино и тому подобные вещи, определенные родовыми признаками.

3. Характерные признаки договора mutuum можно определить следующим образом:

а) mutuum — реальный договор, т.е. получающий юридическую силу лишь с того момента, когда на основании соглашения сторон последовала передача res, вещи;

б) предмет договора — денежная сумма или известное количество других вещей, определенных родовыми признаками (весом, числом, мерой);

в) эти вещи передаются заимодавцем в собственность заемщика;

г) вещи передаются с обязательством для заемщика вернуть заимодавцу такую же денежную сумму или такое же количество вещей такого же рода, как были получены.

Если заем не денежный, заемщик обязан вернуть не только такое же количество вещей, какое было получено, но и по качеству не хуже полученных взаймы вещей.

Поскольку предметом займа служили вещи, определенные весом, числом, мерой (а не индивидуально, причем они поступают в собственность заемщика, на нем лежал и риск случайной гибели полученных вещей: если в силу случайной причины взятые взаймы вещи погибали и заемщик не имел возможности ими воспользоваться, он не освобождался от обязанности вернуть полученную сумму (количество).

4. Обязательство, возникающее из займа, строго одностороннее: заимодавец имел право требовать от заемщика возврата такого же количества вещей, такого же рода и качества, какое было получено; на заемщике же лежала соответствующая обязанность. Заимодавец уже при самом заключении договора, так сказать, сделал свое дело, передав в собственность заемщика денежную сумму или вещи, определенные родовыми признаками; поэтому из договора для него возникало только право требования, никакой обязанности на взаимодавце не лежало. Для осуществления права требования (о возврате взятой взаймы суммы денег или других вещей, определенных родовыми признаками) заимодавцу давались иски строгого права (actio certae creditae pecuniae и кондиция). Наоборот, заемщик при заключении договора уже получил деньги, зерно, вино и т.п. и потому не получает из договора права требовать чего-либо; для него возникала из договора только обязанность возврата такой же денежной суммы или того же количества иных вещей, какое было получено от заимодавца.

Из договора займа не вытекала обязанность заемщика платить проценты с занятой суммы. Однако широко применялось в практике заключение особого соглашения о процентах. Максимальный размер процентов в разное время определялся различно: в классическом праве — 1 процент в месяц, в праве Юстиниана — 6 процентов в год (для торговцев — 8 процентов в год); начисление процентов на проценты было воспрещено.

Соглашение относительно срока платежа по займу было несущественным: договор можно было заключить и на точно определенный срок и без срока (в последнем случае кредитор имел право потребовать возврата занятой суммы когда угодно).

5. Под влиянием греческого права вошли в практику специальные расписки — хирографы (см. выше, гл. II). Составление такого документа, представлявшего собой расписку должника (заемщика) в получении денежной суммы или иной валюты займа, облегчало для кредитора лежавшее на его обязанности доказывание факта передачи валюты займа, а следовательно, и доказывание права требовать от должника возврата занятой суммы. Обеспечительным характером расписки (в только что указанном смысле) объясняется другое название, которое имел такой документ: cautio creditae pecuniae, т.е. документ, обеспечивающий доказательство передачи валюты займа.

Практика составления письменного документа, расписки, в которой должник подтверждал факт получения валюты, породила опасность неосновательных требований кредиторов от должников не полученных последними сумм. По самому характеру договора займа более сильной в социально-экономическом смысле стороной является заимодавец. Заемщик, нуждающийся в денежной сумме, фактически оказывался в зависимости от заимодавца, который мог диктовать ему условия. На этой почве в жизни стали нередки случаи, когда составление документа не сопровождало получение валюты займа, а предшествовало ему. В связи с этим часто случалось, что должник, ожидавший получения валюты, подписывал по требованию более сильного (социально и экономически) кредитора документ, удостоверяющий обязанность должника вернуть полученную валюту займа; документ передавался кредитору, а между тем валюту должник фактически так и не получал.

Развитию такой практики очень способствовало то, что должниками были, по общему правилу, малоимущие, а кредиторами — верхушка рабовладельческого общества. На почве указанных фактов для должника создавалась угроза, что недобросовестный кредитор использует имеющуюся у него на руках расписку, содержащую признание должника в получении валюты, и последнему придется платить неполученную сумму займа. Очевидно, что такая угроза нередко действительно осуществлялась, и это приводило к вредному для спокойствия рабовладельческого Рима озлоблению должников. Поэтому и возник вопрос о необходимости предоставления должнику каких-то правовых средств, чтобы оградить его от опасности взыскания несуществующего долга.

С названной целью в тех случаях, когда кредитор, не передавший должнику валюту займа, тем не менее предъявлял к нему иск о возврате занятой суммы, должнику стали давать exceptio doli, т.е. он мог сослаться против иска кредитора на то, что в действиях кредитора, не передавшего должнику валюты и все-таки требующего от него платежа занятой суммы, опираясь на формальный момент — подписание должником документа о получении валюты, заключается крайняя недобросовестность, dolus. Гай в своих Институциях (4.119) именно изложенный пример приводит для пояснения exceptio doli. Позднее эта эксцепция (в данных обстоятельствах) получила наименование exceptio non numeratae pecuniae (эксцепции со ссылкой на то, что деньги, т.е. валюта займа, не были уплачены).

Должник мог и не дожидаться предъявления кредитором иска, а своим активным поведением предупредить саму возможность такого иска. Именно должник мог сам предъявить иск о возврате ему расписки, так как она была выдана в предположении, что вслед за тем будет получена валюта займа, а этого не последовало. Таким образом, иск должника об истребовании выданной расписки выводился из того, что расписка остается у кредитора без достаточного к тому основания, т.е. применялся кондикционный иск об истребовании от ответчика неосновательного обогащения, полученного им за счет истца (см. ниже, гл. VII, § 2).

Использование названных правовых средств (эксцепции и кондикционного иска) было связано для должника с трудной задачей — доказать отрицательный факт неполучения валюты. Дело в том, что по общим правилам процесса должник, предъявляя кондикционный иск об истребовании документа, должен был в качестве истца доказать факт, из которого вытекает исковое требование; ссылаясь на неполучение валюты в эксцепции против иска кредитора, должнику и в этом случае приходилось доказать факт неполучения валюты.

Трудность доказывания отрицательного факта до крайности умаляла практическое значение этих мер защиты интересов должника. Дело приняло более благоприятный для должников оборот только позднее (в III в. н.э.), когда onus probandi (бремя доказывания) переложено было на кредитора: если должник ссылался на неполучение валюты (в эксцепции против иска кредитора), на истца возлагалась обязанность доказать факт платежа валюты. Такая мера, не совсем понятная с точки зрения социального положения кредиторов и должников (кредиторы-заимодавцы в основном принадлежали к господствующим группировкам рабовладельческого класса, интересы которых непосредственно защищались государственной властью), объясняется, по-видимому, тем, что государство, испытывая финансовый кризис, боролось против разорения основных плательщиков налогов отдельными богатыми рабовладельцами, предпочитая выкачивать средства от менее обеспеченных слоев населения в пользу господствующего класса в целом.

6. При императоре Веспасиане (конец I в. н.э.) был издан акт — senatusconsultum Macedonianum, воспретивший денежные займы подвластным детям без согласия или ведома домовладыки. Свое название данное сенатское постановление получило по имени некоего Мацедо, который взял деньги взаймы, а затем, не имея возможности удовлетворить требований кредитора о возврате занятой суммы и опасаясь неприятностей, связанных с принудительным взысканием, убил своего отца, чтобы таким образом ускорить получение наследства и расплатиться с кредиторами. Senatusconsultum Macedonianum направлен на то, чтобы устранить в умах подвластных всякую мысль о необходимости принимать какие-либо меры во избежание взыскания. Сенатусконсульт признавал имеющим полную юридическую силу договор займа подвластного только в тех случаях, когда заем был получен с согласия или ведома домовладыки либо был обращен в пользу домовладыки. Если указанных условий нет, то против иска заимодавца стали давать exceptio senatusconsulti Macedoniani и этим обессиливать их (даже после смерти домовладыки, когда подвластный становился самостоятельным лицом). Впрочем, подвластный оставался обязанным naturaliter, т.е. произведенный в погашение этого обязательства платеж имел юридическую силу, но иска об исполнении кредитор не мог предъявить.

108shagov.ru. Все права защищены. 2019