Договор о защите иностранных инвестиций

Министерство иностранных дел Российской Федерации

О двусторонних соглашениях Российской Федерации с зарубежными странами о поощрении и взаимной защите капиталовложений

Привлечение иностранного капитала в российскую экономику является одним из приоритетных направлений реализации внешнеэкономической стратегии Российской Федерации на долгосрочную перспективу. Наращивание инвестиционного потенциала и улучшение инвестиционного климата в стране во многом зависят от совершенствования законодательной базы и инвестиционной политики, направленных на защиту прав и интересов как отечественных, так и зарубежных инвесторов.

Международно-правовое регулирование инвестиционных отношений России с основными торгово-экономическими партнерами осуществляется на основе межправительственных соглашений о поощрении и взаимной защите капиталовложений.

Государства, заключающие такие соглашения, во-первых, приобретают возможность обеспечить эффективную реализацию прав своих физических и юридических лиц на территории другого государства–подписанта и, во-вторых, гарантируют применение предусмотренного таким соглашением режима для инвестиций вне зависимости от возможных изменений, в том числе в сфере законодательства, в стране-реципиенте.

Соглашения о поощрении и взаимной защите капиталовложений, как правило, заключаются государствами на основе утвержденных ими проектов типовых соглашений, которые содержат определенный стандартный перечень гарантий защиты иностранных инвесторов. Типовые соглашения позволяют обеспечить единообразие их содержания, однако не исключают внесения в них изменений и дополнений при наличии письменного взаимного согласия сторон.

Подобные типовые соглашения разработаны в Германии, США, Великобритании, Швейцарии, Нидерландах и в некоторых других странах.

Российская Федерация при заключении такого рода соглашений также руководствуется типовым соглашением, утвержденным постановлением Правительства от 9 июня 2001 г. № 456 (в редакции постановлений Правительства от 11 апреля 2002 г. № 229, от 17 декабря 2010 г. № 1037), которое заменило ранее действовавшее типовое соглашение, утвержденное постановлением Правительства от 1992 г. (с изменениями и дополнениями от 1995 г.).

Новое типовое соглашение учитывает требования ВТО и содержит ряд важных положений, касающихся механизма разрешения инвестиционных споров.

Другим его главным отличием является ужесточение положений статьи, связанной с режимом капиталовложений. В частности, в ней предусматривается сохранение каждой договаривающейся стороной права применять и вводить в соответствии с законодательством своего государства изъятия из национального режима (НР) в отношении инвестиций инвесторов государства другой договаривающейся стороны при условии, что такие изъятия не применяются и не вводятся на дискриминационной основе по сравнению с режимом, применяемым или вводимым в отношении инвестиций инвесторов любого третьего государства.

Кроме того, ни одна из договаривающихся сторон не обязана распространять на инвестиции инвесторов государства другой договаривающей стороны преимущества, которые она предоставляет инвестициям инвесторов любого третьего государства в связи с участием в зоне свободной торговли, таможенном или валютном союзе, общем рынке и любых аналогичных экономических интеграционных образованиях, а также на основе соглашений об избежании двойного налогообложения или других договоренностей по вопросам налогообложения.

Отдельным положением в новой редакции предусмотрены ограничения применения режима наибольшего благоприятствования (РНБ) и НР. Предоставляемый Россией режим не может быть лучше, чем тот, который наша страна готова предоставить в рамках обязательств по ВТО, включая обязательства по Генеральному соглашению по торговле и услугами (ГАТС). Однако по завершении переговорного процесса о присоединении России к ВТО нашей стране удалось зафиксировать в «Списке изъятий из статьи II (РНБ)» ГАТС «меру в отношении инвестиционной деятельности и имеющейся защиты инвестиций» во всех секторах сферы торговли услугами, что отражено в «Протоколе от 16 декабря 2011 г. о присоединении Российской Федерации к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной торговой организации от 15 апреля 1994 г.». Это означает, что Россия, включив такую оговорку, выполнит все обязательства по имеющимся двусторонним межправительственным соглашениям и соглашениям, которые могут быть заключены в будущем, о взаимной защите и поощрении инвестиций.

Действующая модель типового соглашения в основном отвечает общим стандартам, выработанным международной договорной практикой в области защиты инвестиций. Вместе с тем ряд стран настаивает на включении в проекты соглашений статей, содержащих положения о РНБ и НР без изъятий, что создает определенные трудности при проведении переговоров.

По состоянию на 1 марта 2016 г. действуют 80 двусторонних межправительственных соглашений о поощрении и взаимной защите капиталовложений. Российской стороной выполнены внутригосударственные процедуры в отношении 68 соглашений, вступили в силу 63 соглашения.

МИД России активно взаимодействует с Минэкономразвития России, оказывая в рамках своей компетенции необходимое содействие в проведении переговоров с зарубежными странами о заключении указанных соглашений.

§ 4. Международные двусторонние соглашения России

§ 4. Международные двусторонние соглашения России

Следуя мировой практике, СССР, как уже говорилось, приступил к заключению двусторонних международных договоров по гарантиям иностранных инвестиций в самом конце 80–х годов ушедшего столетия, когда начали складываться основы рыночной экономики. В течение 1989 года Советский Союз заключил соглашения о поощрении и взаимной защите капиталовложений с восемью экономически развитыми государствами Запада. Кстати, первым партнером СССР в сфере взаимной защиты иностранных инвестиций стала Финляндия. Если говорить о крупных странах, то в том же году ее примеру последовали Великобритания, ФРГ, Канада и Италия. В следующем году двусторонние аналогичные договоры СССР заключил еще с четырьмя экономически развитыми государствами (Австрия, Испания, Швейцария, Южная Корея), а также с Китаем и Турцией.

Таким образом, 1989–1990 годы можно назвать первоначальным этапом международно – договорного закрепления инвестиционных отношений с другими государствами. Форсированное движение СССР по направлению к такой новой форме двустороннего сотрудничества объяснялось не только стремлением скорее влиться на правах равного партнера в мировой экономический интеграционный процесс, но и отсутствием полноценного внутригосударственного инвестиционного законодательства [68] .

Здесь необходимо отметить, что Российская Федерация участвует в двусторонних международных соглашениях о защите иностранных инвестиций как правопреемница бывшего СССР. В соответствии с Соглашением о создании Содружества Независимых Государств, подписанным в Минске 12 декабря 1991 года, Россия принимает на себя права и обязанности по международным договорам, заключенным СССР. Взаимопонимание по вопросу правопреемства в отношении договоров бывшего Союза ССР было достигнуто и в Меморандуме от 6 июля 1992 г., который подписали Российская Федерация и еще девять государств – участников СНГ. Примечательно, что специально в отношении двусторонних соглашений о защите иностранных инвестиций Министерство иностранных дел Российской Федерации в декабре 1991 года подписало ноту, в которой подтвердило свое правопреемство по этим договорам.

Что касается новых независимых государств, ранее входивших в СССР, то они вслед за Российской Федерацией также приступили к созданию собственной системы двусторонних международных договоров о поощрении и защите иностранных инвестиций. Украина заключила такие соглашения с Польшей (12 января 1993 г.), ФРГ (15 февраля 1993 г.), Вьетнамом (8 июля 1994 г.) и другими государствами. Республика Беларусь подписала двусторонние международные договоры в сфере иностранных инвестиций с Великобританией, Вьетнамом, ФРГ, КНР, Польшей, Финляндией, Францией и Швейцарией. Можно также отметить соглашения о взаимном поощрении и защите капиталовложений Казахстана с ФРГ, Францией (1992 г.), Грузии с ФРГ (1993 г.), Узбекистана с ФРГ (1993 г.) и т. д [69] . В некоторых из них, в частности, предусматривается также суброгация (переуступка) принадлежащих инвестору прав и притязаний в пользу либо Корпорации частных зарубежных инвестиций США (ОПИК), либо Канадской корпорации развития экспорта (ЕДС) в случае получения инвестором от них компенсаций.

Новый, второй этап в практике заключения двусторонних международных договоров по гарантиям иностранных инвестиций наступил в 1992 году, когда Российская Федерация, продолжая добрую традицию в этой сфере, начинает заключать как самостоятельное государство соглашения о поощрении и взаимной защите капиталовложений. Важнейшими соглашениями, подписанными в 1992 году, стал Договор между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о поощрении и взаимной защите капиталовложений от 17 июня 1992 г. и Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством США о содействии капиталовложениям от 3 апреля 1992 г., ставшие своего рода новой вехой в создании благоприятных условий для привлечения зарубежных капиталовложений. Соглашение носит особый характер и предусматривает возможность для американских инвесторов обращаться к услугам специального правительственного страхового агентства США – Корпорации частных зарубежных инвестиций (Overseas Private Investment Corporation – OPIК) за финансовой поддержкой. Соответственно в разделе о взаимной защите инвестиций предусмотрено положение о том, что данное Соглашение не применяется к спорам по программам экспортно – импортного банка или страховым программам ОПИК (ст. 8).

Договор с США о взаимной защите инвестиций занимает особое место среди остальных более чем 40 заключенных Российской Федерацией соглашений по защите иностранных инвестиций не только ввиду своего объема, но и в связи с внутренней структурой и изложением. Однако к этому мы обратимся ниже.

Второй этап завершился в 1993 году, когда Российской Федерацией были заключены шесть соглашений о поощрении и взаимной защите капиталовложений – с Кубой, Болгарией, Грецией и др.

Предположительно можно говорить, что третий, продолжающийся и поныне этап начинается в 1994 году. С 1994–го до 1 января 1999 года Российская Федерация заключила двусторонние международные договоры по защите иностранных инвестиций еще с 18 государствами, в том числе с Чехией, Кувейтом, Индией, Норвегией. Примечательно, что последней могущественной в инвестиционном отношении страной в этом списке стала Япония. Соглашение о поощрении и взаимной защите капиталовложений между Правительствами Российской Федерации и Японии было подписано в ноябре 1998 года в ходе визита премьер – министра этой дальневосточной страны в Москву. На начало 2000 года заключено 50 и ратифицировано Федеральным Собранием 35 соглашений о поощрении и взаимной защите капиталовложений [70] .

Смотрите так же:  Договор заключен на 11 месяцев

Возникает вполне естественный вопрос: на чем же зиждется предлагаемая нами периодизация, если так можно выразиться, истории установления двусторонних инвестиционных отношений на межгосударственном уровне? Следует сразу оговориться, что эта периодизация, как в принципе любая другая, носит достаточно условный характер. И тем не менее имеются определенные основания для выделения таких этапов. Причем это касается не только чисто внешних событийных признаков, но и структуры, стиля текста двусторонних договоров, заключенных в разное время.

Выделение первого этапа, охватывающего 1989–1990 гг., пожалуй, не требует пояснений. Первые 14 соглашений о поощрении и взаимной защите капиталовложений были заключены от имени СССР в тот период, когда страна только вступала в рыночные отношения и не было еще опыта подготовки такого рода двусторонних международных договоров. Думается, этим объясняется наличие разных вариаций в названии, структуре и содержании заключенных в этот период межгосударственных договоров в сфере защиты иностранных инвестиций.

В двусторонних соглашениях 1992–1993 гг., которые были выделены как второй этап межгосударственного сотрудничества в сфере обеспечения гарантий зарубежным капиталовложениям, уже можно заметить попытки некоторой унификации заключаемых международных договоров. Этому способствовало принятое 11 июня 1992 года Правительством Российской Федерации постановление № 395 «О заключении соглашений между правительствами иностранных государств о поощрении и взаимной защите капиталовложений», которым был одобрен в качестве основы для переговоров вышеназванный Типовой проект соглашений. И хотя впоследствии в него были внесены постановлением Правительства от 26 июня 1995 г. № 625 некоторые изменения и дополнения, но принципиального характера они не носили.

Постановление № 395 сразу в полную силу не могло сработать. Не случайно исследуемые международно – правовые акты, заключенные в 1992–1993 гг., еще свободны от стандартов Типового проекта соглашений, по той простой причине, что к тому времени их тексты уже прошли согласительные процедуры.

С 1994 года начинается использование Типового проекта как основы для переговоров между Правительством Российской Федерации и правительствами иностранных государств о поощрении и взаимной защите капиталовложений. Это наглядно показывает правовой анализ текста двусторонних договоров, например, с Чехией, Вьетнамом, Кувейтом и т. д.

Вышеизложенное дает право предположить, что начало третьему этапу было положено именно в 1994 году, когда началась унификация текстов заключаемых двусторонних соглашений под непосредственным влиянием Типового проекта, одобренного Правительством Российской Федерации.

Таким образом, мы выделяем три этапа в развитии межгосударственного сотрудничества в сфере защиты иностранных инвестиций: I этап – 1989–1991 гг.; II этап – 1992–1993 гг.; III этап – с 1994–го. Такого рода периодизация помогает лучше раскрыть динамику развития двусторонних международных отношений Российской Федерации с другими государствами в сфере правового обеспечения капиталовложений.

Одной из характерных особенностей двусторонних инвестиционных договоров является то обстоятельство, что они заключаются, как правило, экономически и политически неравными партнерами: между экономически развитым государством – экспортером капитала и развивающимся государством, стремящимся привлечь зарубежные капиталовложения. «Смысл всего договора в этом случае сводится к облечению в некую правовую форму обещаний принимающего инвестиции государства предоставить должную защиту иностранному капиталу» [71] .

В принципе договор предусматривает уже в своем наименовании двустороннее движение капиталов между государствами, заключающими соглашение именно по этому поводу, но на практике видно, что инвестиции движутся, как правило, только в одном направлении – из экономически развитой страны в развивающуюся. Что касается стран с устойчивой правовой системой и развитой экономикой, то практика заключения таких соглашений между ними не получила развития в связи с общим благоприятным инвестиционным климатом.

Международно – правовые документы в сфере регулирования иностранных инвестиций, которые мы начали исследовать, носят различные наименования. В абсолютном большинстве случаев они названы соглашениями, а в остальных – договорами. Кстати, в последние годы наблюдается тенденция к появлению новых наименований международных договоров, увеличению их многообразия. Между тем юридического различия в наименованиях международных договоров нет. Как подтверждение этого можно привести тот факт, что одни и те же виды международных договоров порой имеют разные наименования. В соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров (1969 г.) «договор» означает международное соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от его конкретного наименования.

В общем термин «договор» в настоящее время употребляется не только в узком смысле как одно из наименований, но является также родовым понятием, охватывающим все различные наименования и виды соглашений.

Как видно, процесс установления особых инвестиционных отношений на межгосударственном уровне, динамично развиваясь, приобрел, так сказать, наступательный характер, что, в свою очередь, создает большие возможности для научного анализа таких полноценных международно – правовых документов с использованием богатейшего опыта, достигнутого в теории и практике международного права. Результатом этого могла бы стать выработка определенных закономерностей, параллелей и, главное, соответствующих стандартов для национальной правоприменительной практики.

Актуальность и значение соглашений о поощрении и взаимной защите инвестиций определяются важностью содержащихся в них гарантий, которые договаривающиеся государства взаимно предоставляют инвесторам друг друга. Безусловно, эти соглашения были выработаны в первую очередь в целях обеспечения защиты прав инвесторов капиталоэкспортирующих стран от всевозможных рисков на территории России. Наша страна, остро нуждаясь в привлечении зарубежных финансовых средств, при заключении двусторонних международных договоров в сфере защиты иностранных инвестиций начинает претендовать на роль все более надежного партнера.

Примечательно, что каждый двусторонний договор Российской Федерации в этой сфере специфичен в том смысле, что он отражает характер инвестиционной политики и законодательство обеих сторон. В Договоре с США, например, наряду с закреплением принципа, согласно которому оба государства предоставляют иностранному инвестору по его выбору режим наибольшего благоприятствования или национальный режим, имеются важные дополнения, в которых каждая сторона указывает отрасли экономики и виды деятельности, закрытые для зарубежного инвестора.

Актуальность исследования данных инвестиционных соглашений вызвана еще и тем, что его научная разработка не получила пока достаточного развития в отечественной юридической науке. Вместе с тем накопленная международно – нормативная база в сфере защиты иностранных инвестиций является благодатным источником для изучения отдельных проблем правового регулирования зарубежных капиталовложений как на уровне международного права, так и на уровне национального законодательства. Кстати, в отечественной литературе уже высказывалась точка зрения, что недостатки внутреннего законодательства об иностранных инвестициях в части предоставления гарантий зарубежным инвесторам могут быть компенсированы за счет положений двусторонних международных договоров, направленных на поощрение и защиту иностранных инвестиций.

Как уже отмечалось, проблемы совершенствования инвестиционного законодательства как способа привлечения зарубежных капиталовложений в экономику России приобретают все большую остроту. Опыт последних лет показывает, что именно сомнения в надежности юридической базы служат основанием для выжидательной политики, откладывания на долгий срок реализации инвестиционных проектов. Поэтому отражение в российском законодательстве современных международных подходов и стандартов, разработанных в исследуемых международных договорах, с одной стороны, и стабильность правового регулирования – с другой, во многом предопределяют инвестиционный климат в нашей стране.

В современных условиях возрастает значение международно – правового регулирования иностранных инвестиций. Необходимость усиления внимания к международно – правовой стороне регулирования иностранных инвестиций – это прямое следование положениям Конституции Российской Федерации. Один из ведущих устоев правопорядка состоит в том, что принципы и нормы международного права и международные договоры России, подчеркнем это еще раз, являются частью ее правовой системы. Высказывается мнение, что нормы международного права в установленных пределах имеют прямое действие и подлежат применению в российских государственных органах, в том числе в судах. Более того, ныне действующая Конституция утверждает приоритет правил международных договоров по отношению к нормам внутригосударственного права: в случае расхождения между ними применяются правила международного договора.

Лекции по иностранным инвестициям / 5. Двустороннее регулирование иностранных инвестиций

ДВУСТОРОННЕЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ

Специфические особенности двустороннего регулирования

В течение длительного периода времени регулирование иностранных капиталопотоков осуществлялось на основе подписания Договоров о дружбе, сотрудничестве, торговле и мореплавании. Начиная с 60-х гг. их роль стала снижаться. Причиной можно назвать расширение инвести­ционных вложений в экономику бывших колоний и зависимых стран, добившихся политической независимости. Необходимо было гаранти­ровать огромный риск и политического и экономического порядка, что повлияло на специфику появившихся новых типов соглашений — со­глашений о взаимной защите и поощрении иностранных инвестиций. Таким образом, первые инвестиционные соглашения стали заклю­чаться в практике между развитыми и развивающимися странами, но постепенно они распространились на отношения между всеми группа­ми стран независимо от уровня экономического развития.

Спецификой отличается практика США, где сохраняют силу дого­воры о дружбе, торговле и мореплавании в отношениях между промышленно развитыми странами. Однако в 80—90-е гг. значительно возросло количество соглашений о взаимном поощрении и защите иностранных инвестиций.

Резкий рост количества подобных соглашений привел к необходи­мости разработки типового договора о взаимной защите и поощрении инвестиций. Типовой договор имеет четыре базовых условия:

условия режима иностранных инвестиций в договаривающихся странах, требующие справедливого и равно­правного режима, в качестве которого всемирно признан национальный режим;

условия защиты иностранных инвесторов от возможной экспроп­риации, национализации или проведения иных мер, лишающих инвесторов их собственности;

условия перевода прибыли и доходов за рубеж требуют, как правило, беспрепятственного перевода;

условия, определяющие порядок разрешения споров. Цель таких условий — обеспечить признание догова­ривающимися странами выполнения арбитражных решений, при­нимаемых при разрешении споров.

Смотрите так же:  Менеджмент учебное пособие под ред в.В.лукашевича

После включения особых условий в типовой договор и подписания договаривающимися сторонами он приобретает силу закона.

Также на двустороннем уровне подписываются соглашения об избе­жании двойного налогообложения доходов и имущества, которые опре­деляют, в каком из государств какие виды доходов облагаются налога­ми, а также оговаривают порядок разрешения спорных вопросов в сфе­ре налогообложения.

Преимущества двустороннего уровня регулирования связаны с не­посредственным влиянием на инвестиционный климат принимающего государства на основе принципа избирательности. Двусторонние меж­государственные соглашения позволяют учитывать особые интересы и специфику каждой из договаривающихся сторон, а также детализиро­вать условия инвестиционной деятельности.

Другая специфика рассматриваемого уровня регулирования капиталопотоков связана с определением:

важности прямого инвестирования для целей экономического раз­вития договаривающихся стран (что особенно существенно для развивающихся государств и стран с переходной экономикой);

с признанием правомочности национального законодательства принимающего государства в отношении определения порядка до­пуска и функционирования иностранных инвестиций;

с предоставлением сторонам возможности менять положения со­глашения в одностороннем порядке при наступлении чрезвычай­ных обстоятельств (в частности, вводить запрет на перевод при­были при хроническом дефиците платежного баланса, при угрозе национальной безопасности).

Двусторонние договоры имеют особое значение для развивающихся стран. Они являются юридической базой регулирования допуска и фун­кционирования зарубежных инвестиций, которая гарантирует стабиль­ность правового и налогового режима в принимающей стране.

Конечно, есть специфика содержания двусторонних инвестицион­ных соглашений между отдельными группами стран.

В договорах между развитыми и развивающимися странами акцент делается на решение проблемы взаимосвязи инвестиционных вложений с экономическим развитием принимающего государства. Это позволя­ет правительствам развивающихся стран контролировать нормы соб­ственности на предприятиях с зарубежным капиталом на основе введе­ния ограничений на перевод основных фондов, ограничений на пере­вод прибыли и доходов за рубеж при хроническом дефиците платежного баланса.

В договорах между развитыми странами и государствами с переход­ной экономикой делается аналогичный акцент, а значит, признается право правительств стран с переходной экономикой вводить ограниче­ния на перевод долгосрочных инвестиций в условиях кризиса.

Наконец, в договорах между развитыми государствами в основу по­ложена иная задача — регулирование принципов и норм конкуренции, расширение обмена информацией, расширение прозрачности нацио­нального законодательства договаривающихся сторон.

Основные положения двусторонних договоров о взаимной защите и поощрении иностранных инвестиций

Первое соглашение о взаимной защите и поощрении иностранных инвестиций заключено в Европе в 1959 г. между ФРГ и Пакистаном (25 ноября 1959 г.), но первым ратифицированным соглашением подобно­го рода стал договор между ФРГ и Доминиканской Республикой в том же 1959г.

В настоящее время все страны мира имеют хотя бы одно двусторон­нее инвестиционное соглашение. Исключением является практика мно­гих оффшорных стран и территорий (те из них, которые относятся к груп­пе налоговых гаваней или безналоговых стран), где нет подобных дого­воров с другими государствами. Например, Багамское Сообщество, Сент-Китс и Невис, Суринам, Гонконг, о.Мэн и ряд других оффшорных зон не подписывали соглашений о взаимной защите и поощрении ино­странных инвестиций. Причина в том, что одним из положений этих соглашений является пункт о взаимном предоставлении налоговыми органами информации об оттоке капитала, который может расценивать­ся как нелегальный. Между тем налоговые гавани гарантируют своим клиентам полную конфиденциальность хранения капитала, неразгла­шение банковской и коммерческой информации.

Инвестиционные соглашения включают семь основных разделов, достаточно адекватных для практики большинства стран мира. Это:

Предмет соглашения и срок его действия;

Условия допуска инвестиций в принимающую страну;

Условия режима в отношении инвесторов;

Порядок перевода прибыли и капитала за рубеж;

Условия экспроприации и выплаты компенсации;

Порядок разрешения споров между сторонами контракта;

Порядок разрешения споров между инвестором и принимающим государством.

В первом разделе соглашений о защите и поощрении инвестиций оп­ределяется предмет соглашения, т.е. понятие «инвестиция» и формы ее осуществления.

Под «инвестицией» понимают, как правило, любые формы вклады­ваемых активов. Но можно встретить и иное понятие. Например, в аме­риканской практике под инвестициями понимают любые формы капи­таловложений. Конечно, последнее определение носит широкий харак­тер. Фактически к инвестициям относят:

движимое и недвижимое имущество, любые права собственности, в том числе акции, облигации, закладные, залоговые права, лю­бые иные формы участия в собственности компании;

создание предприятия или совместной компании;

денежные средства, займы, непосредственно относящиеся к ка­питаловложениям;

права интеллектуальной собственности, включая права на публи­кацию, патенты, торговые марки, промышленный дизайн, торго­вые секреты, ноу-хау;

п рава, осуществляемые в связи с законом или контрактом, осуществ­ление любой экономической и коммерческой деятельности, вклю­чая любые права на поиск, разработку, добычу природных ресурсов.

Другой термин, определяемый в соглашении, это понятие «инвес­тор».

Определить понятие инвестора необходимо, чтобы льго­тами от договора не воспользовались фирмы третьих стран. Понятие инвестора обычно включает в себя граждан и юридических лиц, имеющих гражданство стран, заключив­ших договоры. Инвестором считается физическое или юридическое лицо. При этом физическим лицом является гражданин страны — одной из дого­варивающихся сторон, национальность которого определяется в соот­ветствии с национальным законодательством. В некоторых двусторон­них соглашениях понятие инвестора как физического лица носит более широкий характер, когда в качестве такового считается не только граж­данин, но и лицо, имеющее временное свидетельство на жительство.

Что касается юридических лиц, то существуют три различных критерия, чтобы:

во-первых определить место регистрации или нахождения;

во-вторых, это место функционирования или фактическая страна деятельности;

в-третьих, национальность того, кто владеет или контролирует.

Легче всего определить место регистрации. Место регис­трации — основа для определения национальности компа­ний, подпадающих под сферу действия договора. Такое определе­ние определяет компании как корпорации, фирмы или ассоци­ации, зарегистрированные в соответствии или действующие на основании закона стран-участниц. При таком подходе страна, где организована компания, может не иметь ника­кого отношения к деятельности фирмы. Страна, подписав­шая договор, может оказаться в ситуации, когда она защи­щает интересы компании без каких-либо взаимных обязательств. Действительно, иностранцы могут организо­вать компанию и зарегистрировать ее в стране только для получения льгот, вытекающих из такого рода договоров. Соответственно в ряде двусторонних договоров имеется сле­дующая оговорка: если компания зарегистрирована в дан­ной стране, но не осуществляет в ней свою деятельность или если отдельная компания контролируется иностранной фирмой, то в праве на предоставление льгот, вытекающих из договора, может быть отказано.

Собственность, владение или контроль, наоборот, обес­печивают гораздо более значительную связь между инвестициями и страной происхождения. Проблема, однако, в том, что зачастую это определить довольно трудно. Компания мо­жет контролироваться десятками тысяч инвесторов из мно­жества стран, а национальность граждан, владеющих боль­шинством акций, может меняться по мере того, как акции компании «расползаются» между гражданами, купившими их на бирже. Договоры, где владение или контроль являются определяющими для выяснения национальности и юриди­ческой принадлежности компании, применяются Голландией, Швецией и Швейцарией.

Использование понятий «собственность» или «контроль» для определения национальности компании или фирмы с целью обеспечения ее защиты представляет собой значитель­ный отход от традиционного законодательства.

Определение национальности компании с точки зрения ме­ста нахождения может представлять собой нечто среднее между двумя предшествующими вариантами. Определить основное местоположение компании гораздо легче, чем определить на­циональность лиц (лица), контролирующих ее деятельность. Местоположение как решающий фактор для определения национальности типично для Германии, Бельгии и Швеции.

Зачастую все параметры объединяются вместе, и таким образом в договоре требуется, чтобы компания удовлетво­ряла двум или даже трем критериям. Типичным примером может служить договор между Китаем и Японией.

Как правило, сфера действия договора распространяется на всю территорию стран-подписантов; некоторые проблемы воз­можны в связи с тем, что в ряде стран регионы или автоном­ные образования обладают определенной независимостью в урегулировании иностранных инвестиций. Общим правилом является следующий тезис: если противоположное не выделе­но специально, то положения договора распространяются на всю территорию страны, подписавшей двусторонний договор.

Срок действия инвестиционных соглашений, как правило, равен 10 годам и продлевается в соответствии с определенной процедурой.

Второй раздел соглашений о взаимной защите и поощрении инвес­тиций определяет условия допуска иностранных капиталовложений од­ной из договаривающихся стран на территорию другой.

Условия включают в себя два режима — национальный режим и РНБ. Как правило, эти режимы применяются в отношении допуска и деятель­ности иностранных инвесторов, но в некоторых двусторонних соглаше­ниях оба принципа действуют только в отношении зарегистрированно­го бизнеса.

Многие инвестиционные соглашения, подписанные в 90-е гг., гаран­тируют свободный допуск капиталовложений на территорию принима­ющей страны. Нормы национального режима и РНБ применяются в от­ношении порядка деятельности инвестора.

Третий раздел определяет условия режима.

Многочисленные инвестиционные соглашения имеют пять стандар­тных условий режима:

справедливый и равноправный режим;

полная защита инвестора и обеспечение его безопасности;

режим наибольшего благоприятствования.

Справедливый и равноправный режим является общей концепцией и стандартным условием, не имеющим отношения к национальному законодательству принимающего государства. Это условие выполняет вспомогательную функцию в интерпретации положений инвестицион­ных соглашений, а также торговых соглашений.

В договорах о дружбе, торговле и мореплавании фиксируется прин­цип полной защиты и безопасности инвестора, но он не влечет право­вой ответственности со стороны принимающего государства. Поэтому данный принцип показывает обязательства, которые принимают на себя договаривающиеся стороны, и определяет общий стандарт для прини­мающего государства в целях защиты зарубежных капиталовложений. В некоторых двусторонних инвестиционных договорах стороны ссы­лаются на нормы международного права, требующие справедливого и равноправного отношения к инвесторам. Между тем в большинстве со­глашений также требуется обязательство сторон полностью защищать иностранные инвестиции.

Другой режим, фиксируемый в двусторонних инвестиционных со­глашениях, это принцип недискриминации: ни одна из сторон не мо­жет быть подвергнута дискриминационным мерам при ведении деятель­ности, управлении, продажах и др., связанных с инвестированием.

Смотрите так же:  Как оформляется развод через суд

Все двусторонние договоры предоставляют инвесторам договарива­ющихся сторон два режима — национальный и РНБ. Как правило, ука­зывается следующая трактовка этих режимов.

Под национальным понимается режим, при котором каждая из до­говаривающихся сторон обязана предоставить инвесторам другой дого­варивающейся стороны режим не менее благоприятный, чем тот, кото­рый предоставляется национальным предпринимателям в отношении создания, управления, деятельности, продаж или иных мер, связанных с капиталовложениями.

РНБ может иметь одну из двух трактовок. Более часто встречается следующая трактовка — каждая из договаривающихся сторон обязана предоставить инвесторам другой стороны режим не менее благоприят­ный по сравнению с тем, который она предоставляет или предоставит в будущем инвесторам любой другой стороны или инвесторам государ­ства, не являющимся договаривающейся стороной, в отношении созда­ния, управления, деятельности, продаж или иных мер, связанных с ка­питаловложениями.

По другой трактовке каждая из договаривающихся сторон обязана предоставить инвесторам другой стороны и их капиталовложениям ре­жим более благоприятный — или национальный режим, или РНБ.

В целом если РНБ является более благоприятным режимом по срав­нению с тем, который действует в отношении национальных инвесто­ров, то именно он предоставляется инвесторам договаривающейся сто­роны (такая практика характерна для случаев, когда обеими сторонами-подписантами являются развивающиеся страны).

Исключения, как правило, носят двоякий характер:

в отношении привилегий, которые предоставляются любой из до­говаривающихся сторон инвесторам третьего государства благо­даря участию в интеграционной группировке — ЗСТ, таможенном союзе, общем рынке и др.;

в отношении преференций или привилегий, происходящих из меж­дународного налогового соглашения.

В частности, двусторонние инвестиционные соглашения, подписан­ные США, имеют исключения из национального режима или РНБ (что указывается в Протоколе или дополнении к соглашению). Но отдель­ные соглашения (например, между Канадой и Перу) имеют одновремен­но исключения как из национального режима, так и из режима наиболь­шего благоприятствования.

Помимо рассмотренных исключений из национального режима и РНБ, которые носят общий характер, можно встретить и иные исклю­чения — исключения из обязательств по договору вследствие соображе­ний национальной безопасности, мира и безопасности, общественного порядка.

Крайне редко встречаются исключения другого плана, в соответствии с которыми каждая договаривающаяся сторона может отказать компа­нии другой стороны в праве на привилегии, предусмотренные статьями договора, если лица третьей страны владеют или контролируют компа­нию:

которой государство отказывает в этом праве (на привилегии) и не поддерживает нормальных отношений с третьей стороной;

которая не ведет существенной предпринимательской деятельно­сти на территории стороны, по законам которой она была зареги­стрирована.

Отдельные инвестиционные договоры (в качестве одной из сторон в которых выступают США или Канада) исходят из необходимости не выдвигать в качестве условий допуска инвесторов требования в отношении создания производственных мощностей, в т.ч. достижения опреде­ленного уровня или процентного содержания местного компонента в стоимости конечной продукции; ограничения объема импорта и объе­ма продаж; требования в отношении передачи технологии.

Четвертый раздел двусторонних соглашений о взаимной защите и поощрении инвестиций определяет условия перевода прибыли и капи­тала за рубеж.

Все инвестиционные соглашения требуют от принимающего госу­дарства гарантии беспрепятственного перевода инвестиционных ресур­сов. К ним относят:

доходы в форме прибыли, процентных платежей, дивидендов и дру­гих текущих поступлений;

платежи по займам;

все или часть ликвидируемых капиталовложений.

Вместе с тем стороны могут включить и прочие формы фондов, подле­жащих гарантии, в т.ч. дополнительные вложения в уставный фонд в целях развития или сохранения определенного объема инвестиций; бонусы и го­норары, заработную плату и другие формы оплаты труда граждан государств, являющихся договаривающимися сторонами; компенсацию или возмеще­ние; платежи, связанные с решением инвестиционных споров.

Перевод средств за рубеж, как правило, должен быть произведен в кон­вертируемой валюте. При этом в некоторых инвестиционных договорах в качестве валюты платежа требуется использовать валюту, в которой были вложены инвестиции, или конвертируемую валюту. Например, в амери­канской практике в качестве валюты перевода средств указывается сво­бодно конвертируемая валюта — доллар США, немецкая марка, японс­кая йена, английский фунт стерлингов и французский франк.

Практически все двусторонние инвестиционные соглашения требуют осуществлять перевод средств без задержки, в течение т.н. нормального периода времени. Его срок дифференцирован, но не может превышать 30 дней (например, так сказано в соглашении между Боливией и Чили), 60 дней (между Эквадором и Чили), одного месяца (между Чили и Гватема­лой), двух месяцев (между Аргентиной и Чили), шесть месяцев (между Бразилией и Чили). Как видно из приведенных примеров, практика даже одного государства (в данном случае Чили) отличается неадекватностью. В соглашениях также предусматривается возможность ограничений на перевод средств за рубеж.

Их формами могут быть:

порядок перевода в соответствии с законами и нормативными ак­тами каждой из договаривающихся сторон;

предотвращение защиты перевода средств на основе равноправ­ного, недискриминационного и справедливого применения зако­нодательных норм, касающихся банкротства, защиты прав креди­торов, выпуска ценных бумаг (что применяется в американской практике в 90-е гг.);

любая сторона может использовать законы и нормативные акты, требующие сообщать о валютных переводах, а также взимать нало­ги с доходов на основе дополнительного налога с дивидендов и др. (такова практика американских договоров в период 60—70-х гг.);

любая из договаривающихся сторон может защищать права кре­диторов, обеспечивать удовлетворение судебных решений на ос­нове равноправного, недискриминационного и справедливого вы­полнения правовых норм (практика США в 80-е гг.);

стороны обязаны информировать о переводах валюты или иных денежных средств (например, в соглашениях между Канадой и Три­нидад и Тобаго, Мексикой и Боливией);

создание инструментов или механизмов, необходимых для взима­ния налоговых платежей с доходов на основе получения дивиден­дов или др. (между Мексикой и Коста-Рика);

невыполнение налоговых и трудовых обязательств (между Арген­тиной и Сальвадором);

сохранение права принимать меры в целях поддержания стабиль­ности национальной валюты (право Чили в соглашении с Кана­дой);

ограничение срока перевода капитала до 1 года (чилийская прак­тика);

в целях урегулирования хронического дефицита платежного ба­ланса в течение ограниченного периода времени на равноправной, справедливой и недискриминационной основе.

Пятый раздел инвестиционных двусторонних соглашений определяет условия экспроприации и порядок компенсации.

В соответствии с нормами международного права подавляющее боль­шинство инвестиционных соглашений запрещает производить экспроп­риацию инвестиций, их национализацию или аналогичные меры, за ис­ключением случаев, предусмотренных национальными конституциями:

в силу соображений национальной безопасности, национального интереса. При этом страна, осуществляющая экспроприацию, дол­жна исходить из режима недискриминации;

в соответствии с нормами национального законодательства.

Все двусторонние инвестиционные соглашения требуют проведения компенсации, которая должна быть быстрой, адекватной и эффектив­ной. Экспроприируемая собственность оценивается по рыночной стоимости или по справедливой рыночной цене. Компенсация включает процентные платежи и, как правило, рассчитывается на нормативном коммерческом уровне на дату экспроприации. При этом платежи долж­ны быть обоснованными, производиться свободно и без задержки.

Шестой и седьмой разделы двусторонних соглашений о взаимной за­щите и поощрении зарубежных капиталов посвящены определению порядка разрешения инвестиционных споров — между сторонами кон­тракта, между иностранным инвестором и принимающим государством. Все споры должны разрешаться на основе взаимных консультаций или проведения переговоров в течение регламентированного срока — трех, шести или двенадцати месяцев. Правда, в некоторых соглашениях не предусмотрены никакие ограничения по времени.

В случае провала переговоров стороны определяют порядок форми­рования (специально созданной для разрешения конкретного случая) группы, в состав которой входят арбитры каждой из спорящих сторон. Группа назначается максимум на 2 месяца. Арбитры договари­ваются о третьей стране, представитель которой будет выступать в каче­стве председателя суда. Определяется срок проведения судебных засе­даний — от 30 дней до 5 месяцев, но чаще всего — 2 месяца.

В двустороннем соглашении дается общая характеристика арбитраж­ной процедуры. Как правило, решение арбитражного суда, принимае­мое на основе большинства голосов, является окончательным и имеет правовые последствия для обеих сторон.

Срок принятия решения в основном не лимитируется, хотя отдельные соглашения предусматривают ограниченный период. Так, в американс­кой практике слушания проводятся в течение шести месяцев с даты выбора третьей стороны в качестве председателя арбитражного суда, а ре­шения выносятся в течение двух месяцев с даты окончания слушаний.

В целом на конец 1998 г. количество соглашений о взаимной защите и поощрении иностранных инвестиций составляло 1726 в рамках 174 государств. Распределение этих соглашений между группами стран было следующим: примерно равная доля характерна для соглашений между развирающимися странами — 39%, между развитыми и развивающимися государствами — 36%, меж­ду развивающимися странами и странами Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) — 13%, между промышленно развитыми государствами и странами ЦВЕ — 7%, между промышленно развитыми странами — 2%, между странами Центральной и Восточной Европы — 2%.

3. Межгосударственные договоры об избежании двойного налогообложения

Уменьшение барьеров на пути иностранного инвестирования созда­ет дополнительные стимулы для инвесторов в поисках прибыльного раз­мещения капитала. В связи с этим немалую роль играют различия в став­ках налогообложения в разных странах. Исходя из налогового сувере­нитета каждое государство (и экспортер и импортер капитала) имеет право взимать налоги с доходов, полученных от зарубежной деятельно­сти. В результате возникает ситуация, когда одна и та же сумма прибыли подлежит двойному налогообложению — сначала в стране — источнике получения, а затем в стране — резиденции материнской компании. Пос­ледняя получает часть прибыли от зарубежной деятельности дочерних компаний и филиалов, которая также подлежит налогообложению (так как включается в сумму налогооблагаемой прибыли материнской ком­пании как любой другой вид доходов).

108shagov.ru. Все права защищены. 2019