Договор к энергетической хартии это

Договор к Энергетической Хартии и связанные с ним документы. Правовая основа для международного энергетического сотрудничества

Договор к Энергетической Хартии представляет собой уникальный инструмент содействия международному сотрудничеству в энергетическом секторе. Вступивший в силу 16 апреля 1998 года Договор, вместе со связанными с ним документами, содержащимися в настоящей брошюре, обеспечивает важную правовую основу для создания открытого международного энергетического рынка.

Процесс Хартии охватывает страны Европейского Союза, Центральной и Восточной Европы, Российскую Федерацию, Центральную Азию и Кавказ, а также Японию, Австралию и Монголию. Договор открыт для присоединения для всех стран, приверженных его принципам. В этом отношении важно, что такие государства, как Китай, Иран, Корея и страны АСЕАН проявляют большой интерес к процессу Хартии, открывая тем самым возможность дальнейшего расширения его географического охвата.

Основная задача, стоящая в ближайшие годы перед странами, участвующими в процессе Энергетической Хартии, — обеспечение выполнения обязательств по Договору в полном объеме. Это влечет за собой рост международного сотрудничества в области транзита, торговли, инвестиций, охраны окружающей среды и энергоэффективности. Развивая достигнутые результаты, процесс Хартии готов играть ключевую роль в реализации цели создания действительно открытого недискриминационного рынка.

Настоящая публикация, содержащая Договор к Энергетической Хартии и связанные с ним документы, оказалась возможной благодаря финансовой поддержке Нидерландов. От имени Секретариата Энергетической Хартии я хотела бы выразить искреннюю благодарность за эту поддержку. Я уверена, что эта публикация явится ценным справочным документом и поможет росту осведеомленности о положениях Договора к Энергетической Хартии.

Д-р Рия Кемпер Генеральный Секретарь Секретариат Энергетической Хартии

Сентябрь 2004 года

ВВЕДЕНИЕ В ПРОЦЕСС ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ ХАРТИИ

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ АКТКОНФЕРЕНЦИИ ПО ЕВРОПЕЙСКОЙ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ ХАРТИИ

ДОГОВОР К ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ ХАРТИИ

Часть I Определения и цель

Статья 1 Определения

Статья 2 Цель договора

Часть II Торговля

Статья 3 Международные рынки

Статья 4 Ненанесение ущерба ГАТТ и связанным с ним документам

Статья 5 Связанные с торговлей инвестиционные меры

Статья 6 Конкуренция

Статья 7 Транзит

Статья 8 Передача технологии

Статья 9 Доступ к капиталу

Часть III Поощрение и защита капиталовложений

Статья 10 Поощрение, защита и режим капиталовложений

Статья 11 Ключевой персонал

Статья 12 Возмещение убытков

Статья 13 Экспроприация

Статья 14 Перевод платежей, связанных с инвестициями

Статья 15 Суброгация

Статья 16 Связь с другими соглашениями

Статья 17 Неприменение части III в определенных обстоятельствах

Часть IV Прочие положения

Статья 18 Суверенитет над энергетическими ресурсами

Статья 19 Экологические аспекты

Статья 20 Открытость

Статья 21 Налогообложение

Статья 22 Государственные и привилегированные предприятия

Статья 23 Соблюдение договора субнациональными властями

Статья 24 Изъятия

Статья 25 Соглашения об экономической интеграции

Часть V Разрешение споров

Статья 26 Разрешение споров между инвестором

и договаривающейся стороной

Статья 27 Разрешение споров между договаривающимися сторонами

Статья 28 Неприменение статьи 27 к некоторым спорам

Часть VI Положения переходного характера

Статья 29 Временные положения, касающиеся связанных с торговлей вопросов

Статья 30 Изменения в международных договоренностях о торговле

Статья 31 Оборудование, связанное с энергией

Статья 32 Переходные меры

Часть VII Структура и институты

Статья 33 Протоколы и Декларации к Энергетической Хартии

Статья 34 Конференция по Энергетической Хартии

Статья 35 Секретариат

Статья 36 Голосование

Статья 37 Принципы финансирования

Часть VIII Заключительные положения

Статья 38 Подписание

Статья 39 Ратификация, принятие или утверждение

Статья 40 Применение к территориям

Статья 41 Присоединение

Статья 42 Поправки

Статья 43 Соглашения об ассоциации

Статья 44 Вступление в силу

Статья 45 Временное применение

Статья 46 Оговорки

Статья 47 Выход из договора

Статья 48 Статус приложений и решений

Статья 49 Депозитарий

Статья 50 Аутентичные тексты

Приложения к Договору к Энергетической Хартии

1. Приложение ЕМ Энергетические материалы и продукты

2. Приложение NI Неприменимые к определению «хозяйственной деятельности в энергетическом секторе» энергетические материалы и продукты

3. Приложение TRM Уведомление и постепенная отмена (стим)

4. Приложение N Перечень договаривающихся сторон, участие

которых в транзите требует по меньшей мере трех отдельных территорий

5. Приложение VC Перечень договаривающихся сторон, добровольно

принявших на себя обязательства в отношении статьи 10(3)

6. Приложение ID Перечень договаривающихся сторон, не допускающих повторного представления инвестором того же спора в международный арбитраж на более поздней стадии по статье 26

7. Приложение IA Перечень договаривающихся сторон, не допускающих представления инвестором или договаривающейся стороной спора, касающегося последнего предложения статьи 10(1), в международный арбитраж

8. Приложение P Специальная субнациональная процедура разрешения спора

9. Приложение G Изъятия и правила, регулирующие применение положений ГАТТ и связанных с ним документов

10. Приложение TFUПоложения, касающиеся торговых соглашений между государствами, входившими в состав союза советских социалистических республик

11. Приложение D Временные положения о разрешении торговых споров

12. Приложение В Формула распределения расходов по хартии

13. Приложение PA Перечень подписавших Договор сторон, которые не принимают обязательство, содержащееся в статье 45(3)(b) относительно временного применения договора

14. Приложение Т 64 Переходные меры договаривающихся сторон

РЕШЕНИЯ В ОТНОШЕНИИ ДОГОВОРА К ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ ХАРТИИ

ПРОТОКОЛ К ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ ХАРТИИ ПО ВОПРОСАМ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ ЭФФЕКТИВНОСТИ И СООТВЕТСТВУЮЩИМ ЭКОЛОГИЧЕСКИМ АСПЕКТАМ

Часть I Введение

Статья 1 Охват и цели Протокола

Статья 2 Определения

Часть II Программные принципы

Статья 3 Основные принципы

Статья 4 Разделение ответственности и координация

Статья 5 Стратегии и программные цели

Статья 6 Финансирование и финансовые стимулы

Статья 7 Содействие энергетически эффективной технологии

Статья 8 Отечественные программы

Часть III Международное сотрудничество

Статья 9 Области сотрудничества

Часть IV Административные и правовые механизмы

Статья 10 Роль Конференции по Хартии

Статья 11 Секретариат и финансирование

Статья 12 Голосование

Статья 13 Связь С Договором К Энергетической Хартии

Часть V Заключительные положения

Статья 14 Подписание

Статья 15 Ратификация, принятие или утверждение

Статья 16 Присоединение

Статья 17 Поправки

Статья 18 Вступление в силу

Статья 19 Оговорки

Статья 20 Выход из протокола

Статья 21 Депозитарий

Статья 22 Аутентичные Тексты

Приложение Иллюстративный, Но Не Исчерпывающий Перечень Возможных Областей Сотрудничества В Соответствии Со Статьей 9

ЗАЯВЛЕНИЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ НА СЕССИИ ПО ПРИНЯТИЮ 17 ДЕКАБРЯ 1994 ГОДА

СОВМЕСТНЫЙ МЕМОРАНДУМ ДЕЛЕГАЦИЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ЕВРОПЕЙСКИХ СООБЩЕСТВ ПО ЯДЕРНОЙ ТОРГОВЛЕ

ОБМЕН ПИСЬМАМИ В ОТНОШЕНИИ РЕШЕНИЯ № 3 ДОГОВОРА К ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ ХАРТИИ

ПОПРАВКА К СВЯЗАННЫМ С ТОРГОВЛЕЙ ПОЛОЖЕНИЯМ ДОГОВОРА К ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ ХАРТИИ

Краткий комментарий в отношении поправки к связанным с торговлей положениям Договора к Энергетической Хартии

Заключительный Акт Международной Конференции и Решение Конференции по Энергетической Хартии

Поправка к Связанным с Торговлей Положениям Договора к Энергетической Хартии

Статья 6 Временное применение

Статья 7 Статус решения

РЕШЕНИЯ В СВЯЗИ С ПРИНЯТИЕМ ПОПРАВКИ К СВЯЗАННЫМ С ТОРГОВЛЕЙ ПОЛОЖЕНИЯМ ДОГОВОРА К ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ ХАРТИИ

ЗАЯВЛЕНИЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ НА СЕССИИ ПО ПРИНЯТИЮ 24 АПРЕЛЯ 1998 ГОДА

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ В ОТНОШЕНИИ ВЫПОЛНЕНИЯ СВЯЗАННЫХ С ТОРГОВЛЕЙ ПРАВИЛНА КОНФЕРЕНЦИИ ПО ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ ХАРТИИ 24 АПРЕЛЯ 1998 ГОДА

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ ДОКУМЕНТ ГААГСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ ПО ЕВРОПЕЙСКОЙ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ ХАРТИИ

Раздел II Порядок осуществления

Раздел III Конкретные соглашения

Раздел IV Заключительные положения

подписавшие и договаривающиеся стороны

1. В настоящей публикации воспроизводятся тексты следующих документов:

• Заключительного Акта Конференции по Европейской Энергетической Хартии и всех Приложений к нему, как они были открыты для подписания в Лиссабоне 17 декабря 1994 года и изменены Протоколом об исправлении от 2 августа 1996 года;

• Заявления Председателя на сессии по принятию 17 декабря 1994 года, как оно приведено в Записке Секретариата 42/94 CONF 115;

• Совместного меморандума делегаций Российской Федерации и Европейских сообществ по ядерной торговле, как он приведен в Записке Секретариата 42/94 CONF 115;

• Заключительного документа Гаагской Конференции по Европейской Энергетической Хартии, как он был подписан в Гааге 17 декабря 1991 года;

распечатать | скачать бесплатно Договор к Энергетической Хартии и связанные с ним документы. Правовая основа для международного энергетического сотрудничества, Секретариат Энергетической Хартии , Источник: Официальный сайт Энергетической Хартии (European Energy Charter),
www.encharter.org

скачать архив.zip(641 кБт)

Авторские права на размещенные материалы принадлежат авторам
Тел.(495) 360-66-26 E-mail:
© Портал ЭнергоСовет.ru — энергосбережение, энергоэффективность, энергосберегающие технологии 2006-2019
Возрастная категория Интернет-сайта 18 +
реклама | карта сайта | о проекте | контакты | правила использования статей

Энергетическая хартия. Справка

В июне 1990 года в Дублине на встрече лидеров Европейского совета премьер министр Нидерландов выступил с предложением о создании Европейского энергетического сообщества.

17 декабря 1991 года в Гааге была подписана Европейская Энергетическая хартия. Хартия создавалась как механизм сотрудничества между Западной и Восточной Европой по энергетическим вопросам. В последние годы Энергетическая хартия расширяет географию своей работы и охватывает более широкое «Евроазиатское измерение».

На сегодняшний день Хартию подписали более 60 государств Евразии, в том числе все страны бывшие республики бывшего Советского Союза, а также Австралия.

Согласно Европейской Энергетической хартии, стороны, подписавшие документ, стремятся на приемлемой с экономической точки зрения основе повысить надежность энергоснабжения и в максимальной степени обеспечить эффективность производства, преобразования, транспортировки, распределения и использования энергии с тем, чтобы повышать уровень безопасности и сводить к минимуму проблемы окружающей среды. В рамках государственного суверенитета и суверенных прав на энергетические ресурсы и в духе политического и экономического сотрудничества они обязуются содействовать развитию эффективного энергетического рынка во всей Европе и лучше функционирующего глобального рынка, в обоих случаях на основе принципа недискриминации и ориентированного на рынок ценообразования, учитывая должным образом озабоченность в области окружающей среды.

Стороны, подписавшие документ, обязуются стремиться к созданию более широкого европейского энергетического рынка и повышению эффективности функционирования глобального энергетического рынка совместными или скоординированными действиями в соответствии с Хартией в следующих областях: доступ к энергетическим ресурсам и их разработке; доступ к рынкам; либерализация торговли в области энергетики; стимулирование и защита инвестиций; принципы и ориентиры в области техники безопасности; научные исследования, технологические разработки, нововведения и их распространение; энергетическая эффективность и охрана окружающей среды; образование и обучение.

Предпринимая эти совместные или скоординированные действия, они обязуются поощрять частную инициативу, полностью использовать потенциальные возможности предприятий, учреждений и всех имеющихся источников финансирования, а также способствовать сотрудничеству между такими предприятиями или учреждениями разных стран, действуя на основе рыночных принципов.

17 декабря 1994 года были подписаны Договор к Энергетической хартии (ДЭХ) и Протокол к ней по вопросам энергетической эффективности и соответствующим экологическим аспектам. Подписанные документы вступили в силу в апреле 1998 года.

ДЭХ является межправительственным соглашением по сотрудничеству в области энергетики. На 2006 год к договору присоединилось 51 государство Европы и Азии, 17 стран и 10 международных организаций имеют статус наблюдателя. Договор к Хартии устанавливает многостороннюю систему правил, регулирующих сотрудничество в энергетике, существующее в рамках международного права. Положения Договора сосредоточены на пяти основных направлениях: защите и поощрении иностранных инвестиций в энергетику; свободной торговле энергетическими материалами; свободе энергетического транзита по трубопроводам и сетям; сокращении неблагоприятного воздействия энергетического цикла на окружающую среду; механизмах разрешения споров между государствами или между инвестором и государством.
Договором от 1994 года была учреждена Конференция по Энергетической хартии межправительственная организация, которая является руководящим органом процесса Энергетической хартии. Все государства, подписавшие Договор или присоединившиеся к нему, являются членами Конференции, которая на регулярной основе проводит сессии обычно два раза в год – для обсуждения политических вопросов, влияющих на энергетическое сотрудничество между участниками Договора. Конференцию по Энергетической хартии обслуживает постоянный Секретариат со штаб квартирой в Брюсселе.

В июле 2006 года президент РФ Владимир Путин выразил мнение, что Энергетическая хартия содержит явные внутренние противоречия. По мнению Путина, пока выгоды от ратификации Энергетической хартии для России не вполне ясны. «Энергетическая хартия подразумевает взаимный допуск к инфраструктуре добычи энергоресурсов и инфраструктуре транспорта. Естественно, мы можем допустить наших партнеров и к добыче, и к транспорту. Они то нас куда пустят? Где у них добыча, где инфраструктура транспорта? У наших партнеров магистральных трубопроводов просто нет», — отметил В.Путин. «Мы не против работать на этих принципах, но нам надо понять, что мы можем получить взамен», – подчеркнул он, добавив, что Россия по прежнему сталкивается со значительными ограничениями на трансферты высоких технологий.

В марте 2006 года председатель комитета Госдумы по энергетике, транспорту и связи Валерий Язев заявил, что Россия не должна ратифицировать энергетическую хартию: «Энергетическая хартия принималась в те времена, когда Россия была слаба и не могла отстаивать свои позиции. Договор к хартии и ряд других прилагающихся к ней документов ущемляют права нашей страны. Хартия не решает вопроса транзита нефти и газа через Босфор, Дарданеллы и Датские проливы; не охватывает вопросы ядерного сотрудничества; предписывает нам торговать на аукционах свободными трубопроводными мощностями».

Как отмечают эксперты, позиция России по отношению к европейской энергетической хартии основана на осознании того, что данная Хартия в максимальной степени удовлетворяет потребностям стран нетто-импортеров энергоресурсов, и ни в малейшей степени не защищает интересы стран нетто-экспортеров энергоресурсов.

На саммите «Большой восьмерки», в июле 2008 года, президент России Дмитрий Медведев призвал лидеров «восьмерки» подумать над новыми документами в области энергетического диалога. «Мы подчеркнули, что те решения, которые «восьмерка» принимала еще в Санкт Петербурге, – когда говорили об энергетической безопасности в мире они являются актуальными. С этим все согласны. Но задача состоит в том, чтобы увязать интересы стран производителей, стран потребителей и транзитных государств», – пояснил Медведев.

В январе 2009 года Президент РФ Дмитрий Медведев отметил на пресс конференции по итогам московского Саммита стран — потребителей российского газа: «Существующие международные документы нас не вполне удовлетворяют».

Наша страна отказывается присоединяться к международной Энергетической хартии. Уведомление об этом МИД РФ направит правительству Португальской Республики (депозитарию хартии). Соответствующее распоряжение подписал глава правительства Владимир Путин.

Россия намерена «не становиться участником Договора к Энергетической Хартии и Протокола к Энергетической хартии по вопросам энергоэффективности и соответствующим экологическим аспектам, подписанным от имени РФ в Лиссабоне 17 декабря 1994 года», говорится в распоряжении Правительства РФ №1055-р от 30.07.09.

Энергетическая хартия 1991 года представляет собой политическую декларацию намерения поощрять энергетическое сотрудничество между Востоком и Западом. В Хартии перечислены принципы, которые должны стать фундаментом международного сотрудничества в энергетике на основе общей заинтересованности в надёжном энергоснабжении и устойчивом экономическом развитии.

В то время как сама Хартия представляет собой декларацию намерения, Договор к Энергетической Хартии (ДЭХ) является юридически обязательным многосторонним документом.

Основная цель ДЭХ – укрепление правовых норм в вопросах энергетики путём создания единых правил, которые должны соблюдать все участвующие правительства. Договор включает обязательство государств-членов облегчать транзит энергетических материалов и продуктов через свою территорию в соответствии с принципом свободы транзита, а также обязательство обеспечивать уже сложившиеся потоки транзита.

Важность энергоэффективности и её значение для окружающей среды были подчеркнуты уже в Энергетической Хартии. Принятый позднее Договор к Энергетической Хартии (в частности, статья 19), требует, чтобы страны-члены стремились сводить к минимуму вредное воздействие энергетической сферы.

Смотрите так же:  Судебные приставы в городе подольск

Развивая положения ДЭХ, Протокол к Энергетической Хартии по вопросам энергетической эффективности и соответствующим экологическим аспектам (ПЭЭСЭА) требует от участвующих в нём государств повышать энергоэффективность, уменьшая негативное воздействия энергетического цикла на окружающую среду.

В свое время за ратификацию Энергетической Хартии выступали и энергетические компании России (РАО ЕС, нефтяные компании). – Комментирует ситуацию Александр Никитин, председатель правления Санкт-Петербургского Эколого-правозащитного центра «Беллона». – Против ратификации Хартии всегда был «Газпром», в основном по причине своих ведомственных интересов. И поскольку Газпром является «кошельком правительства», то не удивительно, что правительство поддержало свою основную компанию.

Это решение, с точки зрения энергоэффективности и соответствующих экологических аспектов в России скажется отрицательно: мы опять выбрали «свой особый путь», отличающийся от того по которому идет Европейское сообщество. А одним преодолевать тяжелую дорогу трудней. Решая ратифицировать ли такой к важный документ, целесообразно было бы исходить из принципа сотрудничества и торговли, а не диктуя условия. Но как всегда – политическая целесообразность оказалась важнее экономической и тем более экологической.

Напомним, что президент Дмитрий Медведев, премьер-министр Владимир Путин и другие высокопоставленные российские чиновники неоднократно высказывали на международных форумах нежелание России участвовать в действующей Энергохартии. В апреле президент Медведев обнародовал предложения к «восьмерке» и «двадцатке», СНГ и ЕС по сотрудничеству в энергетике, включая транзит. Президент РФ отметил недееспособность нынешней системы энергообеспечения и предложил создать новую, более устойчивую модель.

Предложения России включали создание нового международного документа, участниками которого стали бы все основные страны-производители, транзитеры и потребили энергоресурсов. Кроме того, новый документ должен был включить регламентацию процедуры преодоления чрезвычайных ситуаций и поставил бы целью обеспечение надежного транзита. Президент России выразил желание как можно быстрее начать переговоры с партнерами по этим документам. Однако в конце мая председатель Еврокомиссии Жозе Мануил Баррозу заявил, что ЕС не намерен отказываться от Энергетической хартии, хотя и готов обсуждать предложения России.

Министерство иностранных дел Российской Федерации

О Договоре к Энергетической хартии

Идея Европейской Энергетической хартии (ЕЭХ) была выдвинута бывшим премьер-министром Голландии Р.Любберсом на заседании Европейского Совета в Дублине 25 июня 1990 года. В декабре 1991 года ЕЭХ была подписана в Гааге большинством европейских государств, а также Россией, Австралией, Канадой, Турцией, США и Японией.

17 декабря 1994 года в Лиссабоне были открыты к подписанию Договор к Энергетической хартии (ДЭХ) и связанные с ним документы: Заключительный Акт Конференции по Европейской Энергетической хартии (КЕЭХ) и Протокол по вопросам энергетической эффективности и смежным экологическим аспектам (слово «Европейская» в Договоре было намеренно исключено). ДЭХ и связанные с ним документы подписали 52 страны и ЕС. Среди них – практически все государства Европы, включая государства СНГ и Балтии, а также Австралия, Турция, Япония и Монголия.

ДЭХ подлежал ратификации законодательными органами стран-участниц. Россия, Белоруссия, Австралия, Исландия и Норвегия Договор
не ратифицировали. В 2014 г. Италия заявила о своем выходе из ДЭХ.

ДЭХ базируется на пяти ключевых элементах: поощрение капиталовложений в энергетику, государственный суверенитет над природными ресурсами, свобода доступа к энергетическим рынкам, свобода транзита энергоресурсов, свобода движения капиталов, связанных с инвестированием в энергетику.

В рекомендациях по итогам слушаний в Государственной Думе Российской Федерации в 2001 году одним из ключевых условий ратификации ДЭХ Россией было признано принятие приемлемого для России Протокола по транзиту к Энергетической хартии.

В ходе неформальных консультаций между делегациями России и Евросоюза в течение 2005-2006 годов были практически согласованы спорные статьи Протокола по транзиту. Однако в мае 2006 г. европейцы неожиданно вернулись на исходные позиции жесткого отстаивания собственных интересов, по сути, выводя территорию Евросоюза из зоны действия Протокола. Таким образом, переговоры фактически зашли в тупик.

После подписания ДЭХ в 1994 году в мире произошли значительные изменения, которые поставили на повестку дня необходимость соответствующей корректировки Договора, во многом не отвечающего в нынешнем виде современным реалиям. Однако инициированный Россией процесс модернизации ДЭХ заметных результатов не дал.

18 октября 2009 г. Россия прекратила временное применение ДЭХ. Распоряжением Правительства Российской Федерации от 30 июля 2009 года №1055-р принято решение о направлении уведомления о намерении Российской Федерации не становиться участником Договора к Энергетической хартии. Соответствующая нота направлена депозитарию ДЭХ – МИД Португалии 20 августа 2009 года.

Энергетическая хартия как политический фактор

Дело ЮКОСа подогрело интерес к проблемам сотрудничества и противостояния между Востоком и Западом

Об авторе: Урбан Руснак – генеральный секретарь секретариата Энергетической хартии

В зале заседаний Энергетической хартии.

После арбитражного решения по делу ЮКОСа, вынесенного в июле 2014 года, внимание российских и иностранных экспертов к Энергетической хартии усилилось. Напомним, что согласно этому решению Россию обязали выплатить компенсацию в размере 50 млрд долл. в пользу бывших акционеров компании.

Кроме того, интерес к делу и к организации подогрела недавняя новость о том, что Гаагский окружной суд отменил решение арбитража, установив, что в его компетенцию не входит рассмотрение исков подобного рода.

Независимо от исхода многие обозреватели уже окрестили это дело самым дорогим за всю историю арбитражного разбирательства. Однако никто не взялся рассчитать суммарную выплату, произведенную всеми странами ЕС по итогам дел, тоже основанных на нормах Договора к Энергетической хартии.

Так или иначе, целью данной статьи является краткий экскурс по истории и деятельности Энергетической хартии от ее образования после окончания холодной войны и до модернизации процесса, где главным событием было подписание новой политической декларации в Гааге в мае 2015 года. Но обо всем по порядку.

Энергетическое партнерство Восток–Запад

В конце 90-х, после окончания холодной войны, г-н Рууд Любберс, в то время премьер-министр Нидерландов, предложил создание общепринятой правовой основы для развития энергетического сотрудничества между государствами Евразии и за ее пределами. В результате чего в 1991 году в Гааге главным образом странами Западной Европы и бывшего Советского блока была подписана политическая декларация – Европейская энергетическая хартия, формулирующая общие принципы и цели для дальнейшего сотрудничества в энергетическом секторе между государствами-подписантами.

Тремя годами позже был согласован и подписан текст Договора к Энергетической хартии (ДЭХ) – юридически обязательного многостороннего соглашения.

Договор к Энергетической хартии устанавливает единую правовую площадку для инвестиций в энергетический сектор; способствует сотрудничеству стран – производителей, потребителей и транзитеров энергии; содействует транзиту энергии на недискриминационной основе в соответствии с принципом свободы транзита; устанавливает механизмы урегулирования споров, а также продвигает энергоэффективность.

Однако главной целью договора стало обеспечение защитой иностранных инвесторов в принимающих странах. Механизмы защиты, прописанные в ДЭХ, способствовали притоку колоссальных инвестиций в энергетический сектор стран с переходной экономикой. Ведь бедная в энергетическом плане Западная Европа нуждалась в стабильных энергопоставках, а богатые энергетическими ресурсами бывшие страны СССР испытывали необходимость в капитале. Таким образом, с помощью ДЭХ были достигнуты стабильность и энергобезопасность как для стран – потребителей энергоресурсов с одной стороны, так и для стран – производителей и транзитеров с другой.

Выход Российской Федерации

Как известно, Российская Федерация была одной из стран – основательниц Договора к Энергетической хартии и официально со дня подписания в 1994 году применяла его на временной основе до 18 октября 2009 года.

В 2009 году Российская Федерация вышла из временного применения Договора и, как следствие, лишила себя преимуществ, предоставляемых этим инструментом. Однако, согласно ДЭХ, даже в случае прекращения временного применения обязательство подписавшей стороны относительно инвестиций, осуществленных на ее территории в период временного применения иностранными инвесторами, остается в силе в течение 20 лет с даты вступления в силу прекращения.

Несмотря на выход Российской Федерации из временного применения Договора к Энергетической хартии, она осталась наряду с Норвегией, Беларусью и Австралией его подписавшей стороной. Для справки: Беларусь также применяет ДЭХ на временной основе, а в 2015 году договор ратифицировала Исландия, подписавшая его в далеком 1994 году.

В период с 2009 по 2012 год стало понятно, что для развития организации и расширения сотрудничества в энергетической сфере необходим новый импульс. Был внедрен ряд нововведений, а также взят курс на перепрофилирование Энергетической хартии из региональной в организацию всемирного энергетического управления. В связи с этим хотелось бы отметить, что Российская Федерация многократно заявляла о необходимости модернизации Договора к Энергетической хартии, тогда как западные партнеры высказывались за модернизацию Процесса к Энергетической хартии.

Что касается новых практик, то с 2013 года была введена практика председательства Конференции по Энергетической хартии, позволяющая правительству проявить лидерство и определять повестку работы организации. Председательство на конференции осуществляется в течение одного календарного года.Так, в 2014 году первой в истории организации взяла на себя роль председательства Республика Казахстан. В 2015 году эту функцию получила Грузия, а 2016 год проходит под председательством Японии.

Однако привлечение новых членов, находящихся за пределами первоначального территориального охвата хартии, стало главной задачей организации. Возникла необходимость в новом правовом инструменте.

Несмотря на то что цели Европейской энергетической хартии 1991 года являются актуальными, они не в полном объеме отражают новые вызовы, стоящие перед развитыми и развивающимися странами в XXI веке. Ведь временной период, когда была принята Хартия 1991 года, был веком нефти и других ископаемых энергетических ресурсов. Кроме того, декларация не отвечает ожиданиям стран из-за наличия в ней устаревших ссылок – например на ГАТТ, СССР, общеевропейское сотрудничество. Да и под названием документа «Европейская энергетическая хартия» некоторые азиатские и африканские страны не спешили ставить свою подпись.

В результате с 2012 года организация включилась в процесс модернизации. Так, на его первом этапе все усилия были направлены на создание новой политической декларации. Переговоры по новому инструменту продолжались в 2013 и 2014 годах, и их кульминацией стало торжественное подписание в Гааге в мае 2015 года Международной энергетической хартии (МЭХ).

В общей сложности на конференции в Гааге новую Хартию 2015 года единогласно приняли 73 присутствующие страны, а также Европейская комиссия (ЕК) и Экономическое сообщество западноафриканских государств (ЭКОВАС); 62 государства, ЕК и ЭКОВАС поставили свои подписи под документом. В результате 18 новых государств и ЭКОВАС впервые были вовлечены в процесс Энергетической хартии. Еще несколько стран подписали МЭХ после Конференции в Гааге (Корея, Камбоджа, Кыргызстан). Ожидается, что в ближайшем будущем МЭХ подпишет ряд новых стран.

Несомненно, одним из главных достижений стало подписание МЭХ Китаем, а также ее принятие членом ОПЕК – Ираном. С помощью МЭХ хартийный процесс расширился и на Латинскую Америку (Колумбия и Чили). Все это является свидетельством того, что спрос на принципы и правила, заложенные в хартии, существует и сегодня.

МЭХ – что нового?

В основу Международной энергетической хартии были положены базовые принципы хартии 1991 года. В том числе это касается принципов государственного суверенитета над энергетическими ресурсами, политического и экономического сотрудничества, развития эффективных энергетических рынков, недискриминации и создания благоприятных условий для притока инвестиций.

Новым является понимание энергетической безопасности, более полно отражающее различные точки зрения стран – производителей, потребителей, транзитеров энергоносителей, а также стран с ограниченным доступом к энергоресурсам.

Принятие МЭХ в мае 2015 года было первым шагом в направлении модернизации. Предполагается, что обновленная политическая декларация послужит основой для расширения или изменения юридически обязывающих норм, предусмотренных Договором к Энергетической хартии.

В рабочих группах хартии уже сейчас ведется работа над рамочной основой по дружественному урегулированию инвестиционных споров (медиация, согласительное урегулирование). Кроме того, секретариат разрабатывает методологию для определения и обсуждения менее очевидных недискриминационных барьеров, характерных для инвестиций на предынвестиционном этапе в энергетическом секторе.

В повестке дня на 2016 год значится и решение о возможном возобновлении переговоров по многостороннему рамочному соглашению по транзиту энергетических ресурсов. Этому предшествовала серия международных совещаний экспертов по стабильному и надежному транзиту энергоносителей, проходивших в Брюсселе и Пекине в 2015 году. Планируется, что это многостороннее соглашение заменит, по существу, проект транзитного протокола, в переговорах над которым активно участвовала и Российская Федерация, однако работа оказалась безрезультатной.

Фокус на инвестициях в чистую энергетику

В декабре 2015 года Парижская конференция по климату положила начало новой эре глобального перехода к низкоуглеродной экономике и модели устойчивой энергетики. Переход должен осуществляться посредством инвестиций в низкоуглеродный сектор, а также посредством принятия мер по повышению энергоэффективности. Стабильность нормативно-правовой базы и доверие участников рынка являются ключом к привлечению инвестиций в чистую энергетику.

Договор к Энергетической хартии охватывает такие инвестиции. Будучи многосторонним инвестиционным соглашением, ДЭХ повышает прозрачность, стабильность нормативной базы и доверие участников рынка на национальном и региональном уровне.

Международная энергетическая хартия тоже твердо привержена своей цели – принимать меры в области энергоэффективности и охраны окружающей среды, в том числе путем продвижения и использования технологий с низким объемом выбросов. Принадлежность к МЭХ позволяет крупным производителям, потребителям и транзитерам энергии укреплять их политическую приверженность созданию инвестиционного климата, благоприятного для привлечения частных инвесторов с тем, чтобы достичь целей Парижского соглашения.

Организация продолжит работу по расширению и привлечению новых членов. Теперь, спустя 25 лет, принятие Международной энергетической хартии открыло новый путь для полноценной глобализации Процесса хартии, что позволит Договору к Энергетической хартии продвигать верховенство права на глобальных энергетических рынках. Так, недавно Конференция по Энергетической хартии одобрила присоединение Мавритании, подписавшей МЭХ в прошлом году, к Договору к Энергетической хартии. Теперь дело за ратификацией Договора в столице Мавритании, городе Нуакшот, после чего Мавритания станет первым африканским государством, присоединившимся к ДЭХ.

После присоединения организации ЭКОВАС к Международной энергетической хартии усилия будут приложены к привлечению отдельных ее стран-членов к Процессу Хартии.

В связи с этим хотелось бы отметить, что есть и другие примеры региональных интеграционных процессов, такие как Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Договор о Евразийском экономическом союзе предполагает развитие долгосрочного взаимовыгодного сотрудничества в сфере энергетики, а также проведение скоординированной энергетической политики. Все государства – члены ЕАЭС, кроме Российской Федерации (Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан), являются полными и активными членами хартийного процесса. Важно отметить, что юридически Международная энергетическая хартия отделена от Договора к Энергетической хартии, поскольку не содержит на него ссылок. Таким образом, принимая во внимание сегодняшнюю позицию Российской Федерации, подписание МЭХ Евразийским экономическим союзом способствовало бы хотя бы опосредованному участию Российской Федерации в процессе, элиминировав все реальные и мнимые риски, связанные с ДЭХ и с «делом ЮКОСа».

В завершение хотелось бы отметить, что Российская Федерация, как один из крупнейших поставщиков энергии в Евразии, могла бы взять на себя интеллектуальное лидерство в настоящем процессе модернизации Энергетической хартии. Таким образом, интересы страны могут быть приняты во внимание в будущем, когда начнется модернизация самого Договора к Энергетической хартии.

Смотрите так же:  Заявление на отпуск по беременности и родам образец 2019

Международно-правовой анализ недостатков Договора к Энергетической хартии

Страницы в журнале: 100-108

В.М. ШУБЕНКОВА,

аспирант кафедры публичного права Всероссийской академии внешней торговли

Приведен краткий анализ Договора к Энергетической хартии, описана история разработки и создания ДЭХ, дается характеристика положений, сделавших невозможной ратификацию данного документа Россией. Статья содержит сравнительный анализ Договора к Энергетической хартии и двусторонних инвестиционных договоров, рассматриваются их достоинства и недостатки в условиях российской экономики.

Ключевые слова: Договор к Энергетической хартии, инвестиционный договор, ратификация, транзит, суверенитет, иностранные инвестиции.

This article contains brief research about Energy Charter Treaty, hear is described history of exploitation and creation of Energy Charter Treaty. Article contain descriptions of dispositions of this Agreement, which impede ratification of this document in Russia. Article contains the comparative analysis of the Energy Charter Treaty and Bilateral Investment contracts, considers their advantages and disadvantages in the conditions of Russian economy.

Keywords: Energy Charter Treaty, Investment contract, ratification, transit trade, sovereignty, foreign investments.

Энергетическая хартия не применяется Россией и не будет применяться. Поэтому нам нужно думать над тем, каким образом создать добротную правовую основу.

Краткая история Договора к Энергетической хартии. На сегодняшний день для России — крупного государства—экспортера энергоресурсов вопрос энергетики является основополагающим, как в отношении внутригосударственной политики, так и в отношениях с другими государствами — потребителями и поставщиками энергоресурсов. Несмотря на то что тема энергетической безопасности и взаимодействия государств в осуществлении политики в сфере энергетики остро обсуждается на протяжении многих лет и все еще остается камнем преткновения на подавляющем большинстве международных встреч, саммитов и конференций, на сегодняшний день единственным крупным многосторонним международным правовым актом, регулирующим важнейшие вопросы энергетического сотрудничества государств, является Европейская Энергетическая хартия 1991 года (далее — Хартия), дополненная Договором к Энергетической хартии 1994 года (далее — ДЭХ). Указанные документы на практике оказываются недостаточно эффективным инструментом регулирования международных отношений в энергетическом секторе.

Российская Федерация подписала Хартию и ДЭХ, тем самым заявив о своем участии в этом договоре, но одновременно всячески откладывала его ратификацию, заявляя о наличии в ДЭХ неурегулированных вопросов, препятствующих ратификации российской стороной этих документов и приданию им юридической силы для признания норм Хартии и ДЭХ обязательными для исполнения на территории России. В последние годы критика ДЭХ со стороны российских экспертов и властных структур возрастала и в конечном счете привела к тому, что российская сторона в лице Президента РФ Д.А. Медведева официально заявила об отказе ратифицировать Хартию. В чем же заключаются те неурегулированные вопросы, которые могут привести к «расколу» Европы в сфере энергетического сотрудничества?

Европейская Энергетическая хартия, подписанная 17 декабря 1991 г., традиционно рассматривается как политический фундамент развития отношений Восток—Запад в сфере энергетики. Однако Хартия носит декларативный характер, свидетельствует о политических намерениях укреплять международные связи в энергетике и не содержит обязательных международно-правовых норм, поэтому на основе Хартии был разработан и в 1994 году открыт для подписания Договор к Энергетической хартии, который, в свою очередь, содержит нормы и предписания для «оказания содействия долгосрочному сотрудничеству в области энергетики на основе взаимодополняемости и взаимной выгоды, в соответствии с целями и принципами Хартии»[1]. Инициатива по созданию масштабного международного документа возникла в 1990-х годах, в период преодоления экономического разделения европейского континента, когда в условиях растущей глобализации и взаимозависимости между экспортерами и импортерами энергии стало очевидно, что многосторонние правила могут обеспечить более сбалансированное и эффективное международное сотрудничество по сравнению с предусмотренными в двусторонних соглашениях или документах, не имеющих обязательной юридической силы. В разработке ДЭХ приняло участие подавляющее большинство стран Западной Европы, а также страны СНГ, Балтии, США и др. Однако ДЭХ подписали далеко не все государства, которые активно участвовали в разработке данного документа, в частности такие важные участники международных энергетических отношений, как США, Канада, Иран, Кувейт, Нигерия, Катар, Саудовская Аравия, ОАЭ, Алжир. Есть также страны, которые ДЭХ подписали, но не ратифицировали, среди них Российская Федерация, Белоруссия, Австралия, Исландия и Норвегия. Это лишний раз свидетельствует о том, что к «ДЭХ благосклонно относятся страны, являющиеся главным образом потребителями. Большинство же стран-производителей имеют серьезные опасения по поводу участия в ДЭХ»[2].

Транзитные положения как камень преткновения. ХХI век характеризуется стремительным ростом масштабов мировой торговли энергетическими ресурсами, что влечет за собой увеличение объемов добычи этих ресурсов. Путь ресурсов при их переходе от добывающих регионов до потребительских рынков проложен через все большее количество границ между государствами. Следовательно, вырастает количество и усложняется география международных транзитных систем, подверженных воздействию различных технологических, политических и экономических рисков. Устойчивый рост спроса на энергию в мире, неравномерное распределение ресурсов, отсутствие у многих государств—производителей энергии выхода к открытому морю — все эти факторы указывают на увеличивающуюся роль транзита энергии в международной торговле[3]. Под международным транзитом понимается перемещение энергетических материалов и энергетических продуктов через территорию одной или нескольких стран с пересечением по крайней мере двух границ[4]. Одним из главных противоречий между Россией и участниками ДЭХ является договоренность по транзиту.

В современной энергетической политике до недавнего времени выделялись взаимоотношения между государствами—потребителями энергоресурсов и ресурсопроизводящими государствами. В последнее время все чаще встречается новый комплекс взаимоотношений: между странами-экспортерами и импортерами, а также странами, предоставляющими свои территории для транзита энергетических ресурсов.

Экономические интересы транзитных стран заключаются в получении максимальной прибыли за предоставление указанных услуг. Кроме того, транзит может усилить геополитическую значимость того или иного государства. На практике интересы транзитных стран сталкиваются с интересами экспортеров энергетических ресурсов, в основном по вопросам размеров оплаты за транзитные услуги[5]. Такое положение подтверждается, например, отношениями России как ведущего экспортера энергоресурсов и Украины — государства—транзитера данных энергоресурсов. Столкновение интересов двух государств должно было бы четко регулироваться соответствующими международными нормативными правовыми актами, а при их отсутствии, как это сложилось на сегодняшний день, противостояние выливается в обостренный политический конфликт. В этой связи очевидна необходимость создания международной правовой базы для регулирования отношений в энергетическом секторе экономики, в частности, по вопросам транзита. Единственным инструментом, способным сформировать устойчивое поле для построения стабильных отношений в данной сфере, может стать комплексное международно-правовое соглашение, обладающее обязательной юридической силой. Иначе проблемы с транзитными странами неизбежно будут преследовать нас и впредь.

На сегодняшний день наибольшее внимание проблемам международного транзита уделено в Хартии и ДЭХ. В Хартии закреплено положение о содействии стран свободе транзита и о создании новых транзитных мощностей. Эти нормы в дальнейшем были развиты и конкретизированы в седьмой, так называемой транзитной, статье ДЭХ. В целом назвать данную статью полностью неэффективной было бы по меньшей мере несправедливо, но и необходимость в дальнейшем развитии и разработке правовых рамок международного транзита не вызывает никаких сомнений. В частности, возможности ДЭХ не были использованы для решения проблем в вышеупомянутой ситуации с транзитом российских энергоресурсов через территорию Украины в начале 2006 года, а также в начале 2009 года.

Еще в 2008 году Секретариат Энергетической хартии, проанализировав практические проблемы международного транзита, сделал вывод о том, что для их решения следует разработать международно-правовые нормы, которые обеспечили бы выполнение следующих условий: отказ от применения транзита в качестве инструмента политического давления, обязательство не прерывать транзитные поставки даже в случаях возникновения спора, недискриминационный доступ к сооружениям по транспортировке ресурсов, транспарентность транспортных и транзитных тарифов и т. п.

Для решения накопившихся в энергетическом секторе проблем был разработан проект Протокола по транзиту (далее — Протокол), инициированный еще в декабре 1999 года управляющим органом Хартии — Конференцией по Хартии. В Протоколе получили свое развитие положения ст. 7 ДЭХ, а также был конкретизирован ряд других положений ДЭХ. В основу Протокола легли такие принципы, как свобода транзита, предотвращение несанкционированного отбора транзитных энергетических материалов и продуктов в транзите, охрана окружающей среды. В Протоколе рассмотрены также основные обязательства сторон в отношении строительства, эксплуатации и использования транзитных мощностей, тарифов за транзит, стандартов бухгалтерской отчетности и технической эксплуатации, действий в случае прерывания, сокращения или прекращения транзита. Важно, что наряду с Протоколом были разработаны типовые соглашения по транзиту, которые, не имея обязательного юридического характера, могут быть использованы как качественные образцы при заключении конкретных соглашений по транзиту. Среди целей Протокола можно выделить такие, как обеспечение надежного, эффективного, бесперебойного и беспрепятственного транзита на благо всех заинтересованных договаривающихся сторон, содействие прозрачному и недискриминационному доступу к сооружениям для транспортировки энергии, используемым для транзита.

Вместе с тем Протокол содержит три достаточно острых вопроса. Один из них — право первого отказа от продления условий транзита для существующего пользователя, т. е. преимущественное право заказчиков услуг по транзиту на заключение новых транзитных соглашений по истечении срока существующих транзитных соглашений, когда это необходимо для выполнения принятых на себя обязательств по поставке энергоресурсов. Право первого отказа российских производителей газа, которые заключили долгосрочные контракты с европейскими потребителями (например, Газпрома), от продления соглашений о транзите газа в третьих странах, безусловно, отвечает интересам России в Европе. Однако против этого выступает ЕС, предлагая применять данное право только к существующим российским контрактам о поставках, исключая, таким образом, будущие контракты на территории ЕС. Россия рассматривает это предложение как не имеющее гарантий того, что российские интересы будут защищены в будущих контрактах. В более широком смысле такая гарантия необходима как мера обеспечения возврата привлеченных под освоение месторождений средств, т. е. как ключевой фактор надежности спроса для производителя и одновременно надежности поставок для потребителя[6]. Указанная задача особенно актуальна для снижения неопределенности, вызванной распространением ЕС на транзитную транспортировку правового режима, либерализующего газовый сектор. ЕС высказывает сомнения в совместимости предложения России о введении права первого отказа с позицией ЕС, не допускающей дискриминации при доступе к системам транспортировки энергии, и не соглашается включать его в Протокол.

Другим противоречивым положением Протокола является пункт об Организации региональной экономической интеграции (ОРЭИ), так называемая интеграционная поправка. В ходе переговоров по проекту Протокола ЕС выдвинул предложение о включении интеграционной поправки, смысл которой заключается в том, что для целей транзита территории государств—членов ЕС рассматриваются в качестве единой территории. Последствием принятия такой поправки для России станет то, что ее права на транзит по ДЭХ будут заканчиваться на польской и словацкой границах, а также на границе государств Балтии (за исключением несущественного с коммерческой точки зрения случая транзита от одной внешней границы ЕС до другой). Транспортировка нефти и газа на территории ЕС будет рассматриваться как внутренний вопрос, регулируемый национальным законодательством ЕС и/или правом ЕС как интеграционного объединения, ДЭХ и правом ВТО (о вступлении в которую Россия все еще ведет переговоры). С точки зрения России результатом применения пункта об ОРЭИ станет изменение характера транспортировки в ЕС, заключающееся в переходе от транзита к внутренней транспортировке. От России потребуется соблюдение законов клуба потребителей, членом которого она не является, действия которого она не может контролировать и, возможно, не сможет на них повлиять. Соответствующее признание СНГ в качестве ОРЭИ не предлагается — отсюда и вопрос об использовании российских трубопроводов государствами Средней Азии. Можно сделать следующий вывод: положения Протокола на территории ЕС не действуют. Транзитной признается та страна, у которой энергоресурсы пересекают две границы. И получается, что Россия — это транзитная страна по отношению к среднеазиатскому газу; Украина, Белоруссия, Молдавия — тоже транзитные государства. В итоге можно прийти к выводу о том, что ЕС призывает Россию ратифицировать ДЭХ и соблюдать его положения в полном объеме, при этом не применяя те же требования к себе.

Третий противоречивый пункт Протокола касается доступа к трубопроводам и особенно процедуры установления тарифов. Проект Протокола предусматривает определение данных условий исходя из недискриминационных критериев, основанных на стоимости и свободных от искажений, возникающих в результате злоупотребления владельца трубопровода своим господствующим положением. В связи с трудностью определения стоимости трубопроводов, унаследованных от Советского Союза, и с учетом позиции Газпрома как владельца системы магистральных трубопроводов в России возникает множество вопросов, на которые не так легко ответить.

Как видно из сказанного выше, проблема, связанная с нехваткой и неэффективностью ныне действующей правовой базы, на основе которой строится регулирование международных отношений в сфере энергетики, стоит довольно остро как для России, так и для других стран, в особенности европейских, являющихся непосредственными потребителями российских энергоресурсов. Следовательно, интерес в усовершенствовании международной нормативной базы взаимный: Россия зависит от транзита энергоресурсов на основные рынки сбыта по территориям третьих стран, и эта зависимость сохранится в будущем, поэтому ей необходим эффективный международно-правовой инструмент защиты от транзитных рисков. Российские компании сегодня выступают не только как поставщики энергетического сырья на европейские рынки, но и в качестве инвесторов, покупателей активов, следовательно, им необходим эффективный механизм защиты своих инвестиционных прав. Разработка и принятие новых международных актов в сфере энергетики способствовала бы также установлению баланса в вопросе принятия правил по энергетическим проблемам, поскольку на данный момент ЕС принимает большинство подобных правил в одностороннем порядке и в условиях правового вакуума, что явно не отвечает интересам России.

О неэффективности ДЭХ свидетельствует и тот факт, что в договоре не предусмотрен механизм международно-правовой ответственности, а также механизм воздействия и принуждения к исполнению странами—участницами ДЭХ своих обязательств. В качестве примера можно привести насущную ситуацию газового конфликта Украина — Россия — ЕС. Украина является полноправной участницей ДЭХ, ратифицировав положения договора к Хартии, она признала положения Хартии в качестве обязательных для исполнения в полном объеме. Однако в ходе конфликта выяснилось, что ЕС не смог найти рычагов воздействия на Украину, явно нарушавшую положения ДЭХ в сфере обязательств по оплате энергоресурсов. Хартия и ДЭХ продемонстрировали при этом свою неэффективность. Более того, практически нет сомнений в том, что Хартия исчерпана, как концептуально, так и исторически.

Сравнительный анализ инвестиционных положений ДЭХ и двусторонних инвестиционных договоров. Хартия играет также важную роль в регулировании отношений в секторе иностранных инвестиций. ДЭХ устанавливает унифицированные международные правовые правила, регулирующие инвестиции в энергетическом секторе. Это два основных блока вопросов: режим иностранных инвестиций и стандарт их защиты. Нормы о режиме инвестиций определяют условия доступа на энергетические рынки договаривающихся сторон и рассматриваются, в частности, как средство, позволяющее обеспечить защиту капиталовложений на рынках производителей.

Прежде чем перейти к анализу инвестиционных положений ДЭХ, необходимо обратить внимание на то, что ст. 18 ДЭХ подтверждает признаваемый международным правом суверенитет над энергетическими ресурсами. Концепция суверенитета народов над естественными богатствами закреплена в пактах о правах человека 1966 года, а также в ряде документов, утвержденных резолюциями Генеральной ассамблеи ООН (Декларация о неотъемлемом суверенитете над естественными ресурсами 1962 года, Декларация и программа действий по установлению нового международного экономического порядка 1974 года, Хартия экономических прав и обязанностей государств 1974 года)[7].

Смотрите так же:  Доверенность на получение товара физ лицо образец

ДЭХ не затрагивает национальные нормы, регулирующие систему собственности на энергоресурсы, оставляя за государствами право самостоятельно решать вопросы, связанные с районами освоения, оптимизацией добычи, налогообложением, охраной окружающей среды и безопасностью.

Положения ДЭХ обязуют договаривающиеся стороны содействовать доступу к энергетическим ресурсам, в том числе путем недискриминационного распределения на основе опубликованных критериев, разрешений, лицензий, концессий и контрактов на поиск и разведку энергетических ресурсов или на их эксплуатацию или добычу. Обязанность «содействовать доступу» является по своему характеру мягкой, а по охвату — широкой, поскольку не определяет исчерпывающий перечень форм содействия и субъектов, в отношении которых такое содействие должно быть обеспечено.

ДЭХ — первый отраслевой международный многосторонний инвестиционный договор. Вообще многосторонние международные инвестиционные договоры имеют относительно небольшую историю, начало которой было положено подписанием Гаванской хартии 1948 года (так и не вступившей в силу). Выработка международных норм в области инвестиционных отношений традиционно была сопряжена с естественным противоречием интересов стран—экспортеров капитала и стран—реципиентов капитала. Если первые заинтересованы в доступе на рынки и максимальной защите инвестиций через наднациональные механизмы урегулирования споров, то вторые — в сохранении полного суверенитета в вопросах регулирования деятельности иностранных инвесторов. Тем не менее процесс глобализации и взаимопроникновения экономик развитых и развивающихся стран привел в конечном счете к появлению многосторонних соглашений, регулирующих вопросы инвестиций. Сюда относятся Вашингтонская конвенция о порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами 1965 года, Сеульская конвенция об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций (МАГИ) 1985 года, Генеральное соглашение по торговле услугами (ГАТС) 1994 года (в той мере, в которой оно охватывает услуги в форме коммерческого присутствия), Соглашение по торговым аспектам инвестиционных мер (ТРИМС) 1994 года. Однако отношение к многосторонним инвестиционным соглашениям по сей день остается неоднозначным, примером чего может служить провал в переговорах по выработке международного инвестиционного соглашения Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Преобладающее влияние до сих пор имеют двусторонние инвестиционные договоры, общее количество которых в мире на сегодняшний день превышает две тысячи.

Основные положения, связанные с иностранными инвестициями, содержащиеся в ДЭХ и двусторонних инвестиционных договорах (далее — ДИД), во многом переплетаются и напоминают друг друга. В ДЭХ юридически закрепляются основные принципы международных инвестиционных соглашений, такие как открытость, транспарентность, принципы недискриминации, национального режима, режима наибольшего благоприятствования. В целом ДЭХ представляет собой первый глобальный подход к международно-правовому регулированию иностранных инвестиций.

Часть первая (статья 1) ДЭХ дает определение, имеющие важнейшее значение для действия договора, в частности, в отношении видов инвесторов и инвестиций, продуктов и материалов, охватываемых ДЭХ. Некоторые из этих определений более подробно объясняются в соответствующих Пониманиях (приложения к ДЭХ).

Часть вторая ДЭХ охватывает вопросы коммерции (торговли, конкуренции, транзита, передачи технологий), связанные с торговлей, с инвестиционными мерами и доступом к капиталу. Одним из главных элементов выступает торговля, опирающаяся на действие свободных рынков западного типа.

В третьей части ДЭХ закреплены те аспекты инвестиций, по которым было достигнуто согласие в ходе переговоров (в том числе по экспроприации и компенсации, в то время как не получившее одобрения положение о стандарте национального режима для осуществления инвестиций сюда не вошло). Следует иметь в виду, что ни одно из изъятий по ст. 24 ДЭХ не подлежит применению к положениям об экспроприации и компенсации и что главное экологическое обоснование для изъятий — необходимость защиты жизни или здоровья людей, животных или растений — неприменимо в отношении любых инвестиционных положений.

Как уже отмечалось, основные положения, связанные с иностранными инвестициями, содержатся в третьей части ДЭХ. Вообще инвестиции для целей ДЭХ определены весьма широко. К ним относятся вложения инвестора договаривающейся стороны в форме любых активов, связанные с хозяйственной деятельностью в энергетическом секторе, включающей разведку, добычу, переработку, производство, хранение, транспортировку по суше, передачу, распределение, торговлю, маркетинг или продажу энергетических материалов и продуктов. Так, под определение инвестиций подпадают все виды активов, находящихся в собственности или контролируемых прямо или косвенно инвестором, включая движимое и недвижимое имущество; компании и акции; права требования по денежным средствам и контрактам; права на интеллектуальную собственность; доходы от инвестиций; права, вытекающие из закона, лицензий, разрешений. Под инвестициями понимаются не только вложения в объекты предпринимательской деятельности, но и сами компании, учреждаемые инвесторами. Это отличает ДЭХ от традиционных двусторонних инвестиционных договоров, заключаемых Российской Федерацией, и от положений российского права об иностранных инвестициях.

Из такого широкого определения инвестиций видно, что практически любое вложение иностранного инвестора в энергетический сектор, независимо от его размера, срока и цели, подпадает под защиту ДЭХ. В то же время современная экономическая практика идет по пути ограничения определения инвестиций, с тем чтобы защита не распространялась на кратко-

срочные кредиты и портфельные вложения. В качестве ограничителя могут быть использованы критерии долгосрочности и цели инвестиции. В некоторых странах встречается также практика отнесения под защиту положений об иностранных инвестициях лишь тех капиталовложений, которые прошли процедуру официального признания в принимающем государстве[8]. Цель такого ограничения — оградить принимающее государство от рисков арбитражного разбирательства в отношении неограниченного количества потенциальных споров.

В статье 10 ДЭХ закреплено положение о поощрении, защите и режиме капиталовложений. Поощрение и защита инвестиций — основополагающая цель ДЭХ, что также является точкой пересечения данного договора с ДИД, которые, в свою очередь, как правило, носят название «договор о поощрении и защите капиталовложений». Итак, в данной статье ДЭХ речь идет о заявлениях относительно благоприятных условий, которые договаривающиеся стороны должны создавать для инвестиций инвесторов других договаривающихся сторон. Статья предусматривает обеспечение абсолютного минимального стандарта режима, подобного тому, который установлен в ДИД. Такие инвестиции пользуются максимальной защитой, им не должны никоим образом препятствовать в управлении, поддержании, пользовании, владении или распоряжении ими «посредством мер»; ни при каких обстоятельствах не должен предоставляться режим, менее благоприятный, чем режим, предписываемый нормами международного права и также договорными обязательствами.

Исходя из изложенного выше, можно сделать вывод о том, что ДЭХ установил равновесие между интересами иностранных инвесторов и государств-реципиентов, что способствует обеспечению правовой стабильности и позволяет в достаточной степени обеспечить проявление действительных государственных интересов стран. Этот баланс наверняка может быть наилучшим образом соблюден международным арбитражным судом при рассмотрении конкретных дел. Стороны, участвующие в ДЭХ, должны определить правовую меру безопасности, требующейся для инвестиционных контрактов, в целях поощрения иностранных инвестиций в освоении энергетических ресурсов.

ДЭХ был разработан и заключен в период застоя в области подготовки многосторонних договоров по иностранным инвестициям — в этом и заключается его безусловная ценность как многостороннего международного инвестиционного соглашения. Государства происхождения иностранного капитала старались обеспечить определенную степень контроля на основе международно-правовых норм, в то время как государства-реципиенты — внутренний контроль и национальный режим для иностранных инвестиций. В таких условиях вопрос компенсации стал наиболее острым. Государства-экспортеры предпочли безоговорочное применение нормы (в соответствии с западной доктриной о полной, эффективной и адекватной компенсации) в случае принудительного изъятия собственности иностранного инвестора. Развитые страны в свою очередь настаивали на надлежащей компенсации и на использовании исключительно отечественного суда для решения вопроса о национализации.

В состоянии подобного конфликта, длившегося на протяжении всего ХХ века, сложилась благодатная почва для возрастающего роста числа заключения ДИД.

Формально процесс двустороннего регулирования отношений в области иностранных инвестиций можно подразделить на два этапа.

На первоначальном этапе такое регулирование осуществлялось на основе торговых договоров. Подобная форма двустороннего регулирования международных отношений известна издревле, но окончательно сформировалась с установлением национальных и мирового рынков. В период торгово-промышленного капитализма торговые договоры превратились в ключевую форму регулирования экономических отношений между государствами. В процессе международного разделения труда в мировом хозяйстве торговые договоры трансформировались также и в форму правового регулирования иностранных инвестиций как основы всего комплекса торгово-экономических отношений между государствами[9].

Отличительная особенность торговых договоров западной модели заключается в том, что их в большей степени используют в качестве регулятора отношений, связанных с экспортом и импортом капитала. Примером могут служить договоры США, заключенные с Италией, Японией, ФРГ, Колумбией и другими странами. Торговые договоры обладали особым значением как форма регулирования экспорта и импорта капитала в отношениях между развитыми и развивающимися государствами. США первыми пошли на заключение такого рода договоров с развивающимися странами.

Вторым этапом развития двустороннего регулирования отношений в области международных инвестиций стали современные ДИД. Отдельные европейские страны начали вести двусторонние переговоры о заключении договоров, которые, в отличие от торговых договоров, были посвящены исключительно иностранным инвестициям.

Инициатором разработки ДИД выступила Германия, потерявшая все свои иностранные капиталы в результате поражения во Второй мировой войне. Начиная с первого такого соглашения с Пакистаном, заключенного в 1959 году, Германия перешла к проведению переговоров по аналогичным договорам об инвестициях со всеми развивающимися странами. К концу ХХ века страны Европы заключили примерно 150 ДИД с широким кругом развивающихся стран, причем различия в ряде договоров, заключенных Францией, Англией, Бельгией, Нидерландами и Швейцарией, оказались не столь уж велики.

Процесс заключения ДИД получил свое развитие в 1960-х годах, до этого времени экспорт и импорт капитала вообще не регулировались либо регулировались в одностороннем порядке, т. е. исключительно в интересах западных стран, заключивших между собой договоры и соглашения о разделе сфер влияния — сфер приложения капитала. После завоевания развивающимися странами политической независимости ситуация в корне изменилась: возникла потребность в правовом регулировании импорта и экспорта капитала. Другая причина бурного роста двусторонних специальных соглашений связана с государственной системой страхования заграничных частных инвестиций. Подобная система страхования существует в Японии, США, ФРГ и в других странах. Международные двусторонние договоры в сфере иностранных инвестиций как форма правового регулирования в отношениях между развитыми и развивающимися странами имеют много общего вследствие наличия сходной инвестиционной политики этих стран.

Подводя итог сказанному выше, можно сделать вывод о том, что международное двустороннее сотрудничество в сфере обеспечения правовых гарантий иностранных инвестиций имеет свою достаточно продолжительную историю. В течение почти всего ХХ века государства на двусторонней основе приближались к наиболее оптимальным формам и методам поощрения и защиты зарубежных капиталовложений на собственной территории. Современные ДИД прошли процесс эволюции от торговых договоров о дружбе и взаимопомощи до специальных двусторонних инвестиционных соглашений, направленных на обеспечение свободного передвижения товаров и капиталов — договоров о поощрении и взаимной защите капиталовложений.

По мнению И.З. Фархутдинова, двустороннее межгосударственное соглашение является наиболее удобной и эффективной формой надлежащего обеспечения правовых гарантий иностранных инвестиций в силу того, что дает возможность более детальной регламентации механизма реализации общих целей и задач в данной сфере[10].

Проводя сравнительный анализ ДЭХ и ДИД, можно сделать вывод, что они представляют собой совершенно разные международно-правовые документы. ДЭХ направлен на регулирование как торговли, так и инвестиций, но ограничен при этом только энергетическим сектором. ДИД, в свою очередь, подписывается двумя участниками и регулирует инвестиционную деятельность во всех экономических отраслях, за исключением тех, которые по совместной договоренности изъяты из сферы его действия.

С другой стороны, перед ДЭХ и ДИД поставлены общие цели и подходы к созданию международно-правовых рамок для инвестиций. Несмотря на то что сотни заключенных ДИД в значительной степени отличаются друг от друга, все они преследуют две главные цели — поощрение и защиту инвестиций. Подобная двуединая задача подчеркивается названием большинства ДИД — «договор о поощрении и защите инвестиций» (либо какой-то вариант этого названия).

В целом ДЭХ преследует те же цели и задачи, что и ДИД. Об этом свидетельствует и тот факт, что часть третья ДЭХ, в которой содержится большинство положений, связанных с инвестициями, названа, как и в ДИД, «Поощрение и защита капиталовложений».

Как и ДИД, ДЭХ направлен на защиту иностранных капиталовложений путем юридического закрепления международных норм и положений, которые стороны договора добровольно обязуются выполнять на своей территории в отношении иностранных инвестиционных проектов. ДЭХ предусматривает также механизм урегулирования споров, выходящих за пределы юрисдикции государства-реципиента.

В целях поощрения инвестиций ДЭХ предусматривает общий подход, характерный и для ДИД: поощрение инвестиций происходит путем создания стабильного благоприятного инвестиционного климата. Активное привлечение капитала обеспечивается созданием четких норм, защищающих иностранных инвесторов и уменьшающих риски.

ДИД направлены на создание симметричных отношений между договаривающимися сторонами, так как в них предусматривается, что граждане и компании любой стороны договора могут осуществлять инвестиции на равных условиях и обращение с ними будет одинаковым на территории той и другой стороны. ДЭХ, несмотря на большое количество участников, также в каком-то смысле может рассматриваться по своему характеру как двусторонний, хотя в действительности является многосторонним договором. ДЭХ также призван создавать равные условия для всех участников энергетических отношений при осуществлении инвестиций, а кроме того, должен был стать неким объединяющим звеном для всех участвующих в нем сторон. Однако о достижении такой цели на практике говорить нельзя, так как ДЭХ если и применяется, то в основном лишь как способ урегулирования отношений между двумя контрагентами в случае отсутствия между ними других международных договоров, например ДИД.

Выводы. В целом на сегодняшний день отношение к ДЭХ как со стороны российских, так и со стороны иностранных экспертов и представителей властей самое разнообразное. Иностранные коллеги настаивают на необходимости ратификации Россией ДЭХ, поскольку это внесет ясность в вопрос о доступе к газотранспортной системе всех, кто имеет объемы для поставок, с тем, чтобы не укреплять далее монополию Газпрома. Очевидно, европейцы крайне заинтересованы в проникновении на российский энергетический рынок. В.В. Путин высказался по этому поводу следующим образом: «Энергетическая хартия подразумевает взаимный допуск к инфраструктуре добычи энергоресурсов и инфраструктуре транспорта. Естественно, мы можем допустить своих партнеров и к одной, и к другой инфраструктуре. Но у нас возникает вопрос: а они-то нас куда допустят? Где у них добыча? Где инфраструктура транспорта? Причем инфраструктура — это не просто отдельные трубопроводные системы. У нас есть магистральные трубопроводы. У наших партнеров их просто нет. Поэтому мы не против того, чтобы работать на этих принципах, но нам нужно понять, что мы будем получать взамен»[11].

Вместе с тем ряд российских экспертов рассматривают ДЭХ в качестве способа «колонизации России», так как ДЭХ фактически является результатом выработанных европейцами норм, которые ставят Россию в ранг сырьевой колонии ЕС и демонстрирует явное нежелание видеть россиян в ином качестве за единым европейским столом.

Отдельно хотелось бы обратить внимание на позицию по данному вопросу А. Конопляника, занимавшего с марта 2002 года по апрель 2008 года по

108shagov.ru. Все права защищены. 2019