Договор цессии с зачетом взаимных требований

Оглавление:

У организации «А» есть долг перед организацией «Б» по договору беспроцентного займа, у организации «В» есть долг перед организацией «А» по договору оказания услуг. В отношении образовавшейся задолженности организации «В» по договору оказания услуг резерв по сомнительным долгам организацией «А» не создавался. Цена уступки права требования равна размеру уступаемого долга. Как правильно оформить договор цессии (переуступку организации «Б» долга организации «В» перед организацией «А»)? Какие нужно сделать проводки организациям «А» и «Б»?

Гражданско-правовые аспекты

Правовые аспекты уступки требования кредитором (именуемой также цессией) регулируются положениями ст.ст. 382-390 ГК РФ. В соответствии с п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу, в частности, по сделке (уступка требования). Уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону (п. 1 ст. 388 ГК РФ).
Согласно п. 2 ст. 382 ГК РФ для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором. Однако должник должен быть уведомлен в письменной форме о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу. Причем уведомление должнику может быть направлено как первоначальным, так и новым кредитором (п. 3 ст. 382, п. 1 ст. 385 ГК РФ). Согласно п. 2 ст. 388 ГК РФ не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника. Также существуют некоторые ограничения для уступки права на получение неденежного исполнения (п. 4 ст. 388 ГК РФ).
Требование переходит к цессионарию в момент заключения договора, на основании которого производится уступка, если законом или договором не предусмотрено иное (п. 2 ст. 389.1 ГК РФ). В силу п. 3 ст. 385 ГК РФ цедент обязан передать цессионарию документы, удостоверяющие право (требование), и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления этого права (требования). В общих случаях цедент отвечает перед цессионарием за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником (п. 1 ст. 390 ГК РФ).
Законодательством не установлено обязательных требований к цене по договору цессии, соответственно, размер оплаты за уступаемое право требования определяется по соглашению сторон (п. 1 ст. 424 ГК РФ). Подробнее смотрите Энциклопедию решений. Цена уступаемого права (требования) по договору цессии.
В рассматриваемой ситуации в результате сделки по договору цессии новый кредитор (организация «Б») должен уплатить первоначальному кредитору (организации «А») денежные средства в сумме, равной размеру уступаемой задолженности. При этом организация «А» одновременно является должником по договору займа по отношению к организации «Б».
В результате сделки по уступке требования у организаций «А» и «Б» возникают встречные денежные требования. В силу положений ст. 410 ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. Для зачета достаточно заявления одной стороны. Вместе с тем для признания зачета состоявшимся, необходимо иметь доказательства получения заявления о зачете встречных требований второй стороной (в виде отметки на заявлении либо в виде уведомления о вручении по почте) (п. 4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 N 65, далее — Письмо ВАС N 65).
Как указано в п. 7 Письма ВАС N 65, ст. 410 ГК РФ не требует, чтобы предъявляемое к зачету требование вытекало из того же обязательства или из обязательств одного вида. Допускаются случаи зачета встречных денежных требований, основанных на разных договорах.

Бухгалтерский учет у цедента (организации «А»)

В соответствии с п. 7 ПБУ 9/99 «Доходы организации» (далее — ПБУ 9/99) прочими доходами являются, в частности, поступления от продажи основных средств и иных активов, отличных от денежных средств (кроме иностранной валюты), продукции, товаров. Учитывая изложенное, считаем, что доход от уступки цедентом дебиторской задолженности признается у него в бухгалтерском учете прочим доходом.
Согласно Инструкции по применению Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций, утвержденной приказом Минфина России от 31.10.2000 N 94н (далее — Инструкция), для обобщения информации о прочих доходах отчетного периода предназначен счет 91 «Прочие доходы и расходы». Поступления, связанные с продажей и прочим списанием основных средств и иных активов, отличных от денежных средств в российской валюте, продукции, товаров, отражаются по кредиту счета 91 в корреспонденции со счетами учета расчетов или денежных средств. Расчеты же с цессионарием по договору уступки требования, исходя из Инструкции, следует производить с использованием счета 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами».
Прочий доход будет определяться в сумме, исчисленной исходя из цены уступки требования, определенной в договоре с цессионарием, и на дату совершения этой сделки (например на дату подписания акта уступки требования) (п. 6, п. 10.1, 12, 16 ПБУ 9/99, часть 3 ст. 9, части 1, 3 ст. 10 Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ «О бухгалтерском учете»).
Одновременно с этим организация несет расходы, связанные с реализацией прав требования, которые следует рассматривать в качестве прочих расходов (п. 11 ПБУ 10/99 «Расходы организации»), отражаемых по дебету счета 91 (Инструкция). В данном случае следует отразить на счетах бухгалтерского учета списание (выбытие) дебиторской задолженности по договору оказания услуг.
Таким образом, в рассматриваемом случае в учете организации — цедента «А» будут сделаны следующие бухгалтерские записи:
Дебет 76, субсчет «Расчеты по договору цессии» Кредит 91, субсчет «Прочие доходы»
— признан доход от уступки требования (сумма по договору цессии);
Дебет 91, субсчет «Прочие расходы» Кредит 62
— списана дебиторская задолженность организации «В», образовавшаяся вследствие исполнения договора оказания услуг;
Дебет 66 (67) Кредит 76, субсчет «Расчеты по договору цессии»
— произведен зачет взаимных требований организации «А» и организации «Б» — заимодавца. Основание — акт взаимозачета, оформленный сторонами, либо заявление одной из сторон о проведении такого зачета.
Поскольку требование в данном случае уступается по цене, равной сумме уступаемой задолженности, прибыли или убытка от указанной операции у организации «А» не возникает (в учете не отражается).

Бухгалтерский учет у цессионария (организации «Б»)

Пунктом 3 ПБУ 19/02 «Учет финансовых вложений» (далее — ПБУ 19/02) предусмотрено, что дебиторская задолженность, приобретенная на основании договора цессии, учитывается у цессионария в составе финансовых вложений организации. Согласно Инструкции для обобщения информации о наличии и движении финансовых вложений предназначен счет 58 «Финансовые вложения».
Вместе с тем для принятия к бухгалтерскому учету активов в качестве финансовых вложений необходимо единовременное выполнение условий, перечисленных в п. 2 ПБУ 19/02, одним из которых является способность приносить организации экономические выгоды (доход) в будущем в форме процентов, дивидендов либо прироста их стоимости (в виде разницы между ценой продажи (погашения) финансового вложения и его покупной стоимостью в результате его обмена, использования при погашении обязательств организации, увеличения текущей рыночной стоимости и т.п.).
Очевидно, что в случае приобретения дебиторской задолженности по цене, равной сумме этой задолженности, цессионарий не получает экономические выгоды в виде разницы между ценой приобретения долга и причитающейся к получению от должника суммой.
При таких обстоятельствах для принятия к учету приобретенного долга вместо счета 58 «Финансовые вложения» считаем уместным использование счета 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами».
Отметим, что исходя из п. 2 ПБУ 19/02 беспроцентный заем под определение финансового вложения также не подпадает. В таком случае сумму переданных заемщику денежных средств тоже целесообразно отражать по дебету счета 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами» на отдельном субсчете, а не на счете 58 «Финансовые вложения».
Таким образом, записи в бухгалтерском учете организации-цессионария «Б» в рассматриваемой ситуации могут выглядеть следующим образом:
Дебет 76, субсчет «Приобретенная задолженность» Кредит 76 «Расчеты по договору цессии»
— приобретено право требования к должнику «В»;
Кредит 76, субсчет «Расчеты по договору цессии» Дебет 76, субсчет «Предоставленные займы»
— произведен зачет взаимных требований организаций «А» и «Б».
Погашение должником задолженности (либо ее части) будет сопровождаться проводкой:
Дебет 51 Кредит 76, субсчет «Приобретенная задолженность»
— получены денежные средства от должника «В».

Рекомендуем ознакомиться с материалом:
— Энциклопедия решений. Зачет взаимных требований.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Лазарева Ирина

Ответ прошел контроль качества

13 декабря 2016 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

Договор цессии с зачетом взаимных требований

* Собственные наименования вымышленные!

о прекращении обязательств зачетом

г. Москва «__»______199_ года

Закрытое акционерное общество «Электросеть», именуемое в дальнейшем « ЗАО «Электросеть», в лице генерального директора _____, действующего на основании Устава, с одной стороны,

Общество с ограниченной ответственностью «Автотранс», именуемое в дальнейшем « ООО «Автотранс», в лице ____, действующего на основании доверенности от ___г. №_, с другой стороны,

Закрытое акционерное общество «Транссервис», в дальнейшем – «ЗАО «Транссервис», в лице директора ____, действующего на основании Устава, с третьей стороны,

Закрытое акционерное общество «Спецстрой», именуемое в дальнейшем « ЗАО «Спецстрой», в лице генерального директора ____, действующего на основании Устава, с четвертой стороны, *

* При совместном упоминании именуются в дальнейшем «Стороны»

заключили настоящий договор ( в дальнейшем — «Договор») о нижеследующем:

1. Предмет Договора

1.1. Настоящим Договором Стороны определяют условия и порядок погашения задолженности (взаимообязательств) путем уступки права требования (цессии), перевода долга и зачета встречных обязательств (требований).

Погашение задолженности вышеуказанными способами производится с целью разрешения неплатежей, возникших в ходе исполнения договорных обязательств, указанных в данном Договоре.

1.2. Сумма денежных обязательств, подлежащих взаимозачету по настоящему Договору, согласована Сторонами в размере ___ (__ тысяч рублей), включая НДС, и засчитывается следующим образом:

Смотрите так же:  Учебно методическое пособие по основам сестринского дела

1.2.1. ЗАО Электросеть, являясь:

а) кредитором ООО «Автотранс» по договору №_ от «__» ____ 199_ г. за поставленную электроэнергию на сумму _____ рублей, включая НДС, и одновременно

б) должником ЗАО «Спецстрой» по договору №__ от ___г. за поставленную продукцию на такую же сумму _____ рублей, включая НДС,

в качестве погашения своей задолженности перед ЗАО «Спецстрой» передает (уступает) последнему свое право требования к ООО «Автотранс» в размере ___ (__тысяч) рублей.

1.2.2. В свою очередь, ООО «Автотранс», в счет погашения своей задолженности (перед новым кредитором), образовавшейся в соответствии с п.1.2.1. настоящего Договора, с согласия ЗАО «Спецстрой» переводит на ЗАО «Транссервис» свой долг в сумме ____ рублей, с одновременным зачетом этой суммы последнему как авансового платежа, произведенного им в пользу ООО «Автотранс» в рамках договора №__ от ____г. (оплата тарифа в счет будущих перевозок).

1.3. С даты вступления в силу настоящего Договора правоотношения Сторон изменяются следующим образом:

1.4. Состояние взаимоотношений Сторон, включая основания возникновения прав и суммы требований к должникам на момент подписания настоящего Договора, подтверждаются подлинными Актами сверки задолженности и иными правоопределяющими документами, подписанными между соответствующими Сторонами в установленном законом порядке.

1.5. Имущественные права требования ЗАО «Спецстрой» к ЗАО «Транссервис», зафиксированные в п. 1.3.4.-«б» Договора, будут удостоверены простым векселем на сумму ____ рублей (номинал), эмитированным ЗАО «Транссервис» (векселедатель) в пользу ЗАО «Спецстрой» (векселедержатель) со сроком его погашения ____ (далее – «Вексель»).

С момента передачи (вручения) Векселя, в котором воплощены имущественные права требования ЗАО «Спецстрой» к ЗАО «Транссервис», вытекающие из настоящего Договора, названные в настоящем пункте Стороны в своих дальнейших взаимоотношениях будут руководствоваться нормами вексельного законодательства РФ.

ЗАО «Спецстрой» не вправе предъявлять Вексель к оплате ранее установленного срока его погашения, за исключением случаев, если ЗАО «Транссервис» сам согласится с этим, удостоверив свое согласие акцептом на Векселе, либо кредитор ( векселедержатель) примет условия должника о дисконте (уценке) Векселя, досрочно предъявленного к погашению, что должно быть оформлено отдельным соглашением Сторон.

1.6. Документы, включая Вексель, упомянутые в п.п. 1.4., 1.5. Договора, передаются обязанными Сторонами своим контрагентам по Договору в течение трех рабочих дней после подписания настоящего Договора согласно двусторонним Актам приема-передачи, подписанным уполномоченными представителями заинтересованных Сторон.

Акты приема-передачи документов, предусмотренные настоящим пунктом, являются неотъемлемой частью данного Договора и хранятся у Сторон их подписавших.

2. Обязанности Сторон

2.1. Каждая из Сторон обязуется сообщить другой заинтересованной Стороне настоящего Договора все сведения, относящиеся к предмету данного Договора (их взаимообязательствам), в том числе подтверждающие основания возникновения уступаемых либо переводимых в качестве взаимозачета имущественных прав или денежных обязательств.

2.2. Сторона, передающая другой Стороне свои права требования или переводящая свои денежные обязательства, обязуется в течение трех рабочих дней после подписания настоящего Договора передать заинтересованной Стороне документы, удостоверяющие переход таких прав или обязательств.

Документы, указанные в настоящем пункте, передаются в подлинных экземплярах либо нотариально заверенных копиях.

2.3. В случае возникновения спора, касающегося обоснованности либо оснований возникновения применяемых в настоящем Договоре способов взаимозачета, Стороны обязуются оказывать друг другу деятельное содействие, включая предоставление необходимых документов и иных письменных свидетельств по Договору, а при необходимости – вступить в арбитражный процесс в качестве третьего лица на стороне пострадавшего участника данного Договора.

2.4. Переход (уступку) прав и перевод обязательств, предусмотренных настоящим Договором, Стороны обязуются учесть и отразить в своих бухгалтерских документах (балансах).

3 . Ответственность Сторон

3 .1. Стороны несут имущественную ответственность за невыполнение либо ненадлежащее выполнение обязательств по настоящему договору в соответствии с законодательством РФ.

3 . 2 . Сторона, передающая другой Стороне свои права требования или переводящая свои денежные обязательства, отвечает за действительность передаваемых прав требования и переводимых обязательств, но не отвечает за их неисполнение или ненадлежащее исполнение должником .

4 . Срок действия Договора

4.1. Настоящий Договор вступает в силу с момента его подписания и действует до исполнения Сторонами своих обязательств, определенных в нем.

5 . Разрешение споров

5 .1. Все споры или разногласия, возникшие между Сторонами в ходе исполнения настоящего Договора, либо в связи с толкованием его условий, Стороны обязуются разрешать путем переговоров.

5.2. При невозможности урегулирования разногласий в процессе переговоров, спор подлежит передаче на рассмотрение арбитражного суда г. Москвы.

6.1. Условия настоящего Договора, включая дополнения к нему, если таковые будут подписаны Сторонами в дальнейшем, являются конфиденциальными и не подлежащими разглашению третьим лицам, за исключением случаев, предусмотренных нормами действующего законодательства РФ.

6.2. Каждая из Сторон настоящего Договора обязуется принимать все необходимые меры для того, чтобы ее сотрудники, агенты, правопреемники и иные подотчетные ей лица, которым станет известно содержание данного документа, не информировали третьих лиц о деталях этого Договора и приложений к нему.

7. Прочие условия

7.1. Все изменения и дополнения к настоящему Договору действительны лишь при условии, что они совершены в письменной форме и подписаны полномочными представителями Сторон.

7.2. Наименования разделов Договора использованы исключительно в целях удобства и не влияют на содержание и смысл отдельных его условий (положений).

7 .3. Отдельные условия настоящего Договора, исходя из их контекста, будут иметь преюдициальное значение лишь для Сторон, которые приобретают либо отчуждают соответствующие права и несут обусловленные таким переходом прав обязанности по отношению к другой Стороне (Сторонам) Договора.

7.4. Текст настоящего Договора составлен в четырех подлинных экземплярах, по одному для каждой из Сторон.

По вопросам составления подобного или любых других договоров (контрактов), а также по спорам, связанным с заключением, исполнением или расторжением договоров, Вы можете обратиться к адвокату Александру Лепехину.

Возможно заключить договор цессии с взаимозачетом?

Фирма 1 должна фирме 2 по договору займа определенную сумму. У фирмы 1 есть дебиторская задолженность от физических лиц по договорам займа. Подскажите, возможно ли фирме 2 приобрести права требования по договорам займа взаимозачетом?

Ответы юристов (1)

Да, возможно. Запретов Гражданский Кодекс Российской федерации на заключения такого договора не содержит.

Заключается договор уступки права требования по договорам займа, с условием того, что оплата производится путем зачета взаимных обязательств. (точно описать заемное обязательство)

Единственное, какое возможно препятствие это в договорах займа может быть предусмотрен запрет на уступку требований.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Односторонний зачет не препятствует цессионарию во взыскании задолженности по договору цессии

Уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону и договором не предусмотрена обязанность получать согласие должника. Обязательным условием уступки является уведомление должника о том, что у него появился новый кредитор.

Исполнение обязательства новому кредитору должно осуществляться должником с момента уведомления об уступке права требования. По смыслу п. 3 ст. 382 ГК РФ во взаимосвязи со ст. 410 Кодекса должник вправе прекратить обязательство зачетом встречного требования к первоначальному кредитору в том случае, если он не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу (постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.05.2014 по делу № А09-8424/2013). После уведомления исполнение обязательств должником перед старым кредитором не допускается.

В соответствии с п. 2 ст. 389.1 ГК РФ требование переходит к цессионарию в момент заключения договора, на основании которого производится уступка, если законом или договором не предусмотрено иное. Соответственно, у цедента не имелось права на проведение зачета. В соответствии с п. 1 ст. 168 ГК РФ сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой и может быть признана судом недействительной. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке. Так как при зачете передача имущества или перечисление денежных средств отсутствует, суд не сможет принять решение о возврате полученного по сделке. Соответственно, в этом случае цессионарий не получит свое возмещение и его права восстановлены не будут. Стороны будут приведены в первоначальное положение, у должника будет восстановлена задолженность перед цессионарием.

До внесения изменений в главу 2 ГК РФ судебная практика складывалась следующим образом: в случае если должник не был надлежащим образом уведомлен, цессионарий мог взыскать сумму, полученную цедентом от должника, как неосновательное обогащение (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 № 49); если же должник был уведомлен надлежащим образом и не возражал против уступки права требования, то сумма долга могла быть взыскана с должника независимо от наличия исполнения перед цедентом.

1 июля 2014 г. вступил в силу Федеральный закон от 21.12.2013 № 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации». Данный закон внес изменения в части заключения договора цессии.

Статья 390 ГК РФ в новой редакции указывает, что после уступки цедент обязан не совершать никаких действий, которые могут служить основанием для возражений должника против уступленного требования.

В случае, если зачет произошел на основании соглашения о зачете требований между должником и цедентом, то есть с согласия цедента, он является основанием для возражений должника против уступленного требования и является незаконным со стороны цедента.

При нарушении цедентом данных правил цессионарий вправе потребовать от цедента возврата всего переданного по соглашению об уступке, а также возмещения причиненных убытков.

Таким образом, пределы ответственности расширяются. Ранее можно было получить как неосновательное обогащение только то, что было оплачено должником цеденту. Теперь цедент в первую очередь должен возместить все полученное по договору цессии, во вторую — убытки. К таким убыткам может быть отнесена разница между суммой, оплаченной должником, и ценой договора цессии. Следовательно теперь цессионарий, чьи права нарушены, может получить от цедента, злоупотребившего своим правом, возмещение в размере не меньше цены договора цессии.

Так как договор цессии был заключен после вступления в силу Федерального закона от 21.12.2013 № 367-ФЗ, то на отношения сторон распространяются его требования и цессионарий имеет право обращаться к цеденту в судебном порядке в рамках ст. 390 ГК РФ. Требование должно включать в себя требование о возврате цены договора цессии и возмещение убытков. Признавать соглашение о зачете недействительным не требуется.

В случае если зачет был произведен в одностороннем порядке, при наличии уведомления о переводе долга, он не препятствует цессионарию во взыскании задолженности по переданному праву требования по договору цессии и оспаривание зачета также не является обязательным.

Смотрите так же:  Итб-14 приказ 280

Компания-кредитор (далее — цедент) уступила свои права требования по судебному решению к должнику (далее также — ИП) другому обществу (далее — цессионарию) по договору цессии (далее — первый договор). После чего она обратилась в суд с заявлением о замене взыскателя на процессуального преемника (цессионария). Суд первой инстанции заявление удовлетворил. Но должник с этим не согласился и обжаловал решение в апелляции и в кассации. В обоснование позиции ИП указал в том числе то, что он приобрел право требования к цеденту по другому договору цессии (далее — второй договор) и направил в адрес цедента заявление о зачете встречного однородного требования. По мнению должника, обязательство прекращено исполнением, а значит, процессуальное правопреемство невозможно. Но апелляция и кассация с должником не согласились, руководствуясь следующим.

Для перехода к другому лицу прав кредитора, по общему правилу, не требуется согласие должника (ч. 1, 2 ст. 382 ГК РФ). По договору цессии требование переходит к цессионарию в момент заключения договора, на основании которого производится уступка, если законом или договором не предусмотрено иное (п. 1 ст. 389.1 ГК РФ). Стороны первого и второго договоров цессии предусмотрели вступление в силу обязательств со дня подписания сделок, соответственно, 18 июля и 15 сентября 2014 г. Тем самым заявление о замене взыскателя является обоснованным: заключив договор цессии (имеется в виду первый договор), цессионарий с 18 июля 2015 г. стал новым кредитором для должника. Второй договор цессии заключен в сентябре 2014 г. На момент направления должником уведомления о взаимозачете (16 сентября 2014 г.) у цедента уже отсутствовало право требования долга к ИП. Кредитором для должника с 18 июля 2014 г. уже являлся цессионарий, а не первоначальный кредитор — цедент, что исключает зачет взаимных требований должника и цедента в сентябре.

Зачет при уступке: очевидное и неоднозначное

Комментарий к определениям Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 25.09.2015 № 307-ЭС15-6545 и от 18.09.2015 № 308-ЭС15-413.

В настоящем комментарии рассматриваются два дела Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ (далее — Коллегия), в которых возник вопрос о допустимости и условиях зачета при уступке.

1. В одном из этих дел (№ А13-1513/2014) общество «Евросити» (подрядчик) выполняло для АО «Северсталь» (заказчик, должник) работы по установке оборудования для стирки и сушки (договор № СР3095). Стиральные и сушильные машины подрядчику для этих целей поставило ООО «Вектор», перед которым у общества «Евросити» образовалась задолженность в размере 388 219 руб. Подрядчик (цедент) уступил ООО «Вектор» (цессионарий) право требования с АО «Северсталь» оплаты по договору № СР3095, последнее было уведомлено о состоявшейся уступке. В ответ на требование цессионария оплатить задолженность АО «Северсталь» сослалось на еще один договор с обществом «Евросити» (№ СР2361), по которому подрядчику была начислена неустойка за просрочку выполнения работ, и заявило о зачете указанных требований и полном прекращении взаимных обязательств. В связи с отказом АО «Северсталь» от добровольной оплаты задолженности цессионарий обратился в суд с иском о ее принудительном взыскании.

Суд первой инстанции исходил из того, что к моменту получения АО «Северсталь» уведомления о переходе к ООО «Вектор» требования оплаты результата работ по договору № СР3095 должник имел встречное требование к первоначальному кредитору (обществу «Евросити») по оплате неустойки по другому договору подряда и воспользовался правом произвести зачет, но уже в отношении требования нового кредитора (цессионария). Поэтому в силу ст. 412 ГК РФ зачет был признан судом правомерным, однако из-за корректировки судом зачитываемой суммы неустойки иск был удовлетворен частично.

Апелляционный и окружной суды не согласились с подобным подходом, указав, что положения ст. 382, 386, 412 ГК РФ применены судом первой инстанции без учета разъяснений, данных в п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120. Поскольку между сторонами договора цессии не совершалась сделка по переводу долга на цессионария (ООО «Вектор»), общество «Евросити» (цедент) продолжает быть обязанным по договору подряда № СР2361. ООО «Вектор» не является участником этого договора, не обязано выполнять работу за общество «Евросити» и уплачивать за него неустойку. Констатировав в связи с этим отсутствие оснований для зачета требований, апелляция и кассация отменили решение суда первой инстанции и взыскали с АО «Северсталь» всю задолженность.

Определением Коллегии от 25.09.2015 № 307-ЭС15-6545 постановления апелляционного и окружного судов были отменены, решение суда первой инстанции оставлено в силе.

Позиция Верховного Суда, на наш взгляд, верна и заслуживает поддержки. В силу положений ст. 410 ГК РФ по заявлению должника обязательство может быть прекращено полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо не указан или определен моментом востребования.

В качестве исключения из общего правила встречности зачитываемых требований ст. 412 ГК РФ предоставляет должнику право зачесть против требования нового кредитора (цессионария) свое требование к прежнему кредитору (цеденту). При этом требование должника, которое предъявляется к зачету, конечно, не является встречным по отношению к новому кредитору. Однако, устанавливая подобное изъятие, закон руководствуется общим принципом цессионного права — недопустимостью ухудшения положения должника в результате уступки. По мнению ВС РФ, этот принцип является логическим продолжением идей равенства участников гражданских отношений, свободы договора, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав (п. 1 ст. 1 ГК РФ). Поскольку должник имел право на зачет до совершения уступки и получения уведомления о последней, уступка, совершаемая без его согласия, не должна лишать его такого права[1].

В соответствии с предписаниями абз. 2 ст. 412 ГК РФ должник вправе зачесть против цессионария те требования в отношении цедента, которые были способны к исполнению к моменту получения должником уведомления об уступке. Это означает, во-первых, что требования должника должны возникнуть по основаниям, существовавшим до этого. При этом законодатель не ограничивает возможные основания таких требований, допуская предъявление к зачету не только требований, вытекающих из того же договора, что и требование кредитора, но и других договорных и внедоговорных требований. Тем самым закон, по сути, возлагает на цессионария (нового кредитора) риск возникновения обстоятельств, о существовании которых в момент уступки он объективно не знал и не должен был знать. Вполне возможна ситуация, когда новому кредитору может быть неизвестно о наличии у должника права на прекращение обязательства в целом или его части зачетом. Однако в этом нет ничего экстраординарного. В природе всякого производного приобретения прав (правопреемства), в том числе приобретения требований путем цессии, заложено их обременение недостатками, о которых приобретатель может и не догадываться. Сама же проблема такого риска достаточно адекватно решается за счет возложения на отчуждателя ответственности (в рамках ст. 390 ГК РФ)[2] за прекращение переданного требования вследствие осуществления должником права на зачет. А потому новый кредитор, приобретший такое требование, может компенсировать свои потери за счет контрагента (цедента).

Во-вторых, способными для зачета являются только те существующие требования, срок исполнения которых наступил до момента получения уведомления либо не указан или определен моментом востребования. Поскольку в рассматриваемом деле к моменту получения АО «Северсталь» уведомления об уступке обязанность общества «Евросити» выплатить неустойку по договору № СР2361 существовала, должник правомерно противопоставил требованию ООО «Вектор» (нового кредитора) заявление о зачете его требования, имевшегося к обществу «Евросити» (прежнему кредитору). Таким образом, все условия, необходимые для проведения зачета, должником (АО «Северсталь») были соблюдены.

Ссылка же апелляционного и окружного судов на разъяснения, изложенные в информационном письме Президиума ВАС № 120, крайне сомнительна. Приведенный в п. 6 этого письма казус не имеет ничего общего с обстоятельствами рассматриваемого дела, что верно подчеркнула Коллегия.

Комментируемое определение содержит и еще один крайне важный для оборота вывод. В рамках рассматриваемого дела Верховный Суд прямо допустил принципиальную возможность зачета притязания на уплату неустойки против требования о выплате основного долга. Такая позиция ранее уже высказывалась высшими судебными инстанциями. Так, Президиум ВАС РФ в постановлениях от 19.06.2012 № 1394/12 и от 10.07.2012 № 2241/12 уже указывал на ошибочность суждения о невозможности зачета встречных требований о взыскании долга и неустойки и на отсутствие запрета такого зачета в действующем российском законодательстве. Отрадно, что этот подход разделяет и Верховный Суд. Хочется надеяться, что комментируемое определение окончательно расставило все точки над i в данном вопросе, и спекуляции относительно неоднородности подобных требований, а равно о необходимости дополнительной предпосылки для зачета — бесспорности, будут прекращены.

2. Обстоятельства другого комментируемого дела (№ А32-27972/2013) таковы.

Между ООО «Южная торговая компания» (поставщик) и обществом «Тандер» (покупатель) в январе 2012 г. был заключен договор, по условиям которого поставщик обязался по заказу производить и поставлять продукцию, а покупатель обязался принимать и оплачивать ее на условиях, определенных договором. При достижении определенного объема закупок договором предусматривалась уплата покупателю премии, которую последний мог «самостоятельно удерживать из суммы, подлежащей уплате за поставленный товар».

В дальнейшем поставщик заключил с Металлинвестбанком (банк, фактор) генеральный договор об общих условиях финансирования под уступку денежного требования (факторинг), по условиям которого поставщик уступал фактору денежные требования к своим дебиторам. Согласно условиям договора факторинга в течение срока его действия любое денежное требование к любому из дебиторов поставщика переходило к фактору в момент подписания последним заявки поставщика на предоставление финансирования, предусмотренного договором. Одним из дебиторов поставщика являлось общество «Тандер», которое в апреле 2012 г. было уведомлено поставщиком и банком о необходимости оплачивать все поставки по договору и о том, что надлежащим кредитором по уступленным денежным требованиям является банк, а «сумма, уплачиваемая по уступленным денежным требованиям, не может быть уменьшена на сумму встречных требований к поставщику». В мае 2013 г. согласно соответствующим заявкам поставщик уступил фактору право требования к обществу «Тандер» по 15 товарным накладным за май 2013 г. на сумму 2,66 млн руб. и получил от фактора финансирование.

Обратившись с соответствующим требованием к покупателю, банк получил от последнего лишь 36 тыс. руб. В удовлетворении иска банка о взыскании оставшейся суммы задолженности Арбитражным судом Краснодарского края было отказано. Эту позицию поддержали апелляционный и окружной суды. При этом они сослались на то, что предусмотренное договором поставки «удержание» покупателем суммы премии является не зачетом, а иным способом прекращения обязательств, возможность установления которого вытекает из принципа свободы договора и предписаний ст. 407 ГК РФ. В обоснование такого подхода суды апеллировали также к практике Президиума ВАС РФ (постановлениям от 10.07.2012 № 2241/12 и от 07.02.2012 № 12990/11).

Смотрите так же:  Развод как начать жить заново

Определением Коллегии от 18.09.2015 № 308-ЭС15-413 постановления нижестоящих судов были отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При этом Верховный Суд указал на необходимость применения к отношениям сторон предписаний п. 1 ст. 832 ГК РФ. Поскольку в рассматриваемом деле встречные требования покупателя наступили после его уведомления об уступке требования банку, а кроме того, в уведомлении прямо содержался запрет на зачет, Коллегия сочла право покупателя «на зачет задолженности за товар путем удержания из нее суммы премии» утраченным.

Это определение вызывает множество вопросов, вследствие чего дать его однозначную оценку крайне тяжело.

Во-первых, в основе подхода Верховного Суда лежит безапелляционное суждение о природе предусмотренного договором поставки «удержания суммы премии из причитающейся оплаты» как зачета. К сожалению, не имея доступа ко всем материалам дела, мы лишены возможности однозначно оценить эти договорные условия. Отметим лишь, что никаких аргументов, опровергающих возможность квалификации этих положений договора как механизма определения цены товара либо как особого способа прекращения обязательства (на чем настаивали нижестоящие суды), Коллегия не привела.

Во-вторых, Верховный Суд не оценил правовую природу договора поставки и выдаваемых на его основании заявок покупателя, а также договора факторинга и заявок на получение финансирования. Вместе с тем, если признать, что договор поставки и договор факторинга являются лишь рамочными (а такая квалификация принципиально возможна), возникают вопросы о допустимости уведомления должника (в апреле 2012 г.) до возникновения требования (в мае 2013 г.?) и/или до совершения уступки (в мае 2013 г.?) и значении такого уведомления. Эти вопросы требуют детального анализа и способны поколебать вывод об отсутствии у покупателя права на зачет.

В-третьих, Коллегия проигнорировала и необходимость телеологического толкования предписаний ст. 832 ГК РФ. Вопрос о характере этих правил и их соотношении с общими положениями о зачете при уступке (ст. 412 ГК РФ) достаточно сложен и неоднозначен. И если ограничение зачетоспособных требований должника при факторинге только требованиями, основанными на договоре, из которого возникает уступленное право, еще можно объяснить[3], то буквальное восприятие словосочетания «которые уже имелись у должника ко времени, когда им было получено уведомление» (ст. 832 ГК РФ) в противовес возникшим «по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления» (ст. 412 ГК РФ) совершенно неоправданно, нарушает интересы должника и не имеет аналогов ни на уровне национального, ни на уровне международного регулирования.

В-четвертых, абсолютно неверным представляется вывод Коллегии о недопустимости зачета запретом, содержащимся в уведомлении об уступке. Одностороннее волеизъявление фактора или цедента, а равно заключенный между ними договор не способны определять правовое положение должника, а тем более лишить последнего права на зачет.

Комментарий также опубликован в Вестнике экономического правосудия, № 11 за 2015 год.

[1] Эта идея является настолько очевидной и общепризнанной, что отражена практически во всех национальных правопорядках (напр., § 406 Германского гражданского уложения, art. 169 Швейцарского обязательственного закона, art. 6:130 Гражданского кодекса Нидерландов), а также в наднациональных унификациях (ст. 9.1.3 (2) Принципов УНИДРУА, ст. 11:307 (2) Принципов Европейского договорного права, ст. III.-5:116 (3) Модельного регламента европейского частного права).

[2] «Недействительность требования», за которую по правилам ст. 390 ГК РФ цедент отвечает перед цессионарием, включает в себя и случаи, когда уступленное требование может быть уничтожено осуществлением права должника на зачет (см.: Вошатко А.В. Договор уступки требования: дис. … канд. юрид. наук. Ярославль, 2009; Новоселова Л.А. Комментарий к Обзору практики рассмотрения споров, связанных с уступкой требования // Вестник ВАС РФ. 2008. № 1. С. 4–37). Такое основание ответственности цедента специально подчеркивается в большинстве международных унификаций (например, ст. 9.1.15 (е) Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА, ст. 11:204 (а) Принципов Европейского договорного права, ст. III.- 5:112 (d) Модельного регламента европейского частного права).

[3] См., напр.: Новоселова Л.А. Сделки уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг. М., 2004; Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Часть вторая / под ред. А.П. Сергеева. М., 2010 (автор комментария — А.А. Павлов). Иное мнение см.: Вошатко А.В. Зачет при уступке требования // Очерки по торговому праву. Вып. 13. Ярославль, 2006. С. 63–64.

Зачет взаимных требований

Вопрос-ответ по теме

По договору уступки права (требования) меняется кредитор, можно ли предусмотреть в договоре то, что новый кредитор и старый кредитор осуществляют уступку права не путем перечисления на р/с нового кредитора, а путем зачета взаимных требований (при условии, что между ними есть какой-нибудь договор, на основании которого у нового кредитора имеется задолженность) и можно ли предусмотреть, что и должник отдаст долг новому кредитору тоже путем зачета взаимных (встречных) требований? Потому что при заключении договора перевода долга такое нельзя (ст. 392 ГК РФ), будет ли эта статья применима и к договору уступки права (требования)? Можно ли при заключении договора цессии при расчете между цедентом и цессионарием применить зачет взаимных требований.

Законом это не запрещено. Поэтому стороны могут осуществить зачет встречных требований при уступке права (требования), в том числе путем заключения отдельного соглашения.

Соответственно если после уступки права (требования) у цессионария и должника будут иметься встречные однородные требования, стороны также могут осуществить их зачет.

Правила, установленные ст. 392 ГК РФ и применяемые при переводе долга, к отношениям, связанным с уступкой права (требования), не применяются.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

«Условия, при которых возможен зачет встречных требований

Зачет встречных требований как способ прекращения обязательств требует наличия следующих условий.

Во-первых, предъявляемые к зачету требования должны быть встречными. Это значит, что кредитором по одному из требований должен быть должник по требованию, в отношении которого осуществляется зачет. Например, если арендатор и арендодатель по одному договору являются соответственно продавцом и покупателем по другому договору, то покупатель может зачесть стоимость приобретаемого товара в счет арендных платежей.

Во-вторых, предъявляемые к зачету требования должны быть однородными, если иное не предусмотрено соглашением сторон. Это значит, что их предметом должно быть по общему правилу имущество, которое обладает сходными родовыми признаками.

Требования, предъявляемые к зачету, могут:

  • вытекать из одного и того же обязательства (например, требование арендодателя о погашении задолженности по арендной плате и требование арендатора о возмещении стоимости произведенного капитального ремонта арендуемого помещения);
  • вытекать из обязательств одного вида (например, из обязательств по оказанию услуг: требование об оплате юридических услуг и требование об оплате медицинских услуг);
  • вытекать из обязательств различного вида (например, требование подрядчика к банку о взыскании стоимости выполненных работ и требование банка по уплате процентов за пользование кредитом; требование покупателя к продавцу о возврате предварительной оплаты за товар и требование продавца к покупателю по оплате транспортных расходов).

Как разъяснил Пленум ВАС РФ, норма статьи 410 Гражданского кодекса РФ носит диспозитивный характер. Поэтому закон не запрещает сторонам заключить соглашение, в котором они могут изменить отдельные предпосылки прекращения обязательств зачетом. Это означает, что стороны в соглашении могут договориться о зачете и неоднородных требований (например, требования об уплате долга и обязательства по предоставлению кредита). Такие разъяснения содержатся в абзаце 4 пункта 4 постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах».

Однако нужно иметь в виду, что это может касаться только соглашения сторон о зачете, а не односторонней сделки по зачету по заявлению одной из сторон обязательства. Кроме того, к таким разъяснениям нужно подходить осторожно, поскольку практика их применения еще не сложилась.

В-третьих, срок исполнения каждого из предъявляемых к зачету обязательств на момент заявления о зачете должен уже наступить, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Применительно к зачету встречных требований срок исполнения можно считать наступившим в следующих случаях (ст. 410 ГК РФ):

  • в обязательстве указан определенный срок его исполнения, и этот срок уже наступил;
  • срок исполнения в обязательстве не указан;
  • срок исполнения обязательства определен моментом востребования.

Если заявление о зачете сделать до того, как наступит срок исполнения одного из обязательств, предъявляемых к зачету, то такое заявление не будет иметь правовых последствий и обязательства зачетом не прекратятся (п. 18 информационного письма № 65).

В то же время в законе могут предусматриваться случаи, когда допускается зачет встречных однородных требований, срок исполнения которых (или срок исполнения одного из них) не наступил. Такие правила установлены в статье 410 Гражданского кодекса РФ. Однако в настоящее время таких случаев в законе нет, а потому практика применения такого правила еще не сложилась.*

В-четвертых, по каждому из требований, предъявляемых к зачету, не должен истечь срок исковой давности (абз. 5 ст. 411 ГК РФ).

В-пятых, между контрагентами не должно быть спора в отношении какого-либо из предъявляемых к зачету требований. Это значит, что обязательство нельзя предъявить к зачету в следующих случаях.

1. Если одна из сторон обратилась к своему контрагенту с претензией, в которой оспаривает существующее обязательство. Такую претензию можно направить в ответ на полученное от контрагента заявление о зачете. В претензии необходимо указать, с каким именно требованием организация не согласна и по каким именно основаниям. Зачет будет возможен только после того, как стороны урегулируют все разногласия. Если этого не произойдет, то сторона, направившая заявление о зачете, сможет обратиться с таким требованием в суд, но не сможет осуществить зачет в одностороннем порядке.

2. Если к лицу, имеющему право заявить о зачете, предъявлен иск об оспаривании предъявляемого к зачету обязательства. В этом случае обязательство, существующее между истцом и ответчиком, не может быть прекращено зачетом встречного однородного требования в одностороннем порядке. Обязательство, являющееся предметом судебного спора, может быть прекращено зачетом лишь при рассмотрении встречного иска или при предъявлении самостоятельного иска (п. 1 информационного письма № 65).

3. Если суд вынес решение по спору. После принятия судом судебного акта по спору в отношении обязательства зачет встречных требований должника и взыскателя возможен только в рамках исполнительного производства при условии наличия встречных исполнительных листов (п. 2 информационного письма № 65, постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 3 февраля 2011 г. по делу № А33-10427/2008)».

108shagov.ru. Все права защищены. 2019