Церковный налог понятие

Фото: Василий Шапошников/Коммерсантъ

Узнать, сколько на самом деле в России верующих (а значит, и чувства скольких людей могут быть ненароком оскорблены), очень просто. Для этого нужно воспользоваться прогрессивным западным опытом и ввести в России налог на церковь. Этот налог должны будут платить все граждане, относящие себя к какой-либо конфессии. Неплательщики верующими не считаются, к таинствам и обрядам не допускаются, что абсолютно логично: не заплатил за услугу — значит, не можешь ею пользоваться. Веруешь — содержи свою церковь. Не хочешь платить — предоставь официальное заявление о выходе из конфессии с копией в налоговые органы.

Примерно так церковный налог и действует в разных странах.

Германия

В Германии нет государственных религий, однако множество религиозных организаций действуют в рамках так называемых публично-правовых корпораций. Этот статус, по реестру МВД ФРГ, имеет 40 церковных структур. Среди них, помимо традиционных для Германии католической и разных лютеранских церквей, — православные, меннониты, адвентисты седьмого дня, мормоны и четыре еврейские организации. Все они имеют право на церковный налог. Дело в том, что помимо подоходного налога верующие платят еще 8-9% от его суммы. Эти 8-9% и есть церковный налог. Государство выступает в роли кассового аппарата: оно собирает налог и передает его церкви, причем конкретно той, к которой принадлежит налогоплательщик. На малоимущих, атеистов и последователей религиозных течений, не вошедших в «список сорока», церковный налог не распространяется.

Далеко не все верующие выдерживают проверку евро. Например, в последние кризисные годы объем налоговых поступлений в бюджет католической общины Германии сократился. Только в 2010 году 181 тыс. немцев официально покинули лоно церкви и тем самым освободили себя от дополнительного налогового бремени. Чтобы переломить тенденцию, в сентябре 2012-го немецкое католическое духовенство издало декрет, согласно которому церковь отказывает всем неплательщикам в исповеди, причастии и посмертном отпевании.

Финляндия

С начала 2012 года Евангелическо-лютеранская церковь (ЕЛЦ) Финляндии лишилась 20 тыс. прихожан (всего в ЕЛЦ более 4,2 млн человек). Причины те же, что и в Германии: верующие отказываются платить церковный налог, который сейчас составляет 1-2% от дохода (в зависимости от муниципалитета). Тысячи финнов предпочли Богу телевизор: как предполагается, массовые переходы верующих в неверующие вызваны введением в стране нового налога на общественное телевидение (0,69% от дохода). По прогнозам онлайн-сервиса Eroakirkosta.fi, на котором финны официально объявляют о своем выходе из церкви, до конца года от уплаты церковного налога откажется еще около 20 тыс. человек. Кроме ЕЛЦ, государственной церковью Финляндии является Православная церковь (автономная церковь Константинопольского патриархата, прихожанами числятся 1,1% финнов). Официальных данных о сокращении числа православных в стране пока нет.

Дания

В Дании государственной является Евангелическо-лютеранская церковь, возглавляемая монархом. Государство само финансирует церковь (господдержка составляет около 14% церковного бюджета). Кроме того, верующие из всех зарегистрированных в стране религиозных объединений платят церковный налог — 0,44-1,5% от годового дохода. Эти средства адресно направляются в те церкви, к которым принадлежат верующие. На священнослужителей возложены обязанности по управлению большинством кладбищ, регистрации браков (в том числе и однополых), рождений, смертей и ведению статистического учета прихожан.

Швеция

В Швеции любое религиозное объединение может направить запрос о регистрации в государственные органы и после этого получать церковный налог со своих прихожан. Сейчас свой бюджет таким образом формируют и мусульмане, и иудеи, и католики, и лютеране разных течений. Финансирование осуществляется через один из департаментов министерства культуры. Размер церковного налога в Швеции не превышает 1-2% от дохода верующего лица. Кстати, до 2000 года Лютеранская церковь была в Швеции государственной, а после ее отделения от государства более 500 тыс. прихожан решили не платить налог и покинули церковь.

Исландия

Приходской налог в Исландии обязаны платить все налогоплательщики с 16 лет. И верующие, и неверующие платят по 8376 исландских крон ($68) в год. Эти отчисления формируют почти половину доходов Церкви Исландии и составляют почти 1,63 млрд крон ($14,2 млн). Еще 845 млн крон ($7,3 млн) обеспечивает налог на кладбища, оператором которых является все та же Церковь Исландии. А церковный налог, который платят атеисты, идет на финансирование Университета Рейкьявика (правда, по некоторым свидетельствам, не всего Университета, а только его теологического факультета).

Греция

В отличие от всех вышеперечисленных стран, в Греции нет церковного налога. Здесь православная церковь имеет статус государственной и пользуется многочисленными налоговыми преференциями, которых нет ни у одной другой религиозной структуры в стране. 9 тыс. православных священников состоят на госслужбе и получают официальную зарплату. Государство оплачивает церковные мероприятия, содержит храмы, за свой счет обучает новых священников. При этом собственные доходы Греческой православной церкви абсолютно непрозрачны, что роднит ее с Русской православной церковью.

Если в Греции государство открыто берет на себя практически всю заботу о православной церкви, то в России постепенное огосударствление РПЦ пока официально не признается. Очевидно, что государство тратит на церковь немало, но ни собственный бюджет РПЦ, ни количество средств, выделяемых на нее государством, доподлинно неизвестны. А ведь так легко можно было бы сделать церковный бюджет прозрачным! Достаточно воспользоваться западным опытом и ввести в России церковный налог.

Это были бы огромные деньги. По данным ВЦИОМ, на которые любит ссылаться РПЦ, 75% граждан России считают себя православными. Это больше 80 млн человек работоспособного населения. При среднемесячной заработной плате в 27 219 руб. (по данным Росстата на июль) и двухпроцентном церковном налоге РПЦ получала бы со своих верующих больше 40 млрд рублей в месяц, или 500 млрд рублей в год ($16 млрд).

Здесь есть, правда, одна опасность. Может случиться, что, как и некоторые европейцы, православные граждане не выдержат проверку рублем и окажется, что на самом деле в России истинно верующих гораздо меньше, чем принято считать. Но ведь горькая правда всегда лучше сладкой неопределенности, не так ли?

Материалы по теме

Неделю представляют сибирский кот, бельгийские полицейские и случайная прохожая.

Гнать таких с НТВ!

О недостаточном профессионализме отдельных журналистов НТВ, подрывающих высокий авторитет федерального телеканала.

Общественная палата хочет убрать из воинской присяги слово «клянусь», так как Евангелие запрещает клясться. Openspace напоминает, что богопротивное слово встречается и в других присягах.

Илья Дронов: патриарха вводить в ЖЖ бесполезно

Руководитель LiveJournal Russia Илья Дронов рассказал Openspace, станет ли ЖЖ православным и опасаются ли в компании цензуры со стороны властей

Доклад об итогах тотальной декощунизации

Все, кто мог, уже оскорбились.

Читатель-агностик об РПЦ

Опрос Openspace: что оскорбляет ваши религиозные чувства?

К вопросу о глумлении над святынями.

Пластик, трубы и древние фрески

Празднование 1150-летия российской государственности оказалось губительным для российской духовности.

Откуда берутся атеисты и во что верят они.

Без меня меня&nbspкрестили

Что общего у Николая Валуева и «Бурановских бабушек».

Налоги и религиозные организации в истории России

Налоговая политика является одним из рычагов государственного управления. Смягчая или ужесточая налоги в той или иной области государство, тем самым косвенным образом воздействует на развитие той или иной сферы общественной жизни. На протяжении истории России налоговая политика государства в религиозной сфере также играла определенную роль в развитии религиозной жизни в стране. В разные периоды государство либо стимулировало и поощряло деятельность религиозных объединений с помощью особого порядка налогообложения и системы налоговых льгот (дореволюционный период), либо напротив, сильно ужесточая налоговое бремя на религиозные объединения, стремилось подавить религиозную жизнь в стране (советский период).

В настоящее время государство стремится строить партнерские отношения с религиозными объединениями и является заинтересованным в возрождении духовной жизни в России. Поэтому сейчас налоговая политика государства строится во многом с учетом дореволюционной практики. Вместе с тем, с принятием Налогового кодекса налоговое бремя в отношении религиозных объединений было несколько ужесточено по сравнению с российским налоговым законодательством начала 1990-х годов. По отдельным налогам (налог на землю, налог на имущество) льготы для религиозных объединений были отменены, по некоторым другим, льготы изначально не предусматривались Налоговым кодексом, но позднее были введены в связи с обеспокоенностью религиозных объединений. Речь идет о льготе, прежде всего по налогу на прибыль. Далее будут подробно рассмотрены исторические этапы налоговой политики, начиная с первых государственных актов в этой области и заканчивая современными реформами в налоговой сфере.

Налоговая политика государства в отношении религиозных объединений в дореволюционный период

В первые века своего существования Церковь нуждалась в государственной поддержке, и поэтому государство не взимало с Церкви никаких податей, а наоборот, финансировало ее. Однако постепенное приобретение земельных угодий вводило и крестьян церковных земель, и церковно- и священнослужителей в круг лиц, подвергаемых налоговому бремени.

Как видим, изначально налогообложению подлежала сельскохозяйственная деятельность Церкви. Речь не шла об обложении культовой деятельности. Облагалась земля, крестьяне и сами церковно- или священнослужители только в том случае, если они имели свои дома на «черной» земле.

Смотрите так же:  Ст экспертиза компания

Как видим, и в XVII веке ситуация мало изменилась: по-прежнему налог с Церкви представлял собой налог с церковных земель. Дополнительные сборы с архиереев носили лишь добровольный характер и не имели цель обложить налогом культовую деятельность.

Подати в пользу казны собирались в XVII веке силами церковных учреждений, но ситуация изменилась с началом царствования Петра I.

С учреждением Святейшего Синода Монастырский приказ стал Синодальным учреждением и был переименован в Камер-контору. Ей было поручено взимать государственные подати с церковных имений и передавать их вместе с отчетами Камер-коллегии и Штатс-конторе. Штатс-контора – это был государственный орган, следивший за государственными расходами, Камер- коллегия следила за государственными доходами. Оба этих государственных учреждения были вышестоящими по отношению к синодальной Камер-конторе.

В результате увеличивалась сумма недоимок, которая так возросла при Анне Иоановне, что по Указу последней было решено создать Доимочную канцелярию, которая самым нещадным образом «добирала» недостающие суммы как со светских, так и с имений религиозных организаций. В объекты сборов включалась зачастую даже церковная утварь, что вызывало протест русских архиереев.

При Елизавете Петровне на расходы церковных учреждений устанавливались штаты, т.е. определенные суммы денег, поступавшие от доходов с церковных имений. Средства должны были расходоваться на церковные нужды, а также на содержание инвалидов, в связи с чем Церковью должны были возводиться инвалидные дома. Все излишки денежных средств, остававшиеся от этих расходов должны были поступать в государственную казну.

Начиная с Петра III уже не Церковь платила налоги со своих имуществ в государственную казну, а государство, присвоив себе церковные имения, получала с их доход и из этих средств выплачивала содержание духовенству. Однако с возвращением Церкви прав на приобретение земельной собственности с крестьянами естественно эти земли облагались налогом. Нам, однако, известно, что согласно Указам Александра I 1808, 1811 и 1821 годов, церковное землевладение пользовалось налоговыми привилегиями и освобождалось от военного постоя.

В целом, налоговая политика государства в отношении инославных и иноверных исповеданий с момента их появления в России и до конца XIX века во многом повторяла налоговый режим в отношении Православной Церкви.

Как видно, религиозные объединения пользовались устройством доходных домов с целью получения выгода для обеспечения своей основной деятельности. Естественно эта коммерческая деятельность облагалась государственным налогом. Однако в то же время производство предметов богослужебных предметов и религиозной литературы освобождалось от налогообложения.

Говоря об общих принципах налогообложения религиозных объединений в дореволюционный период, можно прийти к следующим выводам. На протяжении всей досоветской истории культовая деятельность как таковая была освобождена от каких-либо обложений. Напротив, государство взяло на себя функцию обеспечения необходимых материальных нужд религиозных объединений преимущественно путем предоставления сельскохозяйственных земель. По мере роста землевладения религиозных объединений увеличивались объемы податей в казну с крестьянских дворов, расположенных на землях религиозных объединений. Кроме того, любые хозяйственные субъекты, созданные по инициативе религиозных объединений в более поздний период, ее коммерческие проекты, не связанные с культовой деятельностью облагались на общих основаниях. Во многом эта ситуация повторяется и в действующем российском законодательстве, когда хозяйственные общества, созданные религиозными организациями облагаются налогами на общих основаниях. Обратимся теперь к налоговой политике советского времени.

Давление на религиозные объединения усилилось в годы правления Н.С. Хрущева. Это выразилось в конкретных действиях советского руководства, в принятии соответствующих правовых актов, направленных на ослабление духовного влияния и материального состояния религиозных объединений. Так, 4 октября 1958 года «ЦК принял секретное постановление под длинным названием «О записке отдела пропаганды и агитации ЦК КПСС по союзным республикам «О недостатках научно-атеистической пропаганды», которое обязывало партийные, комсомольские и общественные организации развернуть пропагандистское наступление на «религиозные пережитки» советских людей. Государственным учреждениям предписывалось осуществить мероприятия административного характера, направленные на ужесточение условий существования религиозных общин.

В постановлении Совета Министров СССР от 16 марта 1961 года «Об усилении контроля за выполнением законодательства о храмах» предусматривалось ужесточение налогов на религиозные общины; не только приходские священники, как это было прежде, но и все церковнослужители должны были облагаться налогом по драконовской 19 статье указа Президиума Верховного Совета СССР от 30 апреля 1943 года «О подоходном налоге с населения». [15] Согласно Постановлению Совета Министров СССР «О порядке обложения налогами служителей религиозных культов» от 3 декабря 1943 года №2584 (в редакции постановления Совета Министров СССР от 13 марта 1963 года №284),служители религиозных культов по доходам от совершения религиозных обрядов, получаемых от епархии, прихода или непосредственно от верующих, как в денежной, так и в натуральной форме, а также по доходам от строений и сельского хозяйства, как в городских поселениях, так и в сельских местностях, облагались подоходным налогом в порядке ст.19 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 30 апреля 1943 года «О подоходном налоге с населения». Служители религиозных культов, проживавшие в сельской местности, привлекались к участию в самообложении сельского населения в порядке п. «г» ст.7 Постановления ЦИК и СНК СССР от 11 сентября 1937 года «О самообложении сельского населения» в размере 150 рублей. Граждане, имевшие доходы от совершения религиозных обрядов, но не являвшиеся служителями религиозных культов, облагались по доходам от совершения религиозных обрядов во всех случаях подоходным налогом в порядке ст.19 Указа об этом налоге, а по остальным доходам соответственно подоходным или сельскохозяйственным налогом на общих основаниях с другими гражданами. Члены исполнительных органов (церковных советов) религиозных обществ по доходам, получаемым от религиозных обществ, облагались также по ст.19 Указа. Лица, работавшие в религиозных организациях по трудовым договорам, заключенным при участии профсоюзных органов, на которых в связи с этим распространялось действовавшее законодательство о труде, облагались подоходным налогом в порядке, предусмотренном ст.5 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 30 апреля 1943 года «О подоходном налоге с населения», на одинаковом основании со всеми рабочими и служащими [16] .

Ослабление налогового бремени наступило для религиозных объединений только со сменой политического режима и принятием нового налогового законодательства в начале 90-х годов.

Обращаясь к истории советского времени, следует отметить, что под налоговой политикой государства в отношении религиозных объединений и служителей культа лежала мощная идеологическая основа. Посредством жестокого налогового бремени государство пыталось материально задушить религиозную жизнь в стране. Практика обложения культовой деятельности берет свое начало именно в советские годы.

Положения российского налогового законодательства начала 90-х годов и нормы ныне действующего Налогового кодекса в целом, учитывали и учитывают специфику деятельности религиозных организаций. Тем не менее, как мы уже отмечали, с принятием Части второй Налогового кодекса имели место попытки обложить религиозные организации рядом налогов, в частности, налогом на прибыль, что противоречило некоммерческой природе религиозных организаций. До принятия Части второй Налогового кодекса российское налоговое законодательство содержало ряд льгот для религиозных организаций, и они не являлись плательщиками целого ряда налогов. В то же время, предпринимательская деятельность религиозных организаций, а также хозяйственные общества, созданные ими для получения прибыли, необходимой для нужд религиозных организаций, облагались всеми необходимыми налогами на общих основаниях. Это не противоречило ни дореволюционной практике, ни принципам и характеру деятельности религиозных организаций, ни нормам принятого в 1997 году Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях». Согласно статье 23 этого закона религиозные организации вправе осуществлять предпринимательскую деятельность и создавать собственные предприятия в порядке, устанавливаемом законодательством Российской Федерации.

Введение в действие Части второй Налогового кодекса РФ отменило целый ряд прежних законов в сфере налогообложения. С 1 января 2002 года порядок исчисления и уплаты налога на прибыль организаций стал регулироваться главой 25 «Налог на прибыль организаций» НК РФ. В соответствии со статьей 246 Налогового кодекса налогоплательщиками налога на прибыль организаций признавались российские организации, иностранные организации, осуществляющие свою деятельность в Российской Федерации через постоянные представительства и (или) получающие доходы от источников в Российской Федерации. Следовательно, религиозные организации подпадали под действие данного налога. Однако, поправки, внесенные в кодекс в мае 2002 года, освободили религиозные организации от уплаты данного налога.

В настоящее время не решен вопрос о предоставлении религиозным организациям льгот по налогу на имущество на федеральном уровне. Религиозные организации облагаются этим налогом наряду с коммерческими предприятиями на общих основаниях. Так, освобождается от обложения данным налогом только имущество религиозного назначения, например, здания храмов. В то же время все остальное имущество – дом причта, хозяйственные постройки и подсобные помещения, автомобили и др. налогом облагаются. Следует отметить, что действовавший до введения Части второй Налогового кодекса Закон «О налоге на имущество предприятий» освобождал религиозные организации от уплаты данного налога. Таким образом, решение вопроса о предоставлении льгот религиозным объединениям по налогу на имущество был оставлено на усмотрение региональной власти, поскольку они согласно ст.372 НК РФ имеют право на предоставление дополнительных льготы по этому налогу. В результате в ряде регионов обложение всего имущества религиозных организаций данным налогом было отменено. Так, например, законодательными собраниями Москвы и Московской области, ряда других регионов были приняты законы, полностью освободившие религиозные организации от уплаты налога на имущество. Не решен положительно и вопрос о льготе по налогу на землю.

Смотрите так же:  Беляева о.а предпринимательское право учебное пособие

В целом, следует отметить, что когда принимаются меры по усилению налогового бремени в отношении религиозных организаций, в частности, по налогу на имущество или по налогу на прибыль, да и по иным налогам, упускается из вида специфика религиозных организаций, существующих преимущественно на пожертвования верующих. Кроме того, данные меры государства не соответствуют историческому опыту России, основным принципам налогообложения религиозных объединений в России, а также положениям действующего российского законодательства, признающим некоммерческую природу религиозных организаций.

На протяжении всей истории России, за исключением советского периода, религиозные организации были освобождены от уплаты большинства налогов, а об обложении их культовой деятельности вопрос вообще никогда не поднимался. Наконец, следует отметить, что увеличение налогового бремени в отношении религиозных объединений препятствует реализации их уставной деятельности, требующей значительных материальных затрат.

[1] Макарий (Булгаков), митр. История Русской Церкви. Книга IV. Ч.2. М.: Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1996. С.144

[2] Макарий (Булгаков), митр. История Русской Церкви. Книга VI. М.: Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1996. С.380

Церковный налог для верующих.

ты недопонимаешь
есть такое понятие — родина
вот наше русское православие и скрепляет нашу русскую родину
а что там у греков и румын — да нам пофиг, это не наша родина

bell2 (bell2) писал(а) в ответ на сообщение :

ну, критерий, в принципе, у тебя правильный
только ты забываешь что в России не православные у тебя в гостях, а ты в гостях у православных
посему со своим уставом в чужой монастырь не суйся, чревато, опасно для тебя, гостя

bell2 (bell2) писал(а) в ответ на сообщение :

В интернете довольно много роликов на тему отъевшихся жиробесов в рясах :

Иисус Христос под словом «церковь» имел ввиду, то, что мы сегодня называет коммунизмом. Это видно из Нового Завета.

Это язычники стали свои храмы преображать в христианскую символику и давать им название церкви.

я так и думал что этим словом все закончится)) — словом родина.. — просто косто прищел к этому скорее всего способом — анализа))

но вывод — почему нас объединяет — родина а живется все равно как то не очень — косто мне кажется еще не сделал) — хотя чисто инстинктивно мне кажется начал — догадываться

косто постоянно — ругает — власть)) — и делает это потому что он на какомто ментальном уровне чувствует.. — что власть все больше и больше пытается смимикрировать и подменить себя — словом родина.. — чтобы — простые люди вообше неразличали этих терминов)

вот к примеру в северной корее — запрещены любые виды — религии — молиться можно только на кормчего(ким чен ына — или как там солнцеликого сейчас величают). Сушествует закон трех поколений.. — когда за преступление — несет ответственность — не только преступник но его к примеру отец и сын.. — и всех их законопачивают.. — ну и так далее и тому подобное. Тот вариант — государственности когда практически понятие — родина и государство стало чем то единым — ну и со стороны конечно это выглядит немножко — дико.

так же и у нас — государство пытается заставлять простого малообразованного человека — верить в то что РПЦ — это и есть ну по большому слову — бог)
и это сквозит из всех щелей — парад победы — к примеру — большинство пенсионеров которые воевали которые реально победили.. — государством во многом были угнетены.. — постоянно что то происходило даже после войны — репрессии — на зонах сучьи войны.. — куча гемороя.
Но сейчас — государство — говорит — что это были замечательные люди — пусть уже и мертвые..- и тут же продолжает вести постоянно какие то войны.. — пока неозвучивая потери или еще чего. — потом надо будет — достанем из под половичка

только не подумайте что я против парада.. — но с моей точки зрения — это день скорби а не день победы.. — днем победы.. — это было для фронтовиков. — которых почти неосталось

но государство — все равно — говорит.. — что мы всех победили.. — побеждаем и будем побеждать — играя именно на патриотических чувствах.. — подменяя собой понятие — родины. — что скорее всего чисто инстинктивно и выбешивает — косто

Налог на веру — европейский опыт.

Узнать, сколько на самом деле в России верующих (а значит, и чувства скольких людей могут быть ненароком оскорблены), очень просто. Для этого нужно воспользоваться прогрессивным западным опытом и ввести в России налог на церковь. Этот налог должны будут платить все граждане, относящие себя к какой-либо конфессии. Неплательщики верующими не считаются, к таинствам и обрядам не допускаются, что абсолютно логично: не заплатил за услугу — значит, не можешь ею пользоваться. Веруешь — содержи свою церковь. Не хочешь платить — предоставь официальное заявление о выходе из конфессии с копией в налоговые органы.

Примерно так церковный налог и действует в разных странах.

В Германии нет государственных религий, однако множество религиозных организаций действуют в рамках так называемых публично-правовых корпораций. Этот статус, по реестру МВД ФРГ, имеет 40 церковных структур. Среди них, помимо традиционных для Германии католической и разных лютеранских церквей, — православные, меннониты, адвентисты седьмого дня, мормоны и четыре еврейские организации. Все они имеют право на церковный налог. Дело в том, что помимо подоходного налога верующие платят еще 8-9% от его суммы. Эти 8-9% и есть церковный налог. Государство выступает в роли кассового аппарата: оно собирает налог и передает его церкви, причем конкретно той, к которой принадлежит налогоплательщик. На малоимущих, атеистов и последователей религиозных течений, не вошедших в «список сорока», церковный налог не распространяется.

Далеко не все верующие выдерживают проверку монетой. Например, в последние кризисные годы объем налоговых поступлений в бюджет католической общины Германии сократился. Только в 2010 году 181 тыс. немцев официально покинули лоно церкви и тем самым освободили себя от дополнительного налогового бремени. Чтобы переломить тенденцию, в сентябре 2012-го немецкое католическое духовенство издало декрет, согласно которому церковь отказывает всем неплательщикам в исповеди, причастии и посмертном отпевании.

С начала 2012 года Евангелическо-лютеранская церковь (ЕЛЦ) Финляндии лишилась 20 тыс. прихожан (всего в ЕЛЦ более 4,2 млн человек). Причины те же, что и в Германии: верующие отказываются платить церковный налог, который сейчас составляет 1-2% от дохода (в зависимости от муниципалитета). Тысячи финнов предпочли Богу телевизор: как предполагается, массовые переходы верующих в неверующие вызваны введением в стране нового налога на общественное телевидение (0,69% от дохода). По прогнозам онлайн-сервиса Eroakirkosta.fi, на котором финны официально объявляют о своем выходе из церкви, ежегодно от уплаты церковного налога отказываеься еще 20 тыс. человек.

В Дании государственной является Евангелическо-лютеранская церковь, возглавляемая монархом. Государство само финансирует церковь (господдержка составляет около 14% церковного бюджета). Кроме того, верующие из всех зарегистрированных в стране религиозных объединений платят церковный налог — 0,5-1,5% от годового дохода. Эти средства адресно направляются в те церкви, к которым принадлежат верующие. На священнослужителей возложены обязанности по управлению большинством кладбищ, регистрации браков, рождений, смертей и ведению статистического учета прихожан.

В Швеции любое религиозное объединение может направить запрос о регистрации в государственные органы и после этого получать церковный налог со своих прихожан. Сейчас свой бюджет таким образом формируют и мусульмане, и иудеи, и католики, и лютеране разных течений. Финансирование осуществляется через один из департаментов министерства культуры. Размер церковного налога в Швеции не превышает 1-2% от дохода верующего лица. Кстати, до 2000 года Лютеранская церковь была в Швеции государственной, а после ее отделения от государства более 500 тыс. прихожан решили не платить налог и покинули церковь.

Приходской налог в Исландии обязаны платить все налогоплательщики с 16 лет. И верующие, и неверующие платят по 8376 исландских крон ($68) в год. Эти отчисления формируют почти половину доходов Церкви Исландии и составляют почти 1,63 млрд крон ($14,2 млн). Еще 845 млн крон ($7,3 млн) обеспечивает налог на кладбища, оператором которых является все та же Церковь Исландии. А церковный налог, который платят атеисты, идет на финансирование Университета Рейкьявика (правда, по некоторым свидетельствам, не всего Университета, а только его теологического факультета).

В отличие от всех вышеперечисленных стран, в Греции нет церковного налога. Здесь православная церковь имеет статус государственной и пользуется многочисленными налоговыми преференциями, которых нет ни у одной другой религиозной структуры в стране. 9 тыс. православных священников состоят на госслужбе и получают официальную зарплату. Государство оплачивает церковные мероприятия, содержит храмы, за свой счет обучает новых священников. При этом собственные доходы Греческой православной церкви абсолютно непрозрачны, что роднит ее с Русской православной церковью.

Смотрите так же:  Штраф за нарушение визового режима в польше

Если в Греции государство открыто берет на себя практически всю заботу о православной церкви, то в России постепенное огосударствление РПЦ пока официально не признается. Очевидно, что государство тратит на церковь немало, но ни собственный бюджет РПЦ, ни количество средств, выделяемых на нее государством, доподлинно неизвестны. А ведь так легко можно было бы сделать церковный бюджет прозрачным! Достаточно воспользоваться западным опытом и ввести в России церковный налог.

Это были бы огромные деньги. По данным ВЦИОМ, на которые любит ссылаться РПЦ, 75% граждан России считают себя православными. Это больше 80 млн человек работоспособного населения. При среднемесячной заработной плате в 35 000 руб. (по данным Росстата на июль) и двухпроцентном церковном налоге РПЦ получала бы со своих верующих больше 700 млрд рублей в год ($12 млрд).

Здесь есть, правда, одна опасность. Может случиться, что, как и некоторые европейцы, православные граждане не выдержат проверку рублем и окажется, что на самом деле в России истинно верующих гораздо меньше, чем принято считать. Но ведь горькая правда всегда лучше сладкой неопределенности, не так ли?

Церковная десятина на Руси и в Европе — в чем отличие?

Повесть временных лет и другие древнерусские памятники свидетельствуют, что Владимир предоставил духовенству привилегию на церковную десятину, которая и сделалась надолго основной статьей церковных доходов. Вопрос о происхождении института десятины на Руси до сих пор не утратил дискуссионной остроты, причем полемике изначально был задан неверный тон. Со времени научного спора двух известных канонистов А.С. Павлова и Н.С. Суворова (вторая половина 80-х гг. XIX в.) внимание исследователей было сосредоточено на том, из какой части христианского мира — восточно-православной или западно-католической — десятина пришла на Русь.

Правовым источником русской десятины Павлов считал юридические постановления о десятине, существовавшие в Византии, Болгарии и Сербии (Павлов А.С. «Книги законныя», содержащие в себе в древнерусском переводе византийские законы земледельческие, уголовные, брачные и судебные // Сборник Отделения русского языка и словесности Академии Наук. Т. 38. № 3. СПб., 1885). Возражения Суворова состояли в том, что десятину на Руси «нужно понимать не как учреждение, заимствованное из византийской системы права, и не как учреждение национально-русское или общеславянское, а как институт церковный, создавшийся на почве ветхозаветного закона у европейских варваров, принявших христианство» (Суворов Н.С. Следы западно-католического церковного права в памятниках древнего русского права. Ярославль, 1888. С. 192–194). Он считал возможным говорить о римско-католическом влиянии, оказанном на русское церковное право через франко-немецкое посредничество или через Скандинавию, настаивая, впрочем, твердо только на одном: «откуда бы мы ни производили русскую десятину, результат будет один и тот же: десятина эта есть западно-католическая церковная десятина» (Суворов Н.С. К вопросу о западном влиянии на древнерусское право. Ярославль, 1892. С. 351–354).

Однако тогда же обнаружились и слабые места такого подхода к изучению истоков русской десятины. Византийское влияние выглядит сомнительно уже по одним хронологическим соображениям. Если в Римской церкви институт десятины был учрежден Мейсенским собором (VI в.) и получил юридическое развитие в королевских капитуляриях 774–790 гг. Карла Великого, то в Византии государственная руга (отчисления из государственного бюджета) для Церкви, введенная при Константине I, была отменена уже Юстинианом I (VI в.), и с тех пор духовенство должно было существовать на свои собственные средства. Византийская десятина появилась только в XI в. (в Болгарии и Сербии она известна с XII в.), но то была государственная подать, взимаемая натурой с урожая, скота и т. д. Так что Византия в продолжение всей своей истории вообще не знала церковной десятины как юридически закрепленного учреждения; в византийской вероучительной литературе лишь высказывалась мысль, что десятина, согласно Ветхому Завету, есть идеальная норма добровольного церковного пожертвования для каждого верующего: «И всякая десятина на земле из семян земли и из плодов дерева принадлежит Господу… И всякую десятину из крупного и мелкого скота… должно посвящать Господу» (Левит, 27: 30,32).

Но, что важнее всего, русская десятина существенно отличалась от своих восточно- и западнохристианских аналогов, которые представляли собой род государственного налога, которым облагалось всякое частное лицо, владевшее земельной и иной собственностью, тогда как на Руси обязательную десятину Церкви платило не население, а князь — и лишь со своих доходов. Это дает право рассматривать русскую десятину как вполне самобытное явление, чьи корни уходят в местную, славянскую почву.

У славян с незапамятных времен существовали хозяйственные, административные и военные системы, основанные на десятке. Подобная десятичная система, освященная давней традицией, применялась и в области обеспечения языческого культа. По сообщениям Гельмольда и Саксона Грамматика, многие племена славянского Поморья отдавали десятую часть военной добычи в Арконское святилище Святовита на острове Рюген; другой немецкий хронист, Герборд, оставил показание, что та же десятая доля взятого на войне имущества поступала в щетинский храм Триглава — верховного бога лютичей. И это было еще очень «по-божески». Литовские жрецы-вайделоты, к примеру, брали себе третью часть добычи.

Русская церковная десятина своим возникновением была обязана именно этой языческой традиции. Нельзя сказать, что в древнерусских памятниках связь эта оказалась так уж сильно затушевана, и тем не менее мало кто из историков заметил ее. Однако вот что говорит об учреждении десятины Житие блаженного Владимира (или так называемое Обычное Житие, в составе «Памяти и похвалы» Иакова Мниха): завершив строительство церкви Святой Богородицы, Владимир «поручил ее Анастасу Корсунянину, и попы корсунские приставил служити в ней, и вдасть все им, еже бе взял в Корсуни, и кресты, и отдал от всего имения десятую [часть] той церкви и от града». Ко времени составления Жития блаженного Владимира языческий подтекст княжего дара христианскому храму уже не прочитывался, и на первый план выступала библейская аллюзия. Для древнерусских книжников Владимир здесь уподоблялся патриарху Аврааму, который, победив эламского царя Кедорлаомера, пожертвовал Мелхиседеку, священнику Бога Всевышнего, десятую часть взятой добычи (Быт., 14: 17–20).

Итак, начало института церковной десятины на Руси было положено единовременным пожертвованием Успенскому собору десятой части корсунской «дани». Но для содержания всей Церкви требовались более обильные и, главное, более регулярные поступления в ее казну, чем отчисления из военной добычи. Проблема эта была решена путем пожертвования на церковные нужды десятины с ежегодных княжеских доходов — «от даний и от вир и продаж [судебных пошлин], что входит в княж двор всего», как значится в ст. 15 церковного устава князя Владимира. Являясь выделенной частью привычной княжеской подати, церковная десятина не отягощала народ новыми поборами и потому не вызывала к себе такой лютой ненависти, как на католическом Западе, где церковная десятина, рассматриваемая как юридически-обязательное вознаграждение за оказываемые Церковью духовные благодеяния, легла новым бременем на плечи податного населения, служа в сущности только обогащению высшего духовенства. (В Декрете Грациана (Verba Gratiani) от имени католического духовенства говорится: «Десятины учреждены были Богом чрез Моисея таким образом, что народ должен был вносить оные левитам [иудейским священникам] за службу, которую они посвящали Ему в Святая Святых. Левиты же брали десятину лишь от тех, за которых они молились и совершали жертвоприношения. А так как и мы служим Господу в Святая Святых и молимся и жертвуем за других, то они и должны точно так же приносить нам десятины и первенцы».)

На Руси же «десятина предназначалась главным образом для осуществления самых широких задач благотворительности, так что в пользу клира если и отделялась какая-либо часть десятины, то лишь для удовлетворения крайних его нужд» (Барац Г. Библейско-агадические параллели к летописным сказаниям о Владимире Святом. Киев, 1908. С. 84). У древнерусских духовных писателей не раз встречается мысль, что церковная десятина должна идти не только на потребу духовенству, но и на материальное поддержание всего круга лиц, призреваемых Церковью. Иаков Мних пишет, что Владимир «…церковь создал камену во имя пресвятыя Богородица, прибежище и спасение душам верным, и десятину ей вдал, тем попы набдети [на содержание храмовых священников] и сироты и вдовича и нищая». А спустя два столетия владимирский епископ в послании одному из сыновей Александра Невского говорит о десятине так: «То дано клирошаном [духовенству, состоящему при архиереях] на потребу, и старости, и немощи, и в недуг впавших чад мног кормление, обидимым помоганье, страньным [cтранникам] прилежание в гладе прокормление, пленьным искупление, сиротам и убогим промышление, вдовам пособие… церквам и монастырем подъятие».

Хорошо слышимая перекличка с Иаковом Мнихом свидетельствует, что подобное представление о предпочтительном использовании доходов от церковной десятины в среде русского духовенства XI–XIII вв. было традиционным, являя еще один яркий пример национального своеобразия Русской Церкви.

108shagov.ru. Все права защищены. 2019