Банкротство 35 рф

ВС РФ расширил круг участников процесса о банкротстве (и пересмотрел позиции Президиума ВАС)

Любой процесс по делу о несостоятельности (банкротстве) затрагивает интересы достаточно широкого круга лиц. Тем не менее правом участвовать в таком процессе закон наделяет ограниченный круг субъектов.

Так, согласно пункту 1 статьи 34 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) лицами, участвующими в деле о банкротстве, являются:

  • должник;
  • арбитражный управляющий;
  • конкурсные кредиторы;
  • уполномоченные органы;
  • федеральные органы исполнительной власти, а также органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления по месту нахождения должника в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом;
  • лицо, предоставившее обеспечение для проведения финансового оздоровления.

Пункт 6 статьи 10 Закона о банкротстве наделяет правами и обязанностями лиц, участвующих в деле о банкротстве, также лиц, в отношении которых поданы заявления о привлечении к субсидиарной ответственности, а также к ответственности в виде возмещения причиненных должнику убытков.

Статусом лица, участвующего в арбитражном процессе по делу о банкротстве, согласно пункту 1 статьи 35 Закона о банкротстве обладают:

  • представитель работников должника;
  • представитель собственника имущества должника — унитарного предприятия;
  • представитель учредителей (участников) должника;
  • представитель собрания кредиторов или представитель комитета кредиторов;
  • представитель федерального органа исполнительной власти в области обеспечения безопасности в случае, если исполнение полномочий арбитражного управляющего связано с доступом к сведениям, составляющим государственную тайну;
  • уполномоченные на представление в процедурах, применяемых в деле о банкротстве, интересов субъектов Российской Федерации, муниципальных образований соответственно органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления по месту нахождения должника;
  • иные лица в случаях, предусмотренных АПК РФ и Законом о банкротстве.

В соответствии с пунктом 2 статьи 35 Закона о банкротстве в арбитражном процессе по делу о банкротстве вправе участвовать:

  • саморегулируемая организация арбитражных управляющих, которая представляет кандидатуры арбитражных управляющих для утверждения их в деле о банкротстве или член которой утвержден арбитражным управляющим в деле о банкротстве, при рассмотрении вопросов, связанных с утверждением, освобождением, отстранением арбитражных управляющих, а также жалоб на действия арбитражных управляющих;
  • орган по контролю (надзору) при рассмотрении вопросов, связанных с утверждением арбитражных управляющих;
  • кредиторы по текущим платежам при рассмотрении вопросов, связанных с нарушением прав кредиторов по текущим платежам.

Лица, участвующие в деле о банкротстве, и лица, участвующие в арбитражном процессе по делу о банкротстве, обладают присущими их процессуальному статусу правами и обязанностями, позволяющими реализовывать задачи как в рамках всей процедуры банкротства, так и в рамках отдельных обособленных споров в деле о банкротстве.

К основным участвующим в деле о банкротстве лицам (основным участникам дела о банкротстве), которые также признаются непосредственными участниками всех обособленных споров в судах всех инстанций, Пленум ВАС относит [1] :

  • должника (в процедурах наблюдения и финансового оздоровления, а гражданина-должника — во всех процедурах банкротства);
  • арбитражного управляющего;
  • представителя собрания (комитета) кредиторов (при наличии у суда информации о его избрании);
  • представителя собственника имущества должника — унитарного предприятия или представителя учредителей (участников) должника (в процедурах внешнего управления и конкурсного производства) (при наличии у суда информации о его избрании).

К непосредственным участникам обособленного спора в деле о банкротстве помимо основных участников дела о банкротстве Пленум ВАС относит:

  • при рассмотрении обоснованности заявления о признании должника банкротом — заявителя, а также все иные лица, чьи заявления о признании должника банкротом были приняты судом к рассмотрению;
  • при рассмотрении требования кредитора к должнику — этого кредитора, а также лиц, заявивших возражения против его требования;
  • при рассмотрении заявлений, ходатайств или жалоб — подавшее их лицо, а также лицо, права которого могут быть затронуты в результате их удовлетворения;
  • при рассмотрении заявления об оспаривании сделки — другую сторону сделки или иное лицо, в отношении которого совершена сделка (пункт 4 статьи 61.8 Закона о банкротстве);
  • при рассмотрении заявления о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности — этих контролирующих лиц (пункт 7 статьи 10 Закона о банкротстве);
  • при рассмотрении вопросов, связанных с утверждением, освобождением, отстранением арбитражных управляющих, а также жалоб на действия арбитражных управляющих — саморегулируемую организацию арбитражных управляющих, которая представляет кандидатуры арбитражных управляющих для утверждения их в деле о банкротстве или член которой утвержден арбитражным управляющим в деле о банкротстве (абз. 2 пункта 2 статьи 35 Закона о банкротстве), а также орган по контролю (надзору) (абз. 3 пункта 2 статьи 35 Закона о банкротстве);
  • при рассмотрении заявления о признании недействительным решения собрания (комитета) кредиторов — оспаривающее его лицо;
  • при рассмотрении требований в отношении недвижимого имущества в деле о банкротстве застройщика — заявителя, а также лиц, к которым предъявляются требования (статья 208.1 Закона о банкротстве);
  • при рассмотрении апелляционных и кассационных жалоб, заявлений о пересмотре судебных актов в порядке надзора, по вновь открывшимся или новым обстоятельствам — лиц, обратившихся с жалобой или заявлением, а также лиц, в отношении которых вынесены эти судебные акты.

Как видно из изложенного, ни Закон о банкротстве, ни разъяснения ВАС РФ не относят ни к числу лиц, участвующих в деле о банкротстве, ни к числу лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, учредителей (участников) должника. Для представления своих законных интересов при проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве, учредители (участники) должника вправе избрать представителя.

14 июня 2016 года Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла Определение №304-ЭС15-20105, которым признала за участниками должника право при определенных обстоятельствах непосредственно участвовать в деле о банкротстве, т.е. фактически расширила закрытый ранее круг участников арбитражного процесса по делу о банкротстве (дело № А02-1538/2014 ).

Как следует из принятых по делу судебных актов, ООО «Консалтинговая компания «Де-Конс» (далее – общество) в рамках дела о банкротстве ООО «Стройгазмонтаж» (далее – должник) обратилось в Арбитражный суд Республики Алтай с заявлением о включении требования в размере 5 567 306 рублей в реестр требований кредиторов должника. Определением суда от 29.04.2015 заявление общества было удовлетворено.

Участник должника Спиридонов С.В. обжаловал указанное определение в апелляционном порядке. Обосновывая свое право на обращение с апелляционной жалобой, участник сослался на Постановление Президиума ВАС РФ от 18.02.2014 № 8457/13 и просил принять во внимание то, что он является владельцем пятидесяти процентов доли в уставном капитале должника и в условиях корпоративного конфликта лишён возможности участвовать в деле о банкротстве.

Определением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 05.06.2015 апелляционная жалоба Спиридонова С.В. была возвращена в связи с отсутствием у него полномочий на обжалование судебного акта. В качестве основания для возвращения жалобы суд указал, что в соответствии с положениями статьи 272, статьи 257 и статьи 42 АПК РФ правом обжалования в порядке апелляционного производства определения арбитражного суда первой инстанции обладают лица, участвующие в деле, а также лица, не участвовавшие в деле, но о правах и обязанностях которых принято обжалуемое определение, тогда как в соответствии со статьями 34 и 35 Закона о банкротстве участники должника не отнесены ни к лицам, участвующим в деле о банкротстве, ни к лицам, участвующим в арбитражном процессе по делу о банкротстве.

Апелляционный суд указал, что возможность привлечения отдельных участников должника к участию в деле о банкротстве Законом о банкротстве не предусмотрена и что для защиты прав и законных интересов участников должника при проведении процедур банкротства предусмотрен такой процессуальный механизм, как участие в арбитражном процессе по делу о банкротстве их представителя, который признается лицом, участвующим в арбитражном процессе по делу о банкротстве и наделяется соответствующими правами (статья 35 Закона о банкротстве).

Суд также обратил внимание на то, что по смыслу положений законодательства о банкротстве целью ограничения непосредственного участия участников должника в деле о его несостоятельности и возможности осуществления ими каких-либо действий лишь через представителя является предотвращение несогласованного участия участников должника (постановление Президиума ВАС РФ от 18.02.2014 № 8457/13 ). При этом из постановления Президиума ВАС РФ от 18.02.2014 № 8457/13 следует, что учёт воли участников должника необходим для решения вопроса о целесообразности дальнейшего существования юридического лица, а не для решения всех обособленных споров по делу о банкротстве.

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа постановлением от 21.10.2015 оставил определение суда апелляционной инстанции без изменения, дополнительно указав, что доводы заявителя о невозможности оформления необходимых полномочий вследствие корпоративного конфликта, имеющего место между учредителями должника, каждый из которых владеет пятьюдесятью процентами уставного капитала, не могут быть приняты во внимание применительно к рассмотрению настоящего обособленного спора.

Окружной суд отметил, что согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума ВАС РФ от 18.02.2014 № 8457/13 , не может решаться без учёта воли участников должника, по общему правилу, вопрос о целесообразности дальнейшего существования юридического лица. В настоящем же деле участником должника обжаловано определение суда о включении требования общества в реестр требований кредиторов должника. Этим судебным актом вопросы дальнейшего существования должника, прекращения его деятельности или введения в отношении должника процедуры банкротства, предусматривающей в качестве своего итога ликвидацию юридического лица, не разрешались, поэтому основания для применения норм корпоративного законодательства, наделяющих полномочиями на обжалование судебных актов каждого из участников должника, отсутствуют.

Смотрите так же:  Ведение войны ук статья

Не согласившись с постановлением суда округа от 21.10.2015, Спиридонов С.В. обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ. Определением судьи ВС РФ Капкаева Д.В. от 04.05.2016 кассационная жалоба заявителя с делом были переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ.

Коллегия судей ВС РФ в составе председательствующего судьи Капкаева Д.В. , судей Букиной И.А. и Кирейковой Г.Г. Определением от 14.06.2016 отменила судебные акты нижестоящих судов и передала апелляционную жалобу Спиридонова С.В. на определение Арбитражного суда Республики Алтай от 29.04.2015 в Седьмой арбитражный апелляционный суд для рассмотрения по существу.

Коллегия указала, что в рассматриваемом случае участники должника Спиридонов С.В. и Ульянкин В.И. обладают равными долями (по 50%) в уставном капитале, при этом возникший между ними корпоративный конфликт (дела №№ А02-585/2015 , А03-23458/2014 ), на наличие которого ссылался Спиридонов С.В., существенно затрудняет инициированный последним выбор представителя для участия в процедурах банкротства должника. В такой ситуации отсутствие у Спиридонова С.В. статуса представителя участников должника не должно препятствовать реализации его права на судебную защиту, в том числе и последовательное отстаивание своей правовой позиции против необоснованного, по его мнению, включения в реестр требования кредитора.

Коллегия отметила, что, обжалуя судебный акт о включении требования общества в реестр, Спиридонов С.В. указывает на отсутствие задолженности перед названным кредитором и фиктивность представленных в обоснование требования документов. Таким образом, по мнению коллегии, возвращение апелляционной жалобы Спиридонова С.В. не только лишает его права на судебную защиту, но и препятствует наиболее объективному рассмотрению обособленного спора при обеспечении баланса интересов кредиторов и должника, а также реализации их законных прав.

Комментируемое Определение Экономколлегии ВС РФ кардинально меняет предельно жесткую позицию судов о закрытом субъектном составе лиц, участвующих в деле о банкротстве и/или в арбитражном процессе по делу о банкротстве [2] . В качестве достаточных оснований для этого Коллегия указывает ( i ) наличие признаков корпоративного конфликта между участниками должника и ( ii ) равный размер их долей. При этом вопрос о процессуальном статусе участников (учредителей) должника, допускаемых для непосредственного участия в деле о банкротстве, остается неопределенным.

Если в своих правах и обязанностях они приравниваются к представителю учредителей (участников), возникает ситуация, когда каждый учредитель (участник) должника может самостоятельно осуществлять весь объем соответствующих прав, при этом их позиции в споре могут (а вероятнее всего, — будут) не совпадать, т.е. корпоративный конфликт перетечет в дело о банкротстве. При этом число участников таких корпоративных конфликтов, обладающих равными долями, может быть и больше двух (например, четверо учредителей (участников) с равными долями в размере 25 процентов).

Если же права и обязанности учредителя (участника) должника, непосредственно участвующего в деле о банкротстве, не тождественны правам и обязанностям представителя учредителей (участников), Экономколлегия комментируемым Определением , по сути, ввела в арбитражный процесс по делу о банкротстве нового (не поименованного в Законе о банкротстве) участника с неясным объемом процессуальных прав и обязанностей.

Комментируемым Определением Экономколлегия ВС РФ признала за учредителем (участником) должника право непосредственно оспаривать отдельные определения арбитражного суда о включении в реестр требований кредиторов в рамках процедуры наблюдения обжаловать, в то время как до этого такое правомочие было неочевидным даже применительно к представителю учредителей (участников) должника.

Закон о банкротстве прямо не относит представителя учредителей (участников) к лицам, участвующим в деле о банкротстве применительно к процедуре наблюдения, наделяя его при рассмотрении требований кредиторов лишь правом предъявить в арбитражный суд возражения относительно заявленного требования (пункт 2 статьи 71 Закона о банкротстве).

Буквальное толкование пункта 3 статьи 126 Закона о банкротстве позволяет сделать вывод о том, что представитель учредителей (участников) должника наделяется правами лиц, участвующих в деле о банкротстве (к числу которых и относится право на обжалование отдельных определений арбитражного суда о включении в реестр требований кредиторов) только в ходе конкурсного производства [3] . Пленум ВАС РФ в пункте 14 Постановления от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» дополнил это правило единственным исключением – процедурой внешнего управления.

Вывод же о наличии у представителя учредителей (участников) должника права на обжалование судебных актов, принятых по результатам рассмотрения требований кредиторов, в процедуре наблюдения мог быть основан только на расширительном толковании возможности «предъявления возражений», подлежащих рассмотрению судом [4] .

Вероятнее всего, Коллегия посчитала обоснованной ссылку заявителя на Постановление Президиума ВАС РФ от 18.02.2014 № 8457/13,

Как указано выше, на протяжении всего рассмотрения спора заявитель ссылался на постановление Президиума ВАС РФ от 18.02.2014 № 8457/13 . Суды апелляционной и кассационной инстанций, приняв во внимание содержащиеся в этом постановлении правовые позиции, сочли их не применимыми к фактическим обстоятельствам этого дела. Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ в комментируемом Определении данное постановление Президиума ВАС РФ не упоминает.

Фабула дела, по итогам которого Президиумом ВАС РФ было принято Постановление от 18.02.2014 № 8457/13 , действительно очень похожа на ситуацию, ставшую предметом рассмотрения Экономколлегии ВС РФ [5] .

Между тем в Постановлении от 18.02.2014 № 8457/13 Президиум ВАС РФ, напротив, указал на незыблемость норм Закона о банкротстве, в том числе в отношении субъектного состава участников процедуры, определив четкие границы его регулирования (вплоть до полного удовлетворения требований кредиторов по итогам процедуры банкротства).

Президиум ВАС РФ, в частности, указал, что отношения между учредителями (участниками) должника регулируются корпоративным законодательством, а не нормами Закона о банкротстве, только в случае, когда должником в деле о банкротстве погашена вся имеющаяся задолженность перед кредиторами, а значит, достигнута цель законодательства о банкротстве. Следовательно, во всех иных случаях приоритет должен оставаться за нормами Закона о банкротстве и только после устранения всех признаков банкротства вопрос о наличии корпоративного конфликта становится хоть сколько-нибудь весомым.

При проведении же процедуры банкротства равенство размера долей, корпоративный конфликт участников либо любое иное обстоятельство, влекущее невозможность назначения представителя учредителей (участников) не имеют никакого значения (собственно, именно этот подход и был реализован Седьмым арбитражным апелляционным судом и Арбитражным судом Западно-Сибирского округа при вынесении отменённых комментируемым Определением судебных актов по делу).

Доступ к непосредственному участию в процессе о банкротстве, который Экономколлегия ВС РФ открыла учредителям (участникам) должника комментируемым Определением , может привести к нарушению прав и законных интересов кредиторов должника, которые вследствие этого фактически становятся участниками корпоративного конфликта между учредителями (участниками) должника. При этом ситуация усугубляется в случаях, когда такой корпоративный конфликт не является реальным, а инсценирован учредителями (участниками) с целью затруднить или сделать невозможным удовлетворение требований кредиторов.

Поэтому расширительный подход к определению состава участников процесса по делу о банкротстве и объему их процессуальных прав, примененный Экономколлегией при вынесении комментируемого Определения , вряд ли может быть признан оправданным и совершенно не способствует достижению цели банкротства, определенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 18.02.2014 № 8457/13 как полное погашение требований кредиторов.

[1] Пункт 14 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве».

[2] Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 10.02.2016 № 07АП-6341/2015, 07АП-6341/2015(8), 07АП-6341/2015(9) по делу № А45-1150/2015, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 01.09.2015 № Ф07-5440/2015 по делу № А56-70045/2012, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 11.02.2015 № Ф05-4607/2014 по делу № А40-91156/2013, Определение Конституционного суд РФ от 20.02.2014 № 367-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Иванова А.В. на нарушение его конституционных прав статьями 34 и 35 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», Определение Высшего арбитражного суда РФ от 05.02.2014 № ВАС – 674/14, Определение Высшего арбитражного суда РФ от 13.09.2012 № ВАС – 11281/12.

[3] Постановление ФАС Центрального округа от 15.07.2011 по делу № А08-5718/2010-22Б, Определение ФАС Дальневосточного округа от 23.12.2010 № Ф03-9837/2010 по делу № А59-6230/2009, Постановление ФАС Уральского округа от 03.03.2004 № Ф09-416/04-ГК по делу № А07-18867/02.

[4] См., напр.: Д.Тугуши, и Р. Крылов «Представитель участников должника в деле о банкротстве: правовой статус и тенденции практики» //Корпоративные стратегии. 2014. №25 (9541). Доступно на https://www.eg-online.ru/article/250665/.

[5] Участниками общества «Меридиан» являются Кудлаев А.В. и Терещенко К.Е. с долями по 50 процентов соответственно. Кроме того, в заявлении о пересмотре судебных актов в порядке надзора Кудлаев А.В. ссылается на наличие корпоративного конфликта между участниками общества «Меридиан», в результате которого существенно затруднен инициированный им выбор представителя участников должника.

Личное банкротство: нюансы, о которых стоит знать

Специалист отдела судебного взыскания проблемной задолженности ПАО «Промсвязьбанк» (г. Ярославль)

специально для ГАРАНТ.РУ

1 октября в России появился институт личного банкротства, и уже в этот день арбитражные суды получили первые иски о признании граждан несостоятельными – как от их кредиторов, так и от самих должников.

Напомню, что изначально новые правила о банкротстве физических лиц должны были начать действовать с 1 июля 2015 года. Предполагалось, что рассматривать такие дела будут суды общей юрисдикции. Однако срок вступления в силу этих норм был отложен до 1 октября с одновременным изменением подсудности дел о банкротстве граждан: полномочия по признанию физических лиц несостоятельными были возложены на арбитражные суды (Федеральный закон от 29 июня 2015 г. № 154-ФЗ). Для граждан это может вызвать некоторые неудобства, так как в каждом субъекте только один арбитражный суд, который территориально может быть значительно удален от места жительства физического лица. Однако, на мой взгляд, такой подход вполне оправдан, поскольку именно арбитражные суды специализируются на рассмотрении дел о банкротстве, им будет проще разобраться во всех тонкостях банкротства физических лиц.

Смотрите так же:  Будет ли двойное гражданство в крыму

Что же все-таки скрывается за процедурой банкротства физических лиц: благо для россиян, оказавшихся в трудной ситуации, или способ избежать ответственности для недобросовестных должников? Для ответа на этот вопрос разберемся, насколько выгодно гражданину банкротить самого себя.

Новая редакция закона конкретизировала условия, при одновременном наличии которых гражданин вправе подать заявление о признании его банкротом (п. 2 ст. 213.4 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»; далее – закон о банкротстве):

  • имеют место обстоятельства, очевидно свидетельствующие о том, что гражданин не в состоянии исполнить денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей в установленный срок;
  • гражданин отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества – например, не рассчитывается с кредиторами при наступлении срока исполнения обязательства или размер задолженности гражданина превышает стоимость его имущества (п. 3 ст. 213.6 закона о банкротстве).

При этом гражданину необходимо приложить к заявлению о признании его банкротом достаточно внушительный перечень документов, подтверждающих обоснованность заявленного требования – начиная со сведений о состоянии индивидуального лицевого счета застрахованного лица и заканчивая списком всех кредиторов и должников гражданина с указанием размера дебиторской и кредиторской задолженности каждого из них (п. 3 ст. 213.4 закона о банкротстве).

Думаю, подобная конкретизация направлена, в том числе на снижение нагрузки арбитражных судов от рассмотрения необоснованных заявлений о банкротстве. Так за девять месяцев 2015 года арбитражными судами было возбуждено 2394 дела о банкротстве физических лиц – индивидуальных предпринимателей. В общем объеме банкротных дел это немного – примерно 7% (за указанный период было возбуждено всего 35 147 дел о банкротстве)

Помимо права на подачу заявления о признании себя банкротом новые правила закрепили и обязанность гражданина обратиться в суд с таким заявлением, если, рассчитавшись с одним или несколькими кредиторами он не сможет погасить требования остальных кредиторов и если в совокупности размер его долга составляет не менее чем 500 тыс. руб. (п. 1 ст. 213.4 закона о банкротстве). За несоблюдение этой обязанности предусмотрена административный штраф в размере 1-3 тыс. руб. (ч. 5 ст. 14.13 КоАП РФ). Кроме того, если должник эту обязанность не выполнил, а заявление о его банкротстве подали кредиторы, после завершения процедуры банкротства задолженность гражданина, оставшаяся непогашенной за счет реализации имущества, списана не будет (абз. 2 п. 4 ст. 213.28 закона о банкротстве)

С одной стороны, установление нижней границы размера долга (причем для кредитора это является обязательным условием для подачи заявления о признании гражданина банкротом, в отличие от самого гражданина) также направлено на уменьшение объема возбуждаемых банкротных дел. Однако, с другой стороны, минимальный размер задолженности на уровне 500 тыс. руб., на мой взгляд, не совсем логичен. Для сравнения – дело о банкротстве юридического лица может быть возбуждено, если сумма требований к нему составляет не менее чем 300 тыс. руб. (п. 2 ст. 6 закона о банкротстве). Получается, что юридическое лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, может быть признано банкротом за меньшую задолженность, чем гражданин.

Трудно предположить, чем руководствовался законодатель, устанавливая такие минимальные границы долговых обязательств. Возможно, целью защитить граждан от признания их банкротами по необоснованным инициативам кредиторов. Так, по сведениям Банка России, по состоянию на 1 сентября 2015 года по розничным кредитам банками было выдано 3,36 трлн руб., а просроченная задолженность по ним составляла около 85 млрд руб., то есть почти 24% от объема выданных денежных средств. И это без учета кредитов, предоставленных индивидуальным предпринимателям! Условно говоря, по каждому четвертому потребительскому кредиту имеется просроченная задолженность. Как следствие, каждый четвертый заемщик-гражданин мог бы быть признан банкротом, даже если его обязательства перед банком не столь велики – если бы не введенные ограничения по общей сумме долга.

Что же ждет гражданина, все-таки решившего признать себя банкротом?

Во-первых, ему нужно быть готовым к тому, что придется нести расходы на ведение процедуры банкротства:

  • расходы на вознаграждение финансовому управляющему – 10 тыс. руб. единовременно плюс проценты (п. 3 ст. 20.6 закона о банкротстве). При этом денежные средства на выплату вознаграждения вносятся в депозит арбитражного суда (п. 4 ст. 213.4 закона о банкротстве). Отметим, что указанная сумма весьма скромная по сравнению с размером вознаграждения других арбитражных управляющих, которое составляет от пятнадцати тысяч до сорока пяти тысяч рублей в месяц плюс проценты!
  • расходы на опубликование сведений в ходе процедур, применяемых в деле о банкротстве (п. 4 ст. 213.7 закона о банкротстве). По данным газеты «Коммерсант» в настоящее время цена за опубликование сведений в деле о банкротстве составляет 177,29 рублей (с учетом НДС) за кв. см.

Во-вторых, на время рассмотрения дела о банкротстве придется претерпеть ряд ограничений в следующих правах:

  • свободно заключать некоторые сделки – по приобретению или отчуждению имущества, передаче его в залог, получению и выдаче займов (кредитов), выдаче поручительств и гарантий, уступке прав требования и др. (п. 5 ст. 213.11 закона о банкротстве). А если гражданин признан банкротом – он вообще лишается возможности самостоятельно осуществлять права в отношении своего имущества, составляющего конкурсную массу. Точнее, оно подлежит реализации для расчета с кредиторами (п. 2 ст. 213.24 закона о банкротстве);
  • выезжать за границу – по усмотрению суда (п. 3 ст. 213.24 закона о банкротстве);
  • распоряжаться своими денежными средствами, находящимися на счетах в банке. Более того, гражданин-банкрот обязан передать финансовому управляющему все имеющиеся у него банковские карты (п. 5-6, п. 9 ст. 213.25 закона о банкротстве).

В связи с последним ограничением возникает вопрос: как быть с заработной платой, перечисляемой работодателем на карту гражданина-банкрота? Данный вопрос законом о банкротстве не урегулирован. Полагаем, что в этом случае должны действовать правила ст. 138 ТК РФ, предусматривающие, что общий размер всех удержаний при каждой выплате заработной платы не может превышать 20%, а в случаях, предусмотренных федеральными законами, – 50% заработной платы, причитающейся работнику. В связи с этим, на мой взгляд, необходимо установить в законе о банкротстве конкретный размер такого изъятия, а также урегулировать порядок выплаты остатка зарплаты гражданину, признанному банкротом.

Данные уточнения важны и для кредиторов, поскольку в силу ч. 3 ст. 136 ТК РФ гражданин вправе изменить кредитную организацию для получения заработной платы, письменно уведомив об этом работодателя, или перейти на получение ее наличными в месте выполнения работы (например, в кассе). В таком случае из конкурсной массы могут выводиться денежные средства, за счет которых могут быть погашены требования кредиторов. Если бы закон содержал правило о том, что работодатель обязан удерживать из зарплаты физического лица – банкрота определенную денежную сумму и перечислять ее на счет, подконтрольный финансовому управляющему, это бы исключило возможность для злоупотребления правом со стороны должников.

После завершения процедуры банкротства также появляется ряд ограничений прав гражданина:

  • в течение пяти лет после завершения процедуры реализации имущества гражданин не вправе скрывать данный факт при обращении за получением кредита или займа (п. 1 ст. 213.30). Это же правило действует, если до реализации имущества дело не дошло, и банкротство завершилось исполнением плана реструктуризации долга. В этом случае о факте реструктуризации придется уведомлять и при покупке товаров, работ и услуг с рассрочкой или отсрочкой платежа (п. 3 ст. 213.19 закона о банкротстве).
  • в течение трех лет с даты завершения процедур банкротства он не вправе занимать должности в органах управления юридического лица и иным образом участвовать в управлении юридическим лицом (п. 3 ст. 213.30 закона о банкротстве).

И хотя названные ограничения достаточно существенны, их можно претерпеть для достижения основной цели процедуры банкротства: минимизация и прекращение долговых обязательств. В чем это заключается? Дело в том, что с момента введения реструктуризации долга:

Прекращается удовлетворение требований кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, за исключением текущих платежей (то есть налогов, сборов, взносов, штрафов и пеней по обязательным платежам, а также административных и уголовных штрафов). Это означает, что требования к гражданину могут быть предъявлены только в рамках дела о банкротстве, а все не рассмотренные к моменту возбуждения дела о банкротстве иски будут оставлены без рассмотрения.

Прекращается начисление неустоек (штрафов, пеней) и иных финансовых санкций, а также процентов по всем обязательствам гражданина, за исключением текущих платежей.

Приостанавливается исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям с гражданина – за исключением ряда случаев, установленных законом (п. 2 ст. 213.11 закона о банкротстве).

Самое главное – гражданин, признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов, погасить которые выручка от реализации имущества не позволила. Исключение составляют случаи, когда кредиторы не знали и не должны были знать о каких-то долгах на момент завершения процедуры реализации (п. 3-5 ст. 213.28 закона о банкротстве).

Смотрите так же:  Нужно ли платить налог при получении квартиры в наследство

Данное обстоятельство крайне негативно для кредиторов, так как при недостаточности имущества должника они лишаются возможности в будущем удовлетворить свои требования. В связи с этим существует опасность преднамеренного банкротства со стороны граждан для ухода от ответственности. Для минимизации данного риска законодатель предусмотрел следующие механизмы.

Во-первых, все сделки гражданина-банкрота, заключенные им в течение трех лет до даты принятия заявления о признании банкротом, могут быть оспорены как финансовым управляющим, так и кредиторами (например, если должник продал свое имущество по явно заниженной стоимости). При этом срок исковой давности для оспаривания сделок исчисляется с момента, когда финансовый управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для признания сделки недействительной (п. 1-2 ст. 213.32 закона о банкротстве).

Во-вторых, в течение пяти лет с даты завершения в отношении гражданина процедуры реализации имущества или прекращения производства по делу о банкротстве в ходе такой процедуры дело о его банкротстве не может быть возбуждено по заявлению этого гражданина. Если же в течение указанного периода гражданин будет повторно признан банкротом по заявлению кредитора, правило об освобождении от дальнейшего исполнения требований кредиторов к нему применяться уже не будет (п. 2 ст. 213.30 закона о банкротстве).

В связи с этим возникает один вопрос: как быть с обязанностью гражданина в предусмотренных законом случаях обращаться в суд с заявлением о признании его банкротом? Поскольку ни закон о банкротстве, ни ст. 14.13 КоАП РФ не предусматривают изъятий из общего правила, полагаем, что если в течение пяти лет с даты завершения банкротных процедур возникнут обстоятельства, обязывающие гражданина обратиться в суд с заявлением о признании его банкротом, гражданин обязан это сделать, иначе он может быть привлечен к административной ответственности. В свою очередь, арбитражный суд, получив такое заявление, обязан отказать в возбуждении дела о банкротстве на основании п. 2 ст. 213.30 закона о банкротстве.

Несмотря на все ограничения прав должника, считаю, что процедура банкротства граждан является продолжниковой. То есть должник более заинтересован в процедуре банкротства, чем его кредиторы. Кредиторам процедура банкротства может быть выгодна только в том случае, если у должника имеется какое-то имущество или им совершались сделки по распоряжению этим имуществом, которые могут быть оспорены. В противном случае кредитор получает лишь признание его задолженности безнадежной ко взысканию.

Должник же, в свою очередь, полностью освобождается практически ото всех долговых обязательств. Причем это не всегда означает потерю им своего имущества, поскольку далеко не все имущество включается в конкурсную массу. Так, существует перечень имущества, на которое запрещено обращать взыскание (ст. 446 ГПК РФ). К подобному имуществу относятся, в частности:

  • жилое помещение (его части) и земельные участки под ними, если для гражданина-должника и проживающих с ним членов его семьи оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением случаев его залога;
  • предметы обычной домашней обстановки и обихода;
  • вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши;
  • деньги на общую сумму не менее установленной величины прожиточного минимума самого гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении и т. д.

Кроме того, суд вправе исключить из конкурсной массы имущество стоимостью не более 10 тыс. руб., если доход от его реализации существенно не повлияет на удовлетворение требований кредиторов (п. 2 ст. 213.25 закона о банкротстве). При этом критерий существенности является оценочной категорией и будет решаться судом самостоятельно в каждом конкретном случае.

Наконец, если имущество не будет реализовано и кредиторы откажутся от его принятия в счет погашения своих требований, право гражданина на распоряжение им своим имуществом восстанавливается (п. 5 ст. 213.26 закона о банкротстве). При этом требования кредиторов, даже если они не были полностью удовлетворены, считаются по общему правилу погашенными (п. 6 ст. 213.27 закона о банкротстве).

В заключении отмечу, что новшеством вступивших с 1 октября 2015 г. правил банкротства физических лиц является возможность признать банкротом даже умершего должника (ст. 223.1 закона о банкротстве). Насколько целесообразно было введение такой процедуры? С одной стороны, кредиторы в любом случае могут получить удовлетворение своих требований только в пределах стоимости наследственного имущества, но при возбуждении процедуры банкротства кредитору придется нести дополнительные расходы на эту процедуру, и она может затянуться на более длительное время, чем рассмотрение искового заявления. Однако с другой стороны для заявления требований о взыскании долга в процедуре банкротства есть и ряд плюсов:

Быстро рассчитать размер госпошлины при любой цене иска поможет наш калькулятор.

Госпошлина составляет 6 тыс. руб. вне зависимости от суммы задолженности (п. 5 ч. 1 ст. 333.21 НК РФ), тогда как за подачу искового заявления о взыскании задолженности в размере 500 тыс. руб. госпошлина составит 8,2 тыс. руб. (при этом, чем больше взыскиваемая сумма, тем больше размер госпошлины) (п. 1 ч. 1 ст. 333.19 НК РФ).

Не нужно ждать шесть месяцев с момента смерти гражданина (при предъявлении иска к наследственному имуществу суд приостанавливает рассмотрение дела до принятия наследства наследниками или перехода выморочного имущества – п. 3 ст. 1175 ГК РФ).

Можно оспорить сделки, совершенные должником и негативно повлиявшие на его имущественное положение.

Что же выгоднее решать придется кредитору в каждом конкретном случае.

Банкротство 35 рф

Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»:

Статья 35. Лица, участвующие в арбитражном процессе по делу о банкротстве

1. В арбитражном процессе по делу о банкротстве участвуют:

представитель работников должника;

представитель собственника имущества должника — унитарного предприятия;

представитель учредителей (участников) должника;

представитель собрания кредиторов или представитель комитета кредиторов;

представитель федерального органа исполнительной власти в области обеспечения безопасности в случае, если исполнение полномочий арбитражного управляющего связано с доступом к сведениям, составляющим государственную тайну;

уполномоченные на представление в процедурах, применяемых в деле о банкротстве, интересов субъектов Российской Федерации, муниципальных образований соответственно органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления по месту нахождения должника;

иные лица в случаях, предусмотренных Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации и настоящим Федеральным законом.

2. В арбитражном процессе по делу о банкротстве вправе участвовать:

саморегулируемая организация арбитражных управляющих, которая представляет кандидатуры арбитражных управляющих для утверждения их в деле о банкротстве или член которой утвержден арбитражным управляющим в деле о банкротстве, при рассмотрении вопросов, связанных с утверждением, освобождением, отстранением арбитражных управляющих, а также жалоб на действия арбитражных управляющих;

орган по контролю (надзору) при рассмотрении вопросов, связанных с утверждением арбитражных управляющих;

кредиторы по текущим платежам при рассмотрении вопросов, связанных с нарушением прав кредиторов по текущим платежам.

3. Указанные в пункте 2 настоящей статьи лица имеют право знакомиться с материалами дела о банкротстве, делать выписки из них, снимать с них копии.

4. Лица, участвующие в процессе по делу о банкротстве, вправе представлять в арбитражный суд предусмотренные настоящим Федеральным законом документы в электронной форме, заполнять формы документов, размещенных на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», в порядке, установленном в пределах своих полномочий Верховным Судом Российской Федерации.

Комментарии к статье 35 закона о банкротстве, судебная практика применения

Разъяснения Пленума ВАС РФ, ВС РФ:

В п. 14, 15 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» (в редакции Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53) содержатся, в частности, следующие разъяснения:

Обособленные споры в деле о банкротстве

Судам необходимо учитывать, что рассмотрение дела о банкротстве (в судах всех инстанций) включает в том числе разрешение отдельных относительно обособленных споров (далее — обособленный спор), в каждом из которых непосредственно участвуют только отдельные участвующие в деле о банкротстве или в арбитражном процессе по делу о банкротстве лица (далее — непосредственные участники обособленного спора).

К основным участвующим в деле о банкротстве лицам (далее — основные участники дела о банкротстве), которые также признаются непосредственными участниками всех обособленных споров в судах всех инстанций, относятся: должник (в процедурах наблюдения и финансового оздоровления, а гражданин-должник — во всех процедурах банкротства), арбитражный управляющий, представитель собрания (комитета) кредиторов (при наличии у суда информации о его избрании), представитель собственника имущества должника — унитарного предприятия или представитель учредителей (участников) должника (в процедурах внешнего управления и конкурсного производства) (при наличии у суда информации о его избрании).

Участники обособленного спора

Непосредственными участниками обособленного спора помимо основных участников дела о банкротстве являются, в частности, при рассмотрении:

6) вопросов, связанных с утверждением, освобождением, отстранением арбитражных управляющих, а также жалоб на действия арбитражных управляющих — саморегулируемая организация арбитражных управляющих, которая представляет кандидатуры арбитражных управляющих для утверждения их в деле о банкротстве или член которой утвержден арбитражным управляющим в деле о банкротстве (абзац второй пункта 2 статьи 35 Закона о банкротстве), а также орган по контролю (надзору) (абзац третий пункта 2 статьи 35 Закона);

Подробнее разъяснения , касающиеся рассмотрения обособленных споров в делах о банкротстве см. пп. 14-19 указанного Постановления.

108shagov.ru. Все права защищены. 2019