Татьяна ножкина адвокат

Оглавление:

Татьяна ножкина адвокат

119017 Россия, Москва,
ул. Бол. Ордынка, д. 40/5

Тел.: +7 (495) 935 8010
Факс: +7 (495) 935 8011

Татьяна специализируется на защите топ-менеджеров крупных российских и иностранных компаний, руководителей госкорпораций и государственных чиновников высшего уровня от необоснованного уголовного преследования, а также на отстаивании интересов иностранных компаний, пострадавших от противоправных действий на территории Российской Федерации.

Татьяна обладает богатым опытом ведения дел, связанных с экономическими, должностными, коррупционными и налоговыми преступлениями. Она представляет интересы клиентов как в ходе досудебного производства, так и в судах общей юрисдикции, включая Верховный Суд РФ, а также в ходе прокурорских проверок. Многолетний практический опыт, накопленный за 20 лет работы в ведущих юридических фирмах России, в совокупности с фундаментальным образованием позволяет Татьяне эффективно урегулировать проблемные ситуации и добиваться высокой результативности при защите доверителей. Ее доверители работают в самых разных сферах экономики, в том числе банковской, страховой, нефтегазовой, топливно-энергетической, телекоммуникационной.

Татьяна Ножкина успешно осуществляла защиту клиентов по таким составам Уголовного кодекса РФ, как: преднамеренное банкротство, дача и получение взятки, уклонение от уплаты налогов, мошенничество, незаконное использование средств индивидуализации товаров, коммерческий подкуп, неправомерный доступ к компьютерной информации, легализация денежных средств, незаконная предпринимательская деятельность, незаконная банковская деятельность, уклонение от уплаты таможенных платежей. Она также консультировала по вопросам соблюдения требований комплаенс и управления комплаенс-рисками.

Татьяна окончила юридический факультет Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова в 1998 году. В 2000 году получила статус адвоката, является членом Адвокатской палаты города Москвы.

Более 10 лет проработала в составе адвокатского бюро «Падва и партнеры». В 2013-2016 гг. Татьяна была советником уголовно-правовой практики АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», а в 2017 году стала партнером фирмы.

Татьяна ножкина адвокат

Введите ваш e-mail:

Татьяна Ножкина возглавила уголовно-правовую практику санкт-петербургского офиса АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»

25 января 2018 года Татьяна Ножкина, партнер Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», возглавила уголовно-правовую практику санкт-петербургского офиса Бюро. Татьяна обладает богатым опытом ведения дел, связанных с экономическими, должностными, коррупционными и налоговыми преступлениями. Она представляет интересы клиентов как в ходе досудебного производства, так и в судах общей юрисдикции, включая Верховный Суд РФ, а также в ходе прокурорских проверок.

25 января 2018 года Татьяна Ножкина, партнер Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», возглавила уголовно-правовую практику санкт-петербургского офиса Бюро. Татьяна обладает богатым опытом ведения дел, связанных с экономическими, должностными, коррупционными и налоговыми преступлениями. Она представляет интересы клиентов как в ходе досудебного производства, так и в судах общей юрисдикции, включая Верховный Суд РФ, а также в ходе прокурорских проверок.

В новой роли Татьяна займется развитием уголовно-правовой практики в санкт-петербургском офисе Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» и оказанием правовой помощи региональным доверителям. Татьяна также продолжит работу в Москве, в составе федеральной уголовно-правовой практики Бюро, возглавляемой партнером, д.ю.н., Викторией Бурковской.

Татьяна специализируется на защите топ-менеджеров крупных российских и иностранных компаний, руководителей госкорпораций и государственных чиновников высшего уровня от необоснованного уголовного преследования, а также на отстаивании интересов иностранных компаний, пострадавших от противоправных действий на территории Российской Федерации. Ее доверители принадлежат к самым разным сферам экономики, в том числе банковской, страховой, нефтегазовой, топливно-энергетической, телекоммуникационной. Многолетний практический опыт, накопленный за 20 лет работы в ведущих юридических фирмах России, в совокупности с фундаментальным образованием позволяет Татьяне эффективно урегулировать проблемные ситуации и добиваться высокой результативности при защите доверителей.

Татьяна Ножкина успешно осуществляла защиту клиентов по таким составам Уголовного кодекса РФ, как: преднамеренное банкротство, дача и получение взятки, уклонение от уплаты налогов, мошенничество, незаконное использование средств индивидуализации товаров, коммерческий подкуп, неправомерный доступ к компьютерной информации, легализация денежных средств, незаконная предпринимательская деятельность, незаконная банковская деятельность, уклонение от уплаты таможенных платежей. Она также консультировала по вопросам соблюдения требований комплаенс и управления комплаенс-рисками.

Татьяна окончила юридический факультет Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова в 1998 году. В 2000 году получила статус адвоката. Более 10 лет проработала в составе адвокатского бюро «Падва и партнеры». В 2013-2016 гг. Татьяна была советником уголовно-правовой практики АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», а в 2017 году стала партнером фирмы. Является членом Адвокатской палаты города Москвы.

«Мы рады приветствовать Татьяну в качестве руководителя уголовно-правовой практики нашего офиса. За время работы в Бюро Татьяна заслужила безупречную репутацию. Ее присоединение усилит позиции практики на региональном рынке, а профессионализм, эффективность, нацеленность на результат и развитие клиентских отношений станут весомым вкладом в нашу работу», – заявил Иван Смирнов, управляющий партнер санкт-петербургского офиса Бюро.

«Высоко ценю оказанное мне доверие и считаю честью для себя возглавить уголовно-правовую практику Бюро в Санкт-Петербурге. Назначение откроет для меня возможности в части личного роста. Считаю своей основной задачей расширение перспектив развития Бюро в Санкт-Петербурге и организацию слаженной работы команды», – отметила Татьяна Ножкина.

Ножкина Татьяна Александровна

Основные данные:

При добавлении отзыва на страницу Ножкина Татьяна Александровна, постарайтесь быть объективными. Любой комментарий проходит проверку модераторов, это занимает время. Ваши слова должны быть ПОДКРЕПЛЕНЫ ДОКУМЕНТАЛЬНО(чеки, решения суда и пр.)! Оставляйте контакты, иначе ваш отзыв рискует быть удаленным!

Вся доступная информация об адвокате Ножкина Татьяна Александровна. Информация взята с открытого источника: сайта Минюста РФ и предоставляется посетителям на безвозмездной основе. Если вы Ножкина Татьяна Александровна и хотели бы дополнить, изменить или удалить информацию о себе, напишите нам письмо.
Данная страница не является официальной страницей адвоката. Данный адвокат не является сотрудником сайта ТопЮрист.РУ и не оказывает здесь консультаций. Если вы хотите решить свою проблему, то воспользуйтесь бесплатной юридической консультацией от наших партнеров.

Посоветуйтесь с адвокатом. Юрист Татьяна Ножкина о гуманизации экономических преступлений и о том, чем опасны непроверенные поставщики

Партнер Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Татьяна Ножкина в интервью «Деловому Петербургу» рассказала, почему предпринимателям стоит обращаться к адвокатам до возбуждения уголовного дела, чем опасны непроверенные поставщики и почему гуманизация экономических уголовных преступлений затягивается.

Буквально каждый день мы слышим о возбуждении уголовных дел против топ–менеджеров и владельцев бизнеса. Их действительно становится больше? Почему?

— К сожалению, зародившись в начале 2000–х годов, тенденция решать корпоративные и хозяйственные споры с помощью возбуждения уголовных дел и привлечения к уголовной ответственности сегодня не только сохраняется, но и приобретает все более изощренные формы. Часто конкуренты или бывшие компаньоны используют возможность возбуждения уголовного дела в качестве инструмента воздействия на неугодного руководителя компании (а бывает — и собственника бизнеса), считая, что это более эффективно, чем разрешить спор в гражданско–правовом порядке или добросовестно конкурировать.

Любой сотрудник, занимающий в компании высокую должность, может оказаться под ударом даже при совершенно, на первый взгляд, невинных обстоятельствах. Например, к ответственности могут привлечь членов совета директоров, голосовавших за решение, которое в итоге принесло компании финансовые потери.

А как предпринимателю минимизировать риски уголовного преследования?

— Конечно, стопроцентной гарантии никто не даст, и рецепта, чтобы спать спокойно, не существует. Но для минимизации рисков предпринимателям следует при принятии значимых корпоративных решений, заключении крупных сделок и т. п. провести совместно с адвокатами анализ возможных уголовно–правовых последствий. Ограничиваться консультациями с корпоративными юристами, как это часто встречается на практике, недостаточно.

Чем еще может помочь адвокат?

— На сегодняшний день полномочия адвоката достаточно широки. Например, мы можем сами собирать доказательную базу о невиновности лица еще на стадии доследственной проверки, что очень важно, поскольку именно тогда решается, будет ли возбуждено уголовное дело. Если же уголовное дело возбуждается и лицо, подозреваемое в совершении преступления, задержано, то самая своевременная помощь — это, пожалуй, как раз помощь при задержании.

Смотрите так же:  Калькулятор пособия по уходу за ребенком в 2019

Правоохранительные органы иногда оказывают давление: создают стрессовую обстановку, пытаются начать допрос без адвоката. Это чревато тяжелыми последствиями, ведь в такой ситуации человек может не только наговорить лишнего, но и даже признаться в том, чего вообще не совершал. Важно не поддаваться на провокации и в экстренной ситуации вызывать адвоката, при котором, как показывает практика, следователь вряд ли будет проводить стрессовый допрос.

Раз уж речь зашла о стрессовых ситуациях: что делать, если в офис приходят сотрудники правоохранительных органов?

— Силовые структуры имеют право прийти как на обыск в рамках предварительного следствия по уже возбужденному делу, так и на осмотр помещения, они могут сделать выемку, изъять документы еще на стадии доследственной проверки, то есть до возбуждения уголовного дела. В такой ситуации важно выиграть время и правильно общаться с теми, кто к вам пришел.

Прежде всего надо сохранять присутствие духа и сначала позвонить адвокату, а потом уже открывать дверь.

Если вы все–таки принимаете решение принять бой в одиночестве, то обязательно нужно проверить удостоверения сотрудников, ознакомиться с постановлением, являющимся основанием для проведения обыска. На данном этапе, как правило, это единственный документ, по которому можно понять суть претензий правоохранителей и то, какое отношение к ним имеете вы.

Обыск — сильнейший стресс для сотрудника, и, пользуясь этим, правоохранители часто проводят опрос лиц, которые находятся в офисе. Здесь таится серьезная угроза: не понимая, в чем именно заключаются претензии, можно своими пояснениями спровоцировать правоохранителей поискать еще и в других направлениях, помимо уже их интересующего. И здесь как раз работает то самое правило, когда слово — серебро, а молчание — золото. Переводя на юридический язык: не надо бояться воспользоваться своим правом отказаться давать показания на этом этапе, не понимая до конца ситуацию. Тем более что это право самое что ни на есть конституционное.

Можно ли сказать, что у бизнеса появляется культура взаимодействия с адвокатами?

— Культура появляется, и это облегчает жизнь всем.

Адвокаты со следователями все–таки разговаривают на одном языке, и каждый понимает задачи другого. Задача следователя — найти все, что свидетельствует о виновности подозреваемого лица, а адвокат должен следить, чтобы не допускались ошибки — как во время следствия, так и при дальнейшем рассмотрении дела в суде.

Конечно, чаще всего бизнесмены обращаются к адвокатам, когда уже возникают проблемы. Но и над превентивными мерами защиты они тоже задумываются — надо отметить, все чаще и чаще. Особенно это касается крупных западных компаний.

Например, обращаются для моделирования рисков при проведении крупных сделок. Или часто бывает, что компания прозрачная, но при этом взаимодействует с недобросовестными поставщиками. Правоохранительные органы через таких контрагентов могут зацепить и саму компанию. Такие риски мы отслеживаем и можем подсказать, как выстроить работу для минимизации претензий.

Как часто проверки, например налоговые, становятся поводом для уголовного преследования?

— Проверки всех контрольно–надзорных органов могут стать поводом для возбуждения уголовного дела. Нужно отметить, что в последнее время проверки стали еще более тщательными и доскональными.

Иногда уголовные дела возбуждают, даже не дожидаясь итогов проверки, например, по налоговым преступлениям. Тут, правда, все облегчается тем, что если уплатить все начисленные налоги, то дело может быть прекращено. Правда, не по реабилитирующим основаниям, но зато не придется нести уголовную ответственность. Такого нет, допустим, в случае мошенничества: даже если потерпевший откажется от своего заявления, это не будет означать автоматического прекращения уголовного дела. Оно может быть прекращено только по инициативе следствия, в том числе если в ходе предварительного расследования не обнаружено доказательств, свидетельствующих о виновности лица, а также по другим основаниям, предусмотренным уголовно–процессуальным законом.

Нужно своевременно реагировать на проводимые проверки и анализировать риски. Например, подготавливая документы для проверяющих органов, надо всегда оценивать их с точки зрения следственных органов и органов дознания, предоставлять только запрошенные документы. Если начинается проверка, особенно внеплановая, не затягивайте и не ждите, чем все закончится, — проконсультируйтесь с адвокатом на самой ранней стадии о возможных перспективах развития ситуации, в том числе и в уголовном направлении.

По каким составам чаще всего возбуждаются уголовные дела в отношении предпринимателей?

— Самая распространенная статья — мошенничество. Этот состав мы называем иногда резиновым, потому что под него можно подвести достаточно большое количество действий, связанных с хищением, — он легко доказуем. Также популярной остается ст. 199 УК РФ — уклонение от уплаты налогов. Кроме того, сейчас распространено возбуждение уголовных дел за злоупотребление должностными полномочиями как следствие возникновения споров и разногласий между руководством организации и другими заинтересованными лицами.

Все чаще в практике встречаются статьи, которые раньше были мертвыми, — следователи стали отходить от стандартных составов и более широко смотреть на экономические преступления. Например, встречаются дела по таким экзотическим составам, как злоупотребления в сфере закупок для обеспечения государственных нужд, фальсификация финансовых документов.

Причем если некоторые статьи появились в Уголовном кодексе недавно, то многие существуют уже давно — просто их редко использовали. Проще было обвинить кого–то в мошенничестве, чем ломать голову над составом преступления.

В последнее время много говорят о гуманизации уголовного законодательства. Есть ли уже какие–то подвижки на практике?

— Говорят об этом много, появились интересные законопроекты, есть предложения часть экономических преступлений — даже средней тяжести — перенести в раздел административных правонарушений, но на практике изменений пока немного. Статистика неумолима, и количество тех, кто слушает эти заявления из–за решетки, к сожалению, существенно не уменьшается.

Источник проблемы — по–прежнему репрессивный характер правоохранительной системы. И вряд ли вопрос разрешится в ближайшее время, потому что уголовное преследование остается рычагом давления в некоторых сферах.

Тем не менее уже сделаны серьезные шаги, которые, мы надеемся, изменят практику расследования экономических преступлений. В 2016 году внесены поправки в Уголовный кодекс РФ, в результате которых в том числе были ужесточены санкции ст. 299 УК РФ («Привлечение заведомо невинного к уголовной ответственности»), где минимальный срок лишения свободы был поднят с 5 до 7 лет при максимальном 10 лет. Кроме того, в статье фактически введено понятие заказных дел и предусмотрена ответственность за незаконное возбуждение уголовного дела.

В общем, гуманизация —процесс длительный. Но то, что в этом направлении есть позитивное движение, очевидно, и я думаю, что в течение какого–то времени консенсус между бизнесом и государством будет найден.

В современном обществе сложился стереотип адвоката как человека финансово успешного. В таком восприятии есть определенная доля правоты, но, как и любая другая профессиональная группа, адвокатура неоднородна: в ней есть весьма успешные профессионалы, превратившиеся в медийные лица, и есть те, чьи имена широкой публике неизвестны и чьи гонорары весьма далеки от заоблачных.

Законодатель фактически оставил вопрос вознаграждения защитников на усмотрение самих профессионалов и их клиентов. Однако некоторые адвокатские палаты предлагают своеобразное решение. К примеру, Адвокатская палата Нижегородской области на своем совете приняла инструкцию о порядке определения размера гонорара, при этом документ носит рекомендательный характер. Так, разовая юридическая помощь (устное или письменное консультирование) стоит 1-2 тыс. рублей, работа адвоката в дознании, следствии или судебном заседании при избрании меры пресечения — 7,5 тыс. рублей за один день, участие в уголовном судопроизводстве (районный или гарнизонный военный суды) — 8 тыс. рублей за один день. Оплата работы защитника в суде субъекта или окружном военном суде и Верховном суде РФ (а также в суде присяжных) за один день — 10-15 тыс. рублей.

В нашем регионе тоже намеревались урегулировать этот вопрос. Как рассказала SR первый вице-президент Адвокатской палаты Ленобласти Анна Денисова, подобные попытки предпринимались дважды или трижды, но успехом не увенчались: консенсус по размерам гонораров за юридические услуги так и не был достигнут.

Адвокаты, опрошенные SR, говорят, что единой системы ценообразования сегодня нет. «Определение размера оплаты услуг адвоката по уголовным делам носит, как правило, волюнтаристский характер»,— шутит бывший судья Ленинградского городского суда, адвокат Роман Черемчук. По его словам, в первую очередь при оценке своего гонорара адвокат исходит «из сложности дела, его квалификации и личности человека, которого предстоит защищать, времени, которое будет вестись предварительное следствие или судебный процесс». При этом господин Черемчук отмечает, что просчитать все обстоятельства при заключении соглашения невозможно.

Кроме характеристик самого уголовного дела, по словам управляющего партнера АБ «Натэла Пономарева и партнеры» Натэлы Пономаревой, на размер гонорара влияет еще ряд факторов. «Это сложившийся в регионе условный ценовой коридор стоимости ведения определенных категорий дел. Немаловажное значение имеют и востребованность самого адвоката, его репутация, успешные результаты ведения дел, либо — другая сторона медали — узкая специализация адвоката в какой-либо конкретной области права»,— пояснила госпожа Пономарева.

Партнер адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Татьяна Ножкина добавляет: «Адвокат оценивает свои услуги по внутреннему убеждению в каждом случае индивидуально. Распространены как фиксированные гонорары, так и оплата затраченного на работу по делу времени».

Еще одной важной составляющей, влияющей на возможность запросить высокий гонорар, является узнаваемость защитника и его положительная репутация. «Мнение о профессионализме адвоката, его честном отношению к клиенту, сведения о возможности держать удар в сложных конфликтных ситуациях — это те активы, которые нарабатываются годами и которые, по сути, и являются основными коэффициентами в формуле определения размера оплаты»,— полагает адвокат Александр Гуканов.

Смотрите так же:  Я работаю юристом на предприятии

От тарелки супа до миллионов

По словам опрошенных SR адвокатов, всеобъемлющего изучения рынка адвокатских доходов никто не осуществлял (в отличие от доходов юрфирм). «Насколько мне известно, такого исследования не проводилось, и оно не могло проводиться. Дело в том, что соглашение между клиентом и адвокатом является адвокатской тайной, поэтому публичного изучения размера гонораров адвоката не может быть»,— пояснил Роман Черемчук. Вместе с тем небольшой опрос показал, что разброс цен на услуги адвокатов только в Петербурге и Ленобласти весьма велик. «Встречаются гонорары от 70 тыс. рублей в месяц до 1 млн в зависимости от сложности дела и понимания гонорарной практики адвокатом»,— отмечает партнер «Юридической конторы Гессена» Андрей Тындик.

Колебания цен, как полагает Александр Гуканов, достаточно существенные и могут достигать от 50 тыс. до 600 тыс. рублей в месяц. По его оценке, наиболее высокооплачиваемыми являются уголовные дела, связанные с таможенным регулированием, в том числе с выводом денежных средств за границу, с налоговыми преступлениями, дела о поставках товаров и оказании услуг в рамках государственного заказа, а также вытекающие из корпоративных конфликтов бизнес-структур. «Стоимость работы по таким делам у руководителя адвокатской группы может достигать до $50 тыс. в месяц в рублевом эквиваленте»,— считает господин Гуканов.

«Минимальным гонораром я бы назвала работу адвоката pro bono (не по назначению, а именно по доброй воле адвоката). Полагаю, такого рода дела время от времени ведет каждый успешный адвокат. Что касается максимального — то, пожалуй, максимальный, о котором я слышала,— 30 млн рублей»,— добавляет госпожа Пономарева.

При этом в ценообразовании гонораров адвокатов существуют «экзотические» крайности: есть эксклюзивно дорогие адвокаты (раскрученные конторы или имена) и те, кто работает за «тарелку горячего супа», то есть за пределами самых низких гонораров. И те, и другие, по оценке самих адвокатов, существуют вне рынка. Следует также отметить, что гонорары специалистов, работающих в регионах, могут существенно отличаться от заработков их столичных коллег.

Самый низкий гонорар, размер которого довелось выяснить SR, платит государство. Конституция РФ предусматривает возможность бесплатной юридической помощи по уголовным делам, если обвиняемый или подсудимый не в состоянии самостоятельно оплатить услуги защитника. При этом базовая ставка оплаты труда адвоката составляет 550 рублей в день. Заметим, что адвокаты с наработанной клиентурой, с именем и репутацией, чьи гонорары весьма высоки, как правило, по такой категории дел не работают.

По словам первого вице-президента Адвокатской палаты Ленобласти, 80% заработка адвокатов в регионах составляет работа по назначению, которую оплачивает государство, и бесплатная юридическая помощь, финансируемая из бюджета субъекта. «В районах заключается минимальный процент соглашений с клиентом»,— отмечает госпожа Денисова. Так, в 2017 году из бюджета Ленобласти адвокаты освоили 1,25 млн рублей, а из федерального получили 23 млн.

В Петербурге для обеспечения следствия (дознания) и судов адвокатами создана специальная система. Адвокат, желающий работать по назначению, подает свои данные в Адвокатскую палату Петербурга, после чего его включают в специально разработанную программу. Таких, как пояснил заместитель президента адвокатской палаты Петербурга Андрей Савич, около 800 человек (всего в реестре адвокатов Петербурга около 4,5 тыс. человек). Сегодня 60-70% уголовных дел рассматриваются с участием адвоката по назначению.

Ситуацией с мизерной ставкой оплаты работы защитника по назначению озаботилась Федеральная палата адвокатов РФ (ФПА): на ее сайте размещено обращение адвокатского сообщества к президенту Владимиру Путину. Как следует из этого документа, базовая ставка в 550 рублей в день «более чем в десять раз ниже экономически сложившихся рыночных расценок». «Государство не выполняет принятые на себя обязательства по ежегодной индексации ставок оплаты, в то время как иным участникам уголовного судопроизводства (судьям и сотрудникам правоохранительных органов) повышение окладов денежного содержания производится регулярно»,— указано в документе. Кроме этого, адвокаты обращают внимание господина Путина на просрочки оплаты своих услуг — в регионах они достигают полугода и более.

Владелица сети магазинов «Алтын» Антонина Бабосюк потребовала от ФСБ вернуть 70 тысяч золотых изделий

Их изъяли при обыске. Адвокат Татьяна Ножкина рассказала ТАСС, что сотрудники ФСБ забрали у ее клиентки почти полмиллиона ювелирных изделий, но большую часть потом вернули. Дело о контрабанде золота в сети магазинов «Алтын» возбудили в 2009-м году, а спустя три года закрыли за отсутствием состава преступления. Дело в том, что были приняты поправки в уголовный кодекс, которые отменили уголовную ответственность за товарную контрабанду.

mikhail_spb_ 12 марта 2016 | 12:41

Шапокляк: «В руки берётся, назад не отдаётся!».

danko_ 12 марта 2016 | 12:48

Сотрудники ФСБ давно всё оприходовали в свою пользу.
Требовать у них вернуть- это только ходатайствовать о возбуждение нового сфальсифицированного дела.

12 марта 2016 | 12:49

были приняты поправки в уголовный кодекс, которые отменили уголовную ответственность за товарную контрабанду.
—-
зверства кровавого режима, чо.
скоро за колоски начнут сажать.

aleks50 Алексей Клубников 12 марта 2016 | 12:42

Что в фсб попало, то к чьим то ручонкам прилипло.

ramzan741 21 марта 2016 | 17:20

lazunchik 12 марта 2016 | 12:43

Золото кончилось. Могут вернуть свинцом.

12 марта 2016 | 12:45

Только вы, господин из Парижа, плюньте на всё это.
— Как плюнуть .
Слюной.. Давно сгорел ваш гарнитур — в печках.

oleg_z 12 марта 2016 | 12:50

Отменили уголовную ответственность за товарную контрабанду? Это что, золото можно просто так перевозить через границу? Или я что-то не так понял?

12 марта 2016 | 13:03

oleg_z: «Или я что-то не так понял?»
==================
Ты не спрашивай про то , что ты не понял. Хоть раз напиши про то что понял.

ewlada 12 марта 2016 | 12:56

О, опять ФСБ успела поживиться, умыкнув и присвоив чужое.

krestianin_067rus Михаил Никитин 12 марта 2016 | 12:56

Она бы еще попросила бы выложить служебное удостоверение и сдать табельное оружие! :)) Женская логика!

12 марта 2016 | 13:00

70 тысяч изделий желтого металла? 🙂

stas_russkiy 12 марта 2016 | 13:02

У неё этих изделий изъяли что-то около четырёх с половиной сотен. Триста с чем-то вернули, остальное к рукам прилипло.

stas_russkiy 12 марта 2016 | 13:07

stas_russkiy: «четырёх с половиной сотен»
четырёх с половиной сотен тысяч

12 марта 2016 | 13:10

stas_russkiy: это усушка утруска

iusup 12 марта 2016 | 13:00

Усушка , утруска — простите христарадников !

nds 12 марта 2016 | 13:02

Ну не фига себе, какой глубокий конфликт между «чистыми руками, горячим сердцем и холодной головой». Сердце, полное страсти к наживе, победило.

12 марта 2016 | 13:02

Эта барыга пусть говнеца навернет и больше не просит не вернуть рыжьё.

12 марта 2016 | 13:12

bor777: Типичное поведение быдла кинуть ,отжать.украсть.

alekcandr17 12 марта 2016 | 13:44

kompotsizym: Согласен. А потом смотаться за границу и объявить себя политическим беженцем.

ramzan741 21 марта 2016 | 00:41

bor777: Откуда вы такие берётесь страшные?? Украсть, ограбить – с такими установками будущего нет. Вы понимаете, что женщина работала, создавала рабочие места, платила налоги, а потом пришли бандиты и всё украли! Такие как вы были в армии власовцев и мародёров

dobrov_ivan 21 марта 2016 | 23:16

bor777: Откуда вы такие берётесь страшные? Украсть, ограбить – с такими установками будущего нет. Вы понимаете, что женщина работала, создавала рабочие места, платила налоги, а потом пришли бандиты и всё украли! Такие как вы были в армии власовцев и мародёров

mews Михаил Степанцов 12 марта 2016 | 13:08

— В этом кошельке было шестьдесят пистолей. Где он?
— Сдан в канцелярию суда, ваша светлость: ведь мне сказали, что это фальшивые деньги.
— Так вот, потребуй кошелек обратно и оставь эти шестьдесят пистолей себе.
— Но ведь вам хорошо известно, ваша светлость, что судейские чиновники не возвращают того, что попало к ним в руки. Будь это фальшивая монета — ну, тогда бы еще можно было надеяться, но, к несчастью, деньги были настоящие.

А.Дюма, «Три мушкетера»

12 марта 2016 | 13:08

Забудьте Бабосюк иначе будете чалиться ,как Ходорковский еще скажут .что вы их и украли. и докажут.

12 марта 2016 | 13:09

Неужели своровали ? Это уже не коррупция а воровство. Коррупцией уже в России не заработаешь.

be_rger 12 марта 2016 | 13:15

Чем больше украдёшь- тем меньше наказание. Следите за «ручками»-скоро увидите на свободе зятя табуреткина по делу оборонсервиса, г-на пузикова. ещё и миллионы вернут и недвижимость, всё вернут. говорят же вам: делиться надо!

kaplan911 12 марта 2016 | 13:17

Вау. Теперь ждите, сеть магазинов «Алтын», их владелец и адвокат Татьяна Ножкина — враги отечества.
Портянкам-шавкам дана команда — фас.

12 марта 2016 | 13:17

Арбитраж РФ. Ответчик ЗАО » Кремль» РОССИЯ- РФ- Путинправ.

mimi17 12 марта 2016 | 13:20

Раньше ФСБ была элита, а теперь обычные гопники. Отжимают и крадут.

kaplan911 12 марта 2016 | 13:23

Вот ещё новость на тему этой известной конторы.
\\ Крымское пограничное управление ФСБ предотвратило провоз контрабанды боеприпасов с Украины. Об этом в субботу, 12 марта, сообщили в пресс-службе ведомства РИА Новости.
Боеприпасы были обнаружены в автомобиле Volkswagen Passat, который следовал с территории Украины через пограничный пункт «Джанкой».
Внимание пограничников привлек пассажир, житель Харьковской области.
В результате досмотра его багажа были обнаружены боевые патроны калибра 7,62 миллиметров, травматические патроны калибра 9 миллиметров с резиновыми пулями и держатель оптического прицела.
«Помимо этого выявлено 85 монет, которые могут представлять историческую и культурную ценность, также сокрытых от контролирующих органов», — сообщает ведомство. Все предметы были изъяты. \\

Смотрите так же:  Налоговый вычет при покупке квартиры 3 ндфл

Скажите, какой идиот попрет попрет на ПОГРАНИЧНЫЙ пост с таким арсеналом !?

annygod 12 марта 2016 | 14:02

Поддержка бизнеса, однако!

Zufar Alimov 21 марта 2016 | 00:31

У меня много вопросов:
Где правозащитники? Почему не слышно голосов в поддержку этой смелой женщины? Вкусных грантов за это не дают?
Почему Бабосюк не защищают наши либералы и патриоты? Лицемерие
Почему на «Эхе» нет в эфирной сетке спикеров по этому делу?

ramzan741 21 марта 2016 | 00:38

У меня много вопросов:
Где правозащитники? Почему не слышно голосов в поддержку этой смелой женщины? Вкусных грантов за это не дают?
Почему Бабосюк не защищают наши либералы и патриоты? Лицемерие
Почему на «Эхе» нет в эфирной сетке спикеров по этому делу?

dobrov_ivan 21 марта 2016 | 23:13

У меня много вопросов:
Где правозащитники? Почему не слышно голосов в поддержку этой смелой женщины? Вкусных грантов за это не дают?
Почему Бабосюк не защищают наши либералы и патриоты? Лицемерие
Почему на «Эхе» нет в эфирной сетке спикеров по этому делу?

Посоветуйтесь с адвокатом. Юрист Татьяна Ножкина о гуманизации экономических преступлений и о том, чем опасны непроверенные поставщики

Партнер Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Татьяна Ножкина в интервью «Деловому Петербургу» рассказала, почему предпринимателям стоит обращаться к адвокатам до возбуждения уголовного дела, чем опасны непроверенные поставщики и почему гуманизация экономических уголовных преступлений затягивается.

Буквально каждый день мы слышим о возбуждении уголовных дел против топ–менеджеров и владельцев бизнеса. Их действительно становится больше? Почему?

— К сожалению, зародившись в начале 2000–х годов, тенденция решать корпоративные и хозяйственные споры с помощью возбуждения уголовных дел и привлечения к уголовной ответственности сегодня не только сохраняется, но и приобретает все более изощренные формы. Часто конкуренты или бывшие компаньоны используют возможность возбуждения уголовного дела в качестве инструмента воздействия на неугодного руководителя компании (а бывает — и собственника бизнеса), считая, что это более эффективно, чем разрешить спор в гражданско–правовом порядке или добросовестно конкурировать.

Любой сотрудник, занимающий в компании высокую должность, может оказаться под ударом даже при совершенно, на первый взгляд, невинных обстоятельствах. Например, к ответственности могут привлечь членов совета директоров, голосовавших за решение, которое в итоге принесло компании финансовые потери.

А как предпринимателю минимизировать риски уголовного преследования?

— Конечно, стопроцентной гарантии никто не даст, и рецепта, чтобы спать спокойно, не существует. Но для минимизации рисков предпринимателям следует при принятии значимых корпоративных решений, заключении крупных сделок и т. п. провести совместно с адвокатами анализ возможных уголовно–правовых последствий. Ограничиваться консультациями с корпоративными юристами, как это часто встречается на практике, недостаточно.

Чем еще может помочь адвокат?

— На сегодняшний день полномочия адвоката достаточно широки. Например, мы можем сами собирать доказательную базу о невиновности лица еще на стадии доследственной проверки, что очень важно, поскольку именно тогда решается, будет ли возбуждено уголовное дело. Если же уголовное дело возбуждается и лицо, подозреваемое в совершении преступления, задержано, то самая своевременная помощь — это, пожалуй, как раз помощь при задержании.

Правоохранительные органы иногда оказывают давление: создают стрессовую обстановку, пытаются начать допрос без адвоката. Это чревато тяжелыми последствиями, ведь в такой ситуации человек может не только наговорить лишнего, но и даже признаться в том, чего вообще не совершал. Важно не поддаваться на провокации и в экстренной ситуации вызывать адвоката, при котором, как показывает практика, следователь вряд ли будет проводить стрессовый допрос.

Раз уж речь зашла о стрессовых ситуациях: что делать, если в офис приходят сотрудники правоохранительных органов?

— Силовые структуры имеют право прийти как на обыск в рамках предварительного следствия по уже возбужденному делу, так и на осмотр помещения, они могут сделать выемку, изъять документы еще на стадии доследственной проверки, то есть до возбуждения уголовного дела. В такой ситуации важно выиграть время и правильно общаться с теми, кто к вам пришел.

Прежде всего надо сохранять присутствие духа и сначала позвонить адвокату, а потом уже открывать дверь.

Если вы все–таки принимаете решение принять бой в одиночестве, то обязательно нужно проверить удостоверения сотрудников, ознакомиться с постановлением, являющимся основанием для проведения обыска. На данном этапе, как правило, это единственный документ, по которому можно понять суть претензий правоохранителей и то, какое отношение к ним имеете вы.

Обыск — сильнейший стресс для сотрудника, и, пользуясь этим, правоохранители часто проводят опрос лиц, которые находятся в офисе. Здесь таится серьезная угроза: не понимая, в чем именно заключаются претензии, можно своими пояснениями спровоцировать правоохранителей поискать еще и в других направлениях, помимо уже их интересующего. И здесь как раз работает то самое правило, когда слово — серебро, а молчание — золото. Переводя на юридический язык: не надо бояться воспользоваться своим правом отказаться давать показания на этом этапе, не понимая до конца ситуацию. Тем более что это право самое что ни на есть конституционное.

Можно ли сказать, что у бизнеса появляется культура взаимодействия с адвокатами?

— Культура появляется, и это облегчает жизнь всем.

Адвокаты со следователями все–таки разговаривают на одном языке, и каждый понимает задачи другого. Задача следователя — найти все, что свидетельствует о виновности подозреваемого лица, а адвокат должен следить, чтобы не допускались ошибки — как во время следствия, так и при дальнейшем рассмотрении дела в суде.

Конечно, чаще всего бизнесмены обращаются к адвокатам, когда уже возникают проблемы. Но и над превентивными мерами защиты они тоже задумываются — надо отметить, все чаще и чаще. Особенно это касается крупных западных компаний.

Например, обращаются для моделирования рисков при проведении крупных сделок. Или часто бывает, что компания прозрачная, но при этом взаимодействует с недобросовестными поставщиками. Правоохранительные органы через таких контрагентов могут зацепить и саму компанию. Такие риски мы отслеживаем и можем подсказать, как выстроить работу для минимизации претензий.

Как часто проверки, например налоговые, становятся поводом для уголовного преследования?

— Проверки всех контрольно–надзорных органов могут стать поводом для возбуждения уголовного дела. Нужно отметить, что в последнее время проверки стали еще более тщательными и доскональными.

Иногда уголовные дела возбуждают, даже не дожидаясь итогов проверки, например, по налоговым преступлениям. Тут, правда, все облегчается тем, что если уплатить все начисленные налоги, то дело может быть прекращено. Правда, не по реабилитирующим основаниям, но зато не придется нести уголовную ответственность. Такого нет, допустим, в случае мошенничества: даже если потерпевший откажется от своего заявления, это не будет означать автоматического прекращения уголовного дела. Оно может быть прекращено только по инициативе следствия, в том числе если в ходе предварительного расследования не обнаружено доказательств, свидетельствующих о виновности лица, а также по другим основаниям, предусмотренным уголовно–процессуальным законом.

Нужно своевременно реагировать на проводимые проверки и анализировать риски. Например, подготавливая документы для проверяющих органов, надо всегда оценивать их с точки зрения следственных органов и органов дознания, предоставлять только запрошенные документы. Если начинается проверка, особенно внеплановая, не затягивайте и не ждите, чем все закончится, — проконсультируйтесь с адвокатом на самой ранней стадии о возможных перспективах развития ситуации, в том числе и в уголовном направлении.

По каким составам чаще всего возбуждаются уголовные дела в отношении предпринимателей?

— Самая распространенная статья — мошенничество. Этот состав мы называем иногда резиновым, потому что под него можно подвести достаточно большое количество действий, связанных с хищением, — он легко доказуем. Также популярной остается ст. 199 УК РФ — уклонение от уплаты налогов. Кроме того, сейчас распространено возбуждение уголовных дел за злоупотребление должностными полномочиями как следствие возникновения споров и разногласий между руководством организации и другими заинтересованными лицами.

Все чаще в практике встречаются статьи, которые раньше были мертвыми, — следователи стали отходить от стандартных составов и более широко смотреть на экономические преступления. Например, встречаются дела по таким экзотическим составам, как злоупотребления в сфере закупок для обеспечения государственных нужд, фальсификация финансовых документов.

Причем если некоторые статьи появились в Уголовном кодексе недавно, то многие существуют уже давно — просто их редко использовали. Проще было обвинить кого–то в мошенничестве, чем ломать голову над составом преступления.

В последнее время много говорят о гуманизации уголовного законодательства. Есть ли уже какие–то подвижки на практике?

— Говорят об этом много, появились интересные законопроекты, есть предложения часть экономических преступлений — даже средней тяжести — перенести в раздел административных правонарушений, но на практике изменений пока немного. Статистика неумолима, и количество тех, кто слушает эти заявления из–за решетки, к сожалению, существенно не уменьшается.

Источник проблемы — по–прежнему репрессивный характер правоохранительной системы. И вряд ли вопрос разрешится в ближайшее время, потому что уголовное преследование остается рычагом давления в некоторых сферах.

Тем не менее уже сделаны серьезные шаги, которые, мы надеемся, изменят практику расследования экономических преступлений. В 2016 году внесены поправки в Уголовный кодекс РФ, в результате которых в том числе были ужесточены санкции ст. 299 УК РФ («Привлечение заведомо невинного к уголовной ответственности»), где минимальный срок лишения свободы был поднят с 5 до 7 лет при максимальном 10 лет. Кроме того, в статье фактически введено понятие заказных дел и предусмотрена ответственность за незаконное возбуждение уголовного дела.

В общем, гуманизация —процесс длительный. Но то, что в этом направлении есть позитивное движение, очевидно, и я думаю, что в течение какого–то времени консенсус между бизнесом и государством будет найден.

108shagov.ru. Все права защищены. 2019