Изменение места жительства ребенка судебная практика

«Битва за детей». Определение места жительства ребенка

«Разрешая споры о месте жительства ребенка, родители доходят до Страсбургского суда…»

Так, после развода семейной пары отец отказался отдавать дочь на воспитание в новую семью бывшей супруги, несмотря на вынесенное судебное решение, по которому ребенок должен был остаться с матерью. Обнаружив на теле дочери гематомы, отец незамедлительно сообщил об этом в органы правопорядка. На протяжении года девочка проживала вместе с отцом и бабушкой, но затем мать подала судебный иск с требованием вернуть ей дочь и заявила, что ответчик не является биологическим отцом ребенка (что впоследствии подтвердила экспертиза). Несмотря на то, что органы опеки встали на сторону истца, а в ходе общения с психологами девочка рассказала о плохом отношении к ней со стороны матери и отчима, суд лишил ответчика родительских прав и возможности общаться с дочерью.

Обращения «бывшего отца» в вышестоящие судебные инстанции, в том числе, Верховный и Конституционный суды, ни к чему не привели. И только Европейский суд по правам человека (Страсбургский суд) встал на сторону заявителя, признав Россию виновной в неуважении к семейной жизни…

Данный пример можно считать гипертрофированной аллегорией «поверхностного» и механистического подхода к разрешению судебных споров о детях в России, к которым необходимо подходить, в первую очередь, с позиции человечности и нравственности.

О том, как не доводить дело до суда, а в случае неизбежной перспективы судебных разбирательств – сохранить душевное равновесие, отстоять свои законные права и защитить интересы ребенка, читайте в этой статье.

Когда распадается семья, вопрос: «с кем будет жить ребенок?» встает особенно остро. И если каждый из родителей настаивает на том, что сможет самостоятельно воспитать и материально обеспечить ребенка, предоставив ему лучшие условия проживания, чем бывший супруг (супруга), возникает «глобальный» конфликт. В условиях жесткой конфронтации родители часто действуют, исходя из личных эгоистических побуждений, забывая об интересах ребенка.

Добровольное соглашение

Не доводить дело до суда, разрешить конфликт «мирным путем» позволяет добровольное соглашение. Данный документ заключается по обоюдному согласию бывших супругов, в свободной письменной форме и не требует нотариального заверения.

В соглашении указывается, с кем из родителей (реже – опекунов, бабушек, дедушек и иных лиц) будет жить ребенок на постоянной основе, подробно описываются условия подобного договора, в частности, порядка и времени общения с ребенком, участия в его материальном обеспечении и прочее.

Важно: фактически закон предоставляет родителям право свободного выбора в вопросе определения места жительства ребенка. С одним условием: если проживание ребенка с лицом, указанном в соглашении, не нарушает интересы и права несовершеннолетнего.

К обстоятельствам, свидетельствующим о несоблюдении интересов ребенка, могут быть отнесены: отсутствие постоянного места жительства (либо должного уровня санитарно-бытовых условий в жилом помещении) или работы, серьезное психическое заболевание, асоциальный образ жизни родителя и т.д.

Если разумного компромисса в вопросе о месте проживания ребенка достичь не удается, решить проблему поможет только суд.

Судимся правильно

Исковое заявление, за некоторыми исключениями, подается в районный суд по месту проживания ответчика. В тексте документа необходимо как можно более подробно и аргументированно выразить свою позицию, подкрепив заявленные требования письменными доказательствами преимуществ, которые получит ребенок в случае совместного проживания с истцом.

Что важно для суда? Готовим доказательства

Суд при вынесении решения руководствуется интересами ребенка и принимает во внимание следующие обстоятельства:

  • характеристики социального поведения родителей;
  • морально-психологическую обстановку в месте проживания каждого из родителей;
  • факты привлечения родителей к административной, уголовной ответственности, наличие судимости;
  • состояние психического и физического здоровья родителей;
  • материальное положение;
  • степень привязанности ребенка к каждому из родителей и родственникам, проживающим совместно с ним;
  • удаленность от места проживания каждого из родителей социальных, учебных, спортивных учреждений, кружков, которые посещает ребенок
    и т.д.

Поэтому, в качестве доказательств, в суд могут быть представлены:

  • свидетельство о праве собственности на квартиру, дом;
  • справки о доходах;
  • характеристики от соседей, с места работы;
  • заключение психолога, содержащее профессиональную оценку степени привязанности ребенка к родителям;
  • показания родственников и знакомых, тесно контактирующих с членами данной семьи
    и прочее.

Заявление с прилагаемыми документами и копиями в количестве, равном числу участников по делу, подается в суд лично либо посредством почтовой связи – заказным письмом с описью вложения.

Обратите внимание: каждое отдельно взятое обстоятельство, в том числе из вышеперечисленных, не является определяющим при решении вопроса об определении места жительства ребенка. Все приведенные сторонами доводы оцениваются в совокупности.

К примеру, широко распространенное мнение о том, что материальное превосходство одного из родителей является достаточным основанием для решения судебного спора в его пользу, является ошибочным. Аналогично и с фактом судимости, который сам по себе не является определяющим.

Кроме того, важную роль в разбирательстве играют органы опеки, которые по факту осмотра мест проживания родителей и по итогам проводимых бесед, составляют соответствующие заключения и передают в суд.

Обязательно ли присутствовать и как вести себя в суде?

Отсутствие на судебном заседании без уважительных причин расценивается как безразличие к судьбе ребенка. Субъективное мнение, сложившееся из личного общения с родителями, оказывает существенное влияние на окончательное решение суда. Поэтому крайне важно не только лично присутствовать в суде, но и выбрать правильную линию поведения.

Следует избегать на заседании любых словесных перепалок с оппонентом, говорить только по существу, подкрепляя свою позицию неопровержимыми доказательствами. Не стоит акцентировать внимание суда на более широких по сравнению с оппонентом материальных возможностях, так как данное обстоятельство имеет определяющее значение только при прочих равных условиях.

«Дискриминация отцов в судебной практике»: миф или реальность?

Мать и отец имеют равные права. Но анализ судебной практики говорит об обратном. Отцу оставляют детей крайне редко, и эти случаи, как правило, связаны с анти-социальным образом жизни матери, фактами причинения физического вреда детям, ненадлежащем уходе за малолетними.

Следует отметить, что кроме ситуаций, когда проживание с отцом является более целесообразным, предостаточно. Даже когда речь идет о причинении только морального вреда со стороны матери, суд должен рассматривать этот факт как основание для оставления ребенка с отцом.

В любом случае, за свои права и интересы ребенка стоит бороться. Хорошо продуманные действия, скрупулезная предварительная подготовка вкупе с надежным правовым сопровождением очень часто приводят к желаемому результату.

Можно ли изменить решение суда?

Решение суда можно не только обжаловать в вышестоящие инстанции, но и изменить в любое время, вплоть до достижения ребенком 18 лет. Если жизненные обстоятельства кардинально изменились, «склонив чашу весов» в пользу другого родителя, он имеет право подать судебный иск об изменении места жительства ребенка, представив суду соответствующие доказательства.

Важно: рассчитывать на удовлетворение иска стоит только в том случае, если изменения существенны и носят длительный характер.

Дело N5-КГ16-67. Об определении места жительства.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 10 мая 2016 г. N 5-КГ16-67

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кликушина А.А.

судей Вавилычевой Т.Ю., Горохова Б.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Гидирима А.А. к Фоменковой А.В. об определении места жительства ребенка с отцом,

по кассационной жалобе Гидирима А.А. на решение Хамовнического районного суда г. Москвы от 10 августа 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 октября 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю., объяснения Гидирима А.А., поддержавшего доводы кассационной жалобы, Фоменковой А.В., ее представителя Андриановой Е.А., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, представителя Управления социальной защиты населения Юго-Западного административного округа г. Москвы Спиридоновой Н.В., поддержавшей доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Гидирим А.А. обратился в суд с иском к Фоменковой А.В. об определении места жительства ребенка, мотивируя свои требования тем, что он является отцом Гидирим С.А., года рождения. Семейная жизнь с матерью ребенка не сложилась, с октября 2014 года ответчик препятствует его общению с дочерью и выполнению им родительских обязанностей по воспитанию и образованию ребенка. Фоменкова А.В. неоднократно без его уведомления вывозила дочь за пределы Российской Федерации. В настоящее время ребенок находится у родителей ответчика в Белоруссии, при этом Фоменкова А.В. осталась проживать в г. Москве. От заключения соглашения о порядке общения с дочерью ответчик отказывается, передать ребенка истцу на воспитание не желает, при этом Фоменкова А.В. самоустранилась от воспитания ребенка, не заботится о его здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии. Гидирим А.А. имеет постоянный доход и свободный график работы, может обеспечить ребенку необходимый уход и воспитание.

Решением Хамовнического районного суда г. Москвы от 10 августа 2015 г. в удовлетворении иска отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 октября 2015 г. Гидириму А.А. отказано в принятии отказа от иска к Фоменковой А.В. об определении места жительства несовершеннолетней дочери с отцом.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 октября 2015 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе заявителем ставится вопрос об отмене решения суда и апелляционного определения ввиду существенного нарушения норм материального и процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю. от 12 апреля 2016 г. кассационная жалоба заявителя с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены обжалуемых судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов ( статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Смотрите так же:  Приказ министерства труда рф от 18.11.2019 682н

Такие нарушения норм материального и процессуального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Гидирим А.А. и Фоменкова А.В. в браке не состояли, проживали совместно с 2010 года по сентябрь 2014 года, являются родителями Гидирим С.А., г.р. (л.д. 12).

Гидириму А.А., Фоменковой А.В. и Гидирим С.А. принадлежит на праве собственности каждому по 1/3 доли в праве собственности на жилое помещение, расположенное по адресу: (л.д. 8).

Гидирим С.А. имеет российское гражданство, а также гражданство Республики Беларусь (л.д. 87). На территории Республики Беларусь ребенок зарегистрирован по месту жительства в жилом помещении по адресу: принадлежащем на праве собственности отцу ответчика Фоменкову В.В. (л.д. 89). На территории Российской Федерации Гидирим С.А. зарегистрирована по месту жительства ее отца по адресу: , фактически проживала по адресу: (л.д. 8, 38, 39). На момент рассмотрения дела в суде первой инстанции ребенок находился у родителей Фоменковой А.В. в Республике Беларусь.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что между родителями Гидирим С.А. сложились конфликтные отношения, доказательств наличия препятствий со стороны матери в общении дочери с отцом не представлено, противопоказаний к проживанию ребенка с матерью не имеется. Принимая во внимание малолетний возраст (2 года), пол (девочка), суд первой инстанции пришел к выводу о том, что проживание Гидирим С.А. с матерью отвечает интересам ребенка.

Отказывая Гидириму А.А. в принятии отказа от иска к Фоменковой А.В. об определении места жительства несовершеннолетней дочери с отцом, суд апелляционной инстанции указал, что с учетом установленных судом первой инстанции обстоятельств соответствия интересам ребенка места жительства с матерью, принятие отказа от иска будет противоречить интересам несовершеннолетней Гидирим С.А., поскольку вопрос о ее месте жительства останется неразрешенным.

Оставляя решение суда первой инстанции без изменения, судебная коллегия исходила из того, что судом первой инстанции все юридически значимые обстоятельства по делу определены верно, доводы лиц, участвующих в деле, проверены, изложенные в решении выводы суда соответствуют собранным по делу доказательствам, нормы материального и процессуального права применены правильно. При этом судебная коллегия указала на то, что Гидирим С.А. после прекращения семейных отношений между родителями проживала и воспитывалась с матерью по месту регистрации на территории Республики Беларусь ввиду отсутствия места жительства у ответчика на территории Российской Федерации, ребенку созданы надлежащие условия для ее воспитания и развития, Гидирим А.А. не представлено доказательств для изменения сложившегося порядка общения и проживания Гидирим С.А., а также доказательств, подтверждающих самоустранение матери от воспитания дочери или злоупотребления своими родительскими правами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что обжалуемые судебные постановления приняты с существенным нарушением норм материального и процессуального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

Пунктом 1 статьи 3 Конвенции о правах ребенка закреплен принцип, согласно которому во всех действиях в отношении детей независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка.

Согласно пункту 1 статьи 65 Семейного кодекса Российской Федерации родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. Обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей.

Пунктом 3 статьи 65 Семейного кодекса Российской Федерации установлено, что при раздельном проживании родителей место жительства несовершеннолетних детей определяется соглашением родителей. При отсутствии такого соглашения спор между родителями о месте жительства детей может быть разрешен судом по требованию любого из них.

В соответствии с приведенными нормативными положениями при разрешении спора между родителями об определении места жительства несовершеннолетних детей суд должен учитывать в первую очередь интересы ребенка, а также исходить из равенства прав и обязанностей отца и матери в отношении своих детей, отсутствия при разрешении таких споров преимущества одного родителя перед другим, объективно оценивать все обстоятельства и возможности каждого родителя по созданию наиболее комфортных условий для содержания и воспитания ребенка.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1998 г. N 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей», при решении вопроса о месте жительства несовершеннолетнего при раздельном проживании его родителей (независимо от того, состоят ли они в браке), необходимо иметь в виду, что место жительства ребенка определяется исходя из его интересов, а также с обязательным учетом мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, при условии, что это не противоречит его интересам ( пункт 3 статьи 65 , статья 57 Семейного кодекса Российской Федерации). При этом суд принимает во внимание возраст ребенка, его привязанность к каждому из родителей, братьям, сестрам и другим членам семьи, нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (с учетом рода деятельности и режима работы родителей, их материального и семейного положения, имея в виду, что само по себе преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей не является безусловным основанием для удовлетворения требований этого родителя), а также другие обстоятельства, характеризующие обстановку, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей.

Таким образом, юридически значимым обстоятельством, подлежащем доказыванию с учетом положений пункта 3 статьи 65 Семейного кодекса Российской Федерации и части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, являлось выяснение судом вопроса о том, проживание с кем из родителей (матерью или отцом) наиболее полно будет соответствовать интересам ребенка.

Помимо изложенного выше при определении места жительства ребенка с одним из родителей юридически значимыми обстоятельствами, влияющими на правильное разрешение такого рода споров, также являются: проявление одним из родителей большей заботы и внимания к ребенку; социальное поведение родителей; морально-психологическая обстановка, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей; возможность своевременного получения медицинской помощи; наличие или отсутствие у родителей другой семьи; привычный круг общения ребенка (друзья, воспитатели, учителя); привязанность ребенка не только к родителям, братьям и сестрам, но и к дедушкам, бабушкам, проживающим с ними одной семьей, приближенность места жительства родственников (бабушек, дедушек, братьев, сестер и т.д.), которые реально могут помочь родителю, с которым остается проживать ребенок, в его воспитании; удобство расположения образовательных учреждений, спортивных клубов и учреждений дополнительного образования, которые посещает ребенок, и возможность создания каждым из родителей условий для посещения таких дополнительных занятий; цель предъявления иска.

Между тем приведенные выше обстоятельства суд не определил в качестве юридически значимых для правильного разрешения спора, они не вошли в предмет доказывания по делу и, соответственно, не получили правовой оценки суда, суд фактически ограничился лишь установлением формальных условий применения нормы.

В нарушение норм частей 1 и 4 статьи 67 , части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, перечислив в решении доводы сторон и доказательства, представленные ими в обоснование своих требований и возражений, суд не отразил в решении мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими, то есть решение суда нельзя признать мотивированным.

Кроме того, разрешая спор, суд первой инстанции установил, что несовершеннолетняя Гидирим С.А. постоянно проживает с родителями ее матери Фоменковой А.В., при этом пришел к выводу о том, что интересам ребенка отвечает место жительства с матерью.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что при таких обстоятельствах суду при разрешении настоящего иска следовало установить фактическое место жительства Фоменковой А.В.

Между тем, как видно из материалов дела, вопрос о постоянном месте проживания матери ребенка судом на обсуждение поставлен не был, противоречия в документах, с учетом наличия у матери и ребенка по 1/3 доли в праве собственности на жилое помещение, расположенное по адресу: г. , и регистрации матери в указанной квартире по месту пребывания, не устранены, кроме того, не исследовалась и не получила оценки суда имеющаяся в материалах дела справка, выданная ФГБОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет» Фоменковой А.В., для предъявления в Посольство США.

Также в данном случае необходимо учитывать, что принцип 6 Декларации прав ребенка (провозглашена Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1959 г.) гласит, что ребенок для полного и гармоничного развития его личности нуждается в любви и понимании. Он должен, когда это возможно, расти на попечении и под ответственностью своих родителей и во всяком случае в атмосфере любви и моральной и материальной обеспеченности; малолетний ребенок не должен, кроме тех случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем со своей матерью.

Положениями статьи 38 Конституции Российской Федерации предусмотрено, что материнство и детство, семья находятся под защитой государства (часть 1) , а забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей (часть 2) .

В силу пункта 1 статьи 63 Семейного кодекса Российской Федерации родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей. Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей. Родители имеют преимущественное право на обучение и воспитание своих детей перед всеми другими лицами.

Все вопросы, касающиеся воспитания и образования детей, решаются родителями по их взаимному согласию исходя из интересов детей и с учетом мнения детей. Родители (один из них) при наличии разногласий между ними вправе обратиться за разрешением этих разногласий в орган опеки и попечительства или в суд ( пункт 2 статьи 65 Семейного кодекса Российской Федерации).

Таким образом, положениями действующего законодательства закреплен принцип преимущественного права родителей на воспитание своих детей перед всеми другими лицами.

С учетом указанных требований закона при установленных обстоятельствах проживания ребенка с родителями ответчика (бабушкой и дедушкой) при решении вопроса о месте жительства Гидирим С.А. суду надлежало исследовать вопрос имеет ли Фоменкова А.В. возможность лично воспитывать ребенка.

В соответствии со статьей 4 Конвенции о правах ребенка на государство и органы опеки и попечительства возложены обязанности принимать все меры для защиты прав ребенка. Данной норме корреспондирует пункт 1 статьи 78 Семейного кодекса Российской Федерации, согласно которому при рассмотрении судом споров, связанных с воспитанием детей, к участию в деле должен быть привлечен орган опеки и попечительства, который обязан провести обследование условий жизни ребенка и лиц, претендующих на его воспитание, а также представить суду акт обследования и основанное на нем заключение по существу спора, подлежащее оценке в совокупности со всеми собранными по делу доказательствами ( пункт 2 статьи 78 Семейного кодекса Российской Федерации, пункт 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1998 г. N 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей»).

Смотрите так же:  Сделать осаго на 6 месяцев

Участие органов опеки и попечительства по делам по спорам о детях обусловлено интересом государства в правильном разрешении дел, имеющих важную социальную направленность, и защиту интересов несовершеннолетних, не имеющих в большинстве случаев возможности самостоятельно участвовать в процессе и защищать свои интересы.

Таким образом, на основании всех материалов обследования условий жизни ребенка и лица (лиц), претендующего на его воспитание орган опеки и попечительства должен дать мотивированное заключение по существу спора, при этом такое заключение должно содержать четкую позицию органа опеки и попечительства о том, где и, соответственно, с кем должен проживать ребенок и в каком порядке должно осуществляться участие второго родителя в воспитании несовершеннолетнего (детей).

Однако в материалах дела отсутствуют мотивированные заключения органов опеки и попечительства по существу спора в порядке статьи 47 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, что судом оставлено без внимания.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что указанные нарушения норм материального и процессуального права, допущенные судами первой и апелляционной инстанций, являются существенными, в связи с чем решение Хамовнического районного суда г. Москвы от 10 августа 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 октября 2015 г. нельзя признать законными, и по изложенным основаниям они подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Руководствуясь статьями 387 , 388 , 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

решение Хамовнического районного суда г. Москвы от 10 августа 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 октября 2015 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 19 декабря 2017 г. N 18-КГ17-181 Суд отменил судебные акты об удовлетворении исков об определении места жительства несовершеннолетних детей и передал дело на новое рассмотрение, поскольку суды не исследовали вопросы относительно возможности разлучения и раздельного проживания детей без нанесения ущерба их физическому и нравственному развитию, привязанности ребенка к каждому из родителей и другим членам семьи, возможности создания отцом малолетнему ребенку условий для воспитания и развития

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Горохова Б.А. и Юрьева И.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Тагиева Дениса Вагифовича к Тагиевой Анастасии Георгиевне об определении места жительства несовершеннолетних детей с отцом,

по встречному иску Тагиевой Анастасии Георгиевны к Тагиеву Денису Вагифовичу об определении места жительства несовершеннолетних детей с матерью, взыскании алиментов, по кассационной жалобе Тагиевой Анастасии Георгиевны на решение Прикубанского районного суда г. Краснодара от 10 ноября 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 13 апреля 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А., выслушав объяснения Тагиевой А.Г. и ее представителей Дзюбло С.В. и Базарного Г.В., поддержавших доводы кассационной жалобы, а также Тагиева Д.В., возражавшего против доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Тагиев Д.В. обратился в суд с иском к Тагиевой А.Г. об определении места жительства несовершеннолетних детей с ним, мотивируя свои требования тем, что с 4 сентября 2010 г. по 12 января 2016 г. состоял с Тагиевой А.Г. в браке, в котором родилось двое детей Тагиев М., . года рождения и Тагиева В., . года рождения. С ноября 2015 года супруги проживают раздельно, дети остались проживать с матерью. По вопросу, касающемуся места жительства несовершеннолетних детей, соглашения между бывшими супругами не достигнуто.

Тагиева А.Г. обратилась в суд со встречным иском к Тагиеву Д.В. об определении места жительства несовершеннолетних детей с матерью, взыскании алиментов на содержание детей в размере 1/3 части всех видов заработка или иного дохода ежемесячно и до их совершеннолетия, мотивируя свои требования тем, что отец не занимается воспитанием детей, не платит алименты, пытаясь при этом забрать детей к себе. Соглашение о месте проживания детей между ней и истцом не достигнуто. Она с рождения воспитывает детей, дети сильно к ней привязаны. Полагает, что проживание детей или одного из них с отцом принесет вред их психическому развитию, поскольку они будут разделены и окажутся в непривычной для них обстановке. Кроме того, Тагиева А.Г. просила суд взыскать с Тагиева Д.В. алименты на свое содержание в твердой денежной сумме ежемесячно до достижения дочерью Тагиевой В. возраста трех лет или до изменения материального положения сторон, а также просила взыскать судебные расходы по оплате госпошлины в размере 300 руб., расходы по оформлению нотариальной доверенности на представителя в размере 1 000 руб., расходы за услуги представителя в размере 35 000 руб.

Решением Прикубанского районного суда г. Краснодара от 10 ноября 2016 г. иск Тагиева Д.В. удовлетворен частично, место жительства несовершеннолетнего Тагиева М. определено с отцом.

Встречный иск Тагиевой А.Г. удовлетворен частично, место жительства несовершеннолетней Тагиевой В. определено с матерью; с Тагиева Д.В. в пользу Тагиевой А.Г. взысканы алименты на содержание несовершеннолетней дочери в размере 1/4 части заработка и (или) иного дохода, начиная с 15 февраля 2016 г. и до совершеннолетия ребенка; с Тагиева Д.В. на содержание Тагиевой А.Г. начиная с 15 февраля 2016 г. ежемесячно и до достижения несовершеннолетней Тагиевой В возраста трех лет взысканы алименты в размере величины прожиточного минимума для трудоспособного населения на территории Краснодарского края в размере 10 086 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 13 апреля 2017 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Тагиева А.Г. ставит вопрос об отмене решения и апелляционного определения, как незаконных.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы Тагиевой А.Г. судьей Верховного Суда Российской Федерации Кликушиным А.А. 4 августа 2017 г. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и определением от 20 ноября 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, дополнения к ней, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены решения суда первой инстанции и определения суда апелляционной инстанции в кассационном порядке.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что в настоящем деле такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права были допущены судами обеих инстанций, которые выразились в следующем.

Как установлено судом и следует из материалов дела, с 4 сентября 2010 года Тагиев Д.В. и Тагиева А.Г. состояли в браке, в период которого родился сын М., года рождения, и дочь В., . года рождения.

До ноября 2015 года семья Тагиевых проживала в квартире, находящейся по адресу: .

После прекращения супружеских отношений Тагиева А.Г. вместе с детьми выехала из квартиры по указанному выше адресу и проживает по адресу: . край, .

Решением мирового судьи судебного участка N 239 Прикубанского внутригородского округа г. Краснодара от 12 января 2016 г. брак между супругами Тагиевыми расторгнут.

Согласно контрольному акту обследования материально-бытовых условий, составленному начальником управления по вопросам семьи и детства администрации муниципального образования г. Краснодар 20 января 2016 г., Тагиев Д.В. проживает в двухкомнатной квартире по адресу: . в которой имеются условия для постоянного проживания несовершеннолетних М. и В. (л.д. 19).

Из акта обследования материально-бытовых условий, составленного главным специалистом сектора социально-психологической помощи управления по опеке и попечительству, вопросам семьи и детства администрации муниципального образования Туапсинский район 10 февраля 2016 г. следует, что Тагиева А.Г. проживает в жилом доме по адресу: . совместно с Базарной Т.В. (матерью), Базарным Г.В. (отцом) и малолетними детьми Тагиевыми М. и В., где созданы все условия для проживания несовершеннолетних детей (л.д. 48).

Согласно заключению назначенной по делу судебной психологической экспертизы, проведенной ООО «Многоотраслевой экспертный центр» от 10 октября 2016 г., проживание . дочери Тагиевой В. с отцом в силу ее раннего детского возраста, выраженной привязанности к матери, комфортном взаимодействии с ней, с психологической точки зрения может негативно отразиться на полноценном психическом развитии ребенка. Возможность проживания с отцом . сына Тагиева М. с учетом его положительных воспоминаний об отце, потребности в эмоциональной вовлеченности с ним, идентификации, не исключается, однако требует постепенной подготовки ребенка через приобщение к отцу путем регулярных встреч (л.д. 131-154).

Разрешая спор и определяя место жительства несовершеннолетнего сына Тагиева М. с отцом, суд исходил из заключения судебной психологической экспертизы, в соответствии с которым ребенок сохранил положительные воспоминания о совместном проживании с отцом, имеет потребность в эмоциональном контакте с ним, в связи с чем существует реальная возможность определения его места жительства с отцом. При этом суд пришел к выводу о том, что в силу малолетнего возраста целесообразно с учетом интересов дочери В. определить место ее жительства с матерью.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводом суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что судебные акты приняты с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

Статьей 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что решение суда должно быть законным и обоснованным.

Смотрите так же:  Судебные приставы зао г москвы на мосфильмовской

Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в пунктах 2 и 3 постановления от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении» разъяснено, что решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (ч. 1 ст. 1, ч. 3 ст. 11 ГПК РФ). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст.ст. 55, 59-61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Из содержания статьи 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации следует, что предмет доказывания по делу составляют факты материально-правового характера, подтверждающие обоснованность требований и возражений сторон и имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

В силу части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Таким образом, с учетом приведенных положений процессуального закона именно на суд возлагается обязанность по определению предмета доказывания как совокупности обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела. Предмет доказывания определяется судом на основании требований и возражений сторон, а также норм материального права, регулирующих спорные отношения.

Между тем вынесенные судебные постановления указанным требованиям закона не соответствуют.

Пунктом 1 статьи 3 Конвенции о правах ребенка провозглашено, что во всех действиях в отношении детей независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка.

В силу пункта 3 статьи 65 Семейного кодекса Российской Федерации место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей. При отсутствии соглашения спор между родителями разрешается судом исходя из интересов детей и с учетом мнения детей. При этом суд учитывает привязанность ребёнка к каждому из родителей, братьям и сестрам, возраст ребенка, нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребёнку условий для воспитания и развития (род деятельности, режим работы родителей, материальное и семейное положение родителей и другое).

Согласно разъяснениям, содержащимся в пунктах 5 и 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1998 г. N 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей», решая вопрос о месте жительства несовершеннолетнего при раздельном проживании его родителей (независимо от того, состоят ли они в браке), необходимо иметь в виду, что место жительства ребенка определяется исходя из его интересов, а также с обязательным учетом мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, при условии, что это не противоречит его интересам (п. 3 ст. 65, ст. 57 СК РФ). При этом суд принимает во внимание возраст ребенка, его привязанность к каждому из родителей, братьям, сестрам и другим членам семьи, нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (с учетом рода деятельности и режима работы родителей, их материального и семейного положения, имея в виду, что само по себе преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей не является безусловным основанием для удовлетворения требований этого родителя), а также другие обстоятельства, характеризующие обстановку, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей.

По требованиям родителей об определении места жительства ребенка юридически значимым и подлежащим доказыванию обстоятельством является выяснение вопроса о том, проживание с кем из родителей (матерью или отцом) наиболее полно будет соответствовать интересам ребенка.

Согласно части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом, доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах, доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства, законы, которыми руководствовался суд.

Исходя из положений статей 67, 71, 195-198 названного кодекса выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости (статьи 59, 60 ГПК РФ). В противном случае нарушаются задачи и смысл судопроизводства, установленные статьей 2 названного кодекса.

Оценка доказательств и отражение ее результатов в судебном решении являются проявлением дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, вытекающих из принципа самостоятельности судебной власти, что, однако, не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом.

Эти требования закона судами первой и апелляционной инстанций при определении места проживания несовершеннолетнего Тагиева М. с отцом выполнены не были.

Так, суд, исходя из интересов несовершеннолетних детей, наличия у отца и матери равной возможности создания условий для воспитания и содержания детей, личных качеств родителей, пришел к выводу, что проживание малолетнего М. с отцом и малолетней В. с матерью наиболее отвечает их интересам.

Между тем, суд не учел, что малолетние дети Тагиевы М. и В. с рождения проживали совместно, не расставались с матерью, а с ноября 2015 года проживают только с матерью.

Вопросы относительно возможности разлучения и раздельного проживания детей без нанесения ущерба их физическому и нравственному развитию, привязанности Тагиева М. к каждому из родителей, сестре и другим членам семьи (бабушка и дедушка), возможности создания Тагиевым Д.В. малолетнему ребенку условий для воспитания и развития с учетом его рода деятельности и режима работы судом не исследовался и на обсуждение не ставился.

Суд, делая вывод о необходимости определения места жительства Тагиева М. с отцом на основании заключения судебной психологической экспертизы, не учел, что экспертом было указано лишь на наличие возможности проживания ребенка с отцом, а в качестве необходимого условия такого проживания экспертом указана постепенная подготовка ребенка путем регулярных встреч с отцом.

Статьей 12 Конвенции о правах ребенка определено, что ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, должно быть обеспечено право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим его, причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка. С этой целью ребенку, в частности, предоставляется возможность быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства, затрагивающего ребенка, либо непосредственно, либо через представителя или соответствующий орган в порядке, предусмотренном процессуальными нормами национального законодательства.

Ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства (статья 57 Семейного кодекса Российской Федерации).

При этом мнение ребенка о том, с кем из родителей он желает проживать, выявляется, как правило, органами опеки и попечительства, составляющими акты обследования жилищно-бытовых условий и соответствующие заключения. Кроме того, мнение ребенка выявляется также педагогами или воспитателями детских учреждений по месту учебы или нахождения ребенка, социальными педагогами школы, инспекторами по делам несовершеннолетних.

Между тем, решая вопрос о проживании малолетнего Тагиева М. с отцом, суд в нарушение приведенных норм права не выяснил мнение ребенка относительного того, с кем из родителей он хотел бы проживать; не выяснен данный вопрос и органами опеки и попечительства, соответствующий вопрос на разрешение эксперта судом не ставился.

Представители органов опеки и попечительства по данному вопросу судом опрошены не были.

К апелляционной жалобе Тагиевой А.Г. было приложено заключение по результатам беседы психолога с несовершеннолетним Тагиевым М. от 7 декабря 2016 г., из содержания которого следует, что ребенок имеет желание проживать с мамой (л.д. 241).

Однако суд апелляционной инстанции не поставил на обсуждение сторон вопрос о возможности приобщения указанного документа к делу.

Согласно принципу 6 Декларации прав ребенка, принятой Резолюцией 1386 (XIV) Генеральной Ассамблеи ООН от 20 ноября 1959 г., ребенок для полного и гармоничного развития его личности нуждается в любви и понимании. Он должен, когда это возможно, расти на попечении и под ответственностью своих родителей и во всяком случае в атмосфере любви и моральной и материальной обеспеченности. Малолетний ребенок не должен, кроме случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем со своей матерью.

Таких исключительных обстоятельств применительно к принципу 6 Декларации прав ребенка, которые бы позволяли передать малолетнего Тагиева М., . года рождения, от матери Тагиевой А.Г. отцу Тагиеву Д.В., судом не приведено.

В связи с чем вывод суда об определении места жительства Тагиева М. с отцом является преждевременным.

Кроме того, судом определен размер алиментов на содержание Тагиевой А.Г. в размере 10 086 руб. — величины прожиточного минимума для трудоспособного населения на территории Краснодарского края (установлена приказом Департамента труда и занятости населения Краснодарского края от 12 октября 2015 года N 508).

Вместе с тем судом не установлена величина прожиточного минимума для трудоспособного населения на территории Краснодарского края на день вынесения судом решения (10 ноября 2016 г.), между тем именно из этой величины суду необходимо исходить при определении размера алиментов по настоящему спору.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем решение Прикубанского районного суда г. Краснодара от 10 ноября 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 13 апреля 2017 г. нельзя признать законными, они подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить дело в зависимости от установленных обстоятельств и в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Прикубанского районного суда г. Краснодара от 10 ноября 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 13 апреля 2017 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

108shagov.ru. Все права защищены. 2019